Парализованный 54-летний полковник покорил Эльбрус

К спецназу ГРУ — с духовными скрепами: гербом Москвы и иконой Георгия Победоносца

1 марта 2016 в 18:15, просмотров: 2580

В честь проводов зимы парализованный полковник, казачий Дед Мороз, как его все называют, 54-летний Василий Пестряк-Головатый, первым среди полных инвалидов поднялся на Эльбрус. Чтобы и там водрузить — как же без этого — наши духовные скрепы. Икону Георгия Победоносца с его нетленными мощами и герб Москвы. Как утверждает сам сказочный дедушка, это восхождение он совершил ради мира во всем мире и дружбы народов. То есть на деле доказал, что русские — the best. Потому что в современной интерпретации герой языческих былин, как и положено, является православным патриотом.

Парализованный 54-летний полковник покорил Эльбрус
Казачий Дед Мороз Василий Пестряк-Головатый.

«Это было из ряда вон, что я в таком физическом состоянии стою на вершине Эльбруса. Пришла в голову сумасшедшая идея, многие не верили, что смогу, что не струшу, не сломаюсь. В последние часы восхождения, честно говоря, чуть коньки не отбросил, кабы не профессиональные спасатели», — едва переводит дыхание Дед Мороз.

Марафон круглый год

С казачьим Дедом Морозом мы познакомились прошлой зимой, в лесах под Муромом, при обстоятельствах практически сказочных. Я писала материал о местных казаках, а он у них гостил — пролетом из самопровозглашенной Донецкой республики, где поздравлял детишек с Новым годом.

«Я — казачий Дед Мороз,

У меня большой вопрос:

Как Отчизну защищать,

Дух народный поднимать?»

Это была его любимая присказка — ее Дед Мороз декламировал при всяком удобном случае.

Стояла рождественская ночь. Мороз — под минус тридцать. В зимнем лесу запорошенный снегом и читающий собственного сочинения вирши Дед Мороз выглядел весьма аутентично. Хотя и странно. Без хрестоматийной окладистой бороды. В казачьей форме. В эполетах. В руках — палочка (из-за парализации он передвигается с трудом), за поясом — шашка. А на голове — меховая папаха «дикого» образца, с длинным и в разную сторону ворсом.

Я пообещала тогда про него написать. Да так и не написала. Праздники быстро закончились. Повода не было. И даже стало как-то неудобно — не сдержать обещания, но успокоила себя тем, что новый год, дай бог, не последний, и уж в следующем — всенепременно…

…И вдруг недавно узнаю, что мой знакомый Дед Мороз приземлился на Эльбрусе.

Ничего удивительно в том не было: казачьего Дедушку постоянно куда-то заносит. За пару месяцев до последнего восхождения Дед Мороз Василий Петрович участвовал в знаменитом Нью-Йоркском марафоне, где показал всем, что русские не сдаются. 

— Собственно говоря, ради этого и побежал. Очень мне хотелось сойти с дистанции. Потому что это все-таки 42 километра с лишним! Но я просто не мог так поступить, ведь я выступал за Россию и в чужой стране! Это как предать Родину!

— А вы каким пришли по счету? — интересуюсь я.

— Понятно, что не первым, но и не последним же, — клянется Дед Мороз. — К тому же другие были спортсмены и здоровые, а я парализован на левую сторону 16 лет. Из последних сил тащу на себе неподвижные руку и ногу…

Казачий Дед Мороз — родом из Гатчины. В данный момент — холост. Говорит, что супруга не выдержала испытания его болезнью, а затем и славой. Хотя с другой стороны — у настоящего Мороза ведь тоже только внучка, и никакой жены. «Зато могу делать все что хочу», — находит положительные моменты в одиночестве Василий Пестряк-Головатый.

За последнее время кроме участия в Нью-Йорском марафоне Дед Мороз забрался на Великую Китайскую стену, побывал на вершине вулкана Тейды на Канарских островах, на Олимпиаде-2014 в Сочи первым предсказал сокрушительную победу российской сборной. «Потому что мы — круче всех», — убежден он.

На самой вершине Эльбруса со спасателями МЧС.

С иконой в рюкзаке

Эту мысль — то, что мы самые лучшие, — казачий Дед Мороз закрепил покорением Эльбруса. Причем, так как там американцев не было, никто бы не осудил, если бы Дед Мороз свернул с половины пути. Бороться пришлось только с самим собой.

«Лучше гор могут быть только горы», — повторяет Василий Петрович слова из песни Высоцкого. И тут же добавляет, что его восхождение на вершину носило не спортивный, а просветительский характер. «Я конкретно туда нес православную веру. А еще — веру в нашу великую и могучую страну», — обычно покорители величайших вершин мира водружают на них флаги своих государств.

А Василий Пестряк-Головатый взял с собой икону Георгия Победоносца с мощами святого. Ну и заодно — флаг от клуба Героев Советского Союза и России, герб Москвы с подписями героев-покорителей Северного полюса, приветы от Российской ассоциации Героев, от Гатчинского муниципального района, от Парламентского центра «Комплексная безопасность отечества» и Всероссийской полицейской ассоциации. Шел в обычной одежде, но на вершине решил соблюсти дресс-код — переодеться в волшебную шубу. «Ее в рюкзаке тащили на себе спасатели МЧС, которых со мной отрядили. Тяжело им было, — переживает наш герой. — Но они справились».

На нулевом километре Красной площади казачьего полковника Пестряка-Головатого провожал тоже казак — Пал Палыч Бородин. Казаком и почетным президентом Международной казачьей ассамблеи Бородин стал сравнительно недавно. А до этого, как известно, он возглавлял администрацию президента Ельцина.

«Существует история. Когда фашисты стояли под Москвой, Сталин отдал приказ нашим летчикам вместе с иконой Пресвятой Богородицы облететь линию фронта, где готовилось наше выступление. Мы тогда победили, - гордится Василий Пестряк-Головатый. – Мы решили повторить подвиг тех летчиков, только на этот раз подняться на самую высокую вершину Кавказа с мощами Георгием-Победоносцем, чтобы таким образом содействовать прекращению религиозных войн и закрепить дружбу между мусульманами и христианами».

«Получил я и благословение духовника отца Иосафа, — продолжает Дед Мороз. — Хотели заручиться поддержкой патриарха Кирилла, но уже после того, как я вернусь, а то мало ли что, не дойду — неудобно как-то будет…»

В первые дни восхождения солнце светило ярко, но надвигалась облачность, ожидали сильного снегопада. В такую погоду, как говорят старожилы, хороший хозяин поисковую собаку на Эльбрус не выпустит.

Но времени у Деда Мороза не было — весна на носу. Не потому, что снег растает, просто в теплое время года любой на вершину поднимется, а Василию Петровичу нужны настоящие трудности, не из робкого он десятка. «Решение продолжать вопреки всему осталось непоколебимым, — говорит он. — С божьей помощью приступили к восхождению».

…А на высоте 4 тысячи 500 метров среди нехоженых троп обитали настоящие орлы, то есть части российской горнострелковой дивизии ГРУ, так называемого горного спецназа. «Спецназовцы отдыхали после тренировки и были ошарашены, когда увидели меня: «Дедушка, а ты правда существуешь?!» — продолжает Дед Мороз.

На нулевом километре на Красной площади: Павел Бородин провожает Василия Петровича в экспедицию.

Беспредельщики Эльбруса и жертвы Эвереста

Прибыл ратрак — мощный транспорт, утрамбовывающий снег: на вершину 4 тысячи 800 метров, к знаменитой скале Пастухова, в тот день можно было подняться только на нем. Началась метель. Стало невозможно дышать, сердце рвалось из груди, давила страшная усталость. «Из-за парализации я с трудом держался… Сосуды в глазах полопались. Воздуха не было вообще. Хана, думаю, пришел конец Деду Морозу… Да я еще и специально отправился без кислородной маски — мне было важно по-настоящему почувствовать: каково оно? По погоде мы должны были остановиться и не рисковать. Но я понимал: если сейчас сверну, то повторить этот путь не смогу, возможно, уже никогда. Лучше умереть, но побывать на вершине», — категоричен Дед Мороз. При этом, добавляет он, смерть на высоте вовсе не так страшна, как описывают. «В старости это вообще, наверное, шикарно: добраться до Эльбруса, заснуть там и не проснуться больше», — произносит он мечтательно.

Но большинство беспредельщиков, которые сегодня прут на Эльбрус без страховки и провожатых, все-таки непозволительно молоды, чтобы погибать за здорово живешь.

Самонадеянные юнцы, кто ушел и никому не сказал: куда? зачем? — по сути своей смертники. На высоте помощь уже не позвать, глаза закрываются, и «храбрец», замерзая, проваливается в сон, из которого возврата нет. Был человек — и нет человека.

На память сразу же приходят не менее ужасные страшилки о мертвых, которые так и не взошли на самую великую вершину мира — Эверест. 8 тысяч 800 метров. Ежегодно эти цифры мечтают покорить сотни профессиональных альпинистов и не меньшее число дилетантов. Баснословно дорогое мероприятие: многие рискуют своей жизнью, но мелочатся на страховке — она обходится почти во столько же, во сколько и само восхождение. Страховка же включает в себя и транспортировку погибших.

Те погибшие, у кого ее не было, так и остаются навсегда наверху, при полном обмундировании, присыпанные только снегом. Эту дорогу называют кладбищем Эвереста…

Рассказывают, что новые команды восходящих, если и видят по дороге умирающих сотоварищей из других групп, чаще всего не останавливаются и продолжают свой путь, не испытывая при этом никаких угрызений совести.

«Люди понимают, что если они кинутся на подмогу и будут транспортировать пострадавших вниз, то похоронят собственную мечту достичь вершины. Или-или. Большинство выбирает Эверест», — рассказывают те, кто там побывал.

«А у нас в России — сам погибай, а товарища выручай, — патриотично продолжает Дед Мороз. — Вот только за январь спасатели четверых погибших на Эльбрусе нашли — и всех их спустили вниз, отдали тела родным, как и положено. Спасатели говорят, что если застают этих дураков еще живыми, то связывают их и волочат вниз буквально с тумаками… А так и надо! Нам об этом рассказывал наш проводник — балкарец Азамат. Послушаешь такие истории — и понимаешь, что все-таки не в самой плохой стране мы живем, раз в горах помощь другу все еще ценится дороже денег».

Покоряя трудную вершину одной правой ногой, парализованный Василий Пестряк-Головатый действительно стал первым прошедшим весь путь среди инвалидов. Правда, местные старожилы припоминают, что однажды взрослый сын поднял своего старого отца на инвалидной коляске на высоту около 3000 метров. Но это всего лишь одна из притч, которыми полон Эльбрус.

…На вершине горы наш сказочный персонаж наконец переоделся в шубу и сделал селфи на память. И сразу назад. Не переводя дыхание, Дед Мороз отправился в местную школу поселения Эльбрус, где на своем личном примере показал детям, что в жизни все еще есть место подвигу. «Я пообщался со школьниками и на патриотическую тему, призвал всех жить в мире и дружбе и в трудную минуту не бросать никого в беде», — разумные мысли, высказанные вслух Дед Морозом, всем давно и хорошо известны. Но от этого они не перестают быть менее разумными.

О своем же восхождении казачий Дед Мороз теперь вспоминает с ностальгией. Хотя сейчас он реально понимает, что многое сделал неправильно. «Нужно неделю брать на нормальную акклиматизацию. И затем постепенно подниматься. Не торопиться. Не за пару часов. И тогда самый верхний склон за месяц можно покорить самостоятельно. Ради чего?

Чтобы чтить истории уроки

И духовности истоки,

Чтобы сотни поколений

Патриотами росли…»

— снова переходит он на рифму.

Да, эту страну не победить, раз у нее такие Деды Морозы.



Партнеры