«Снял скальп в два замаха»: медведи и волки все чаще атакуют россиян

Слишком мягкие правила охоты привели к массовому нашествию хищников на села и даже города

12 декабря 2016 в 18:00, просмотров: 31570

Хищные звери в сознании современных, оторванных от природы россиян превратились в «мимишных» персонажей. Призывы спасти «милых и пушистых» волков и медведей от «бездушных охотников-убийц» слышны повсюду.

И мало кто знает, что на фоне этого по всей России выросло число нападений волков и медведей (в том числе зараженных бешенством) на домашних животных и людей.

«Снял скальп в два замаха»: медведи и волки все чаще атакуют россиян

Инициативы на запрет отлова и отстрела хищников собирают сегодня в Интернете сотни тысяч подписей. А недавно любители животных даже сорвали принятие новых Правил охоты.

Между тем жители глубинки не в силах справиться с набегами хищников. Хозяйства несут миллиардные убытки. Может, это кому-нибудь нужно?

О тихой войне, которую ведут хищники, — в расследовании «МК».

Смерть от «санитара леса»

Передо мной снимки из Якутии — на окровавленном снегу разбросаны кости, куски кожи, ошметки мяса. Это все, что осталось от стада домашних оленей, загнанных волками в пропасть. На одном из фото трупы оленей будто специально свалили в кучу — получилась целая гора... Старожилы объясняют: ущелье было узким, и животные, гонимые серым зверем, прыгали по очереди, один за другим, со смертельной высоты. На следующем фото волки запечатлены в момент обеда или ужина — доедают семью лосей.

А вот похожий кадр, только картина кажется еще более страшной, почти апокалиптической: хищники растерзали благородных вороных скакунов. Волки обычно перегрызают коню вены и сухожилия, парализуя тем самым, и едят его еще живым...

Всего этого, конечно, не видно жителям больших городов, которые пытаются вмешаться в процессы, в сути которых глубоко не разбираются. Вряд ли они вообще могут понять, как важно соблюдать баланс между числом хищников и диких копытных. Если есть даже небольшой перевес в пользу первых — нападений на домашний скот и людей почти не избежать.

Вот цифры: только в Якутии волки за последние два года затравили около 20 тысяч домашних оленей и около 500 лошадей. В Ростовской области за последние дни (даже не месяцы!) зарегистрировано 8 нападений волков на людей и домашних животных. Из тех серых, кого удалось подстрелить, некоторые были больны бешенством. Ежегодный ущерб от волков оценивается сегодня в 16 миллиардов рублей.

ИЗ ДОСЬЕ «МК» «Волк нападает на человека чаще, чем медведь или тигр. При этом волк совсем необязательно должен быть раненым или больным, чтобы решиться на атаку. Согласно отдельным научным исследованиям, около 30% волков средней полосы России потенциально способны нападать на человека. Чаще всего они выбирают в жертвы женщин и детей».

Волк, как уверяют охотоведы, не только «санитар леса», он зачастую способен убить значительно больше животных, чем ему нужно для пропитания. Но любые разговоры о том, что нужно уменьшать численность пушистого злодея в России, воспринимаются зоозащитниками в штыки.

«Европейские «зеленые» активисты очень любят наших волков и всегда выступают против любых антиволчьих мероприятий, — вздыхают охотоведы. — Причем есть интересная закономерность: они любят наших волков тем сильнее, чем дальше от них живут. В среде отечественных «зеленых» распространен миф о том, что на Западе популяцию волка, мол, никто не регулирует, что все там происходит в соответствии с естественными процессами и мудрая природа сама находит необходимый баланс. Это не совсем так, точнее, совсем не так. Волков и особенно койотов в США и Канаде, к примеру, истребляют очень активно. За добытых хищников государство платит трапперам (охотникам), а за недобытых тех же трапперов штрафует».

— По данным государственного мониторинга, сейчас у нас волков как минимум вдвое больше, чем 30 лет назад — 55 тысяч против 25 тысяч, — говорит глава Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева. — При этом ежегодная добыча также вдвое ниже численности. Причины очень просты: действенных механизмов борьбы с волками просто нет. В советские годы использовалась авиация для отстрела хищников с воздуха — так добывалось до половины всех волков. Сейчас это слишком дорого. Тогда же охотников премировали за каждого убитого хищника, причем давали и по 100 и по 200 рублей — в те времена это было больше средней зарплаты. Сегодня на это у государства нет средств...

«Зеленые» говорят: а вы используйте собак, флажки! Но охота с гончими и борзыми требует колоссальных затрат и потому могла существовать только в условиях крепостного права при использовании бесплатного труда десятков псарей, доезжачих и т.п. Охота с флажками на волков в силу своей специфики применима только в лесной части центральных областей Европейской России. Нам известен лишь один опыт применения флажков в Якутии, который потребовал привлечения десятков людей и многих единиц техники при ничтожных результатах. Остается последняя надежда — на применение петель.

— Объективно: численность волка во многих регионах такова, что зверь наносит большой, а где-то просто колоссальный ущерб, — говорит координатор программы по сохранению биоразнообразия Всемирного фонда дикой природы WWF Владимир Кревер. — Ее нужно регулировать, и от этого никуда не деться. Раньше волков истребляли с помощью ядов. Мы категорически против использования отравы — будут погибать все звери. Так что согласен, петли при правильном применении и контроле — это практически единственный доступный и безвредный для окружающего мира способ уменьшения численности волка.

СПРАВКА «МК»: «Петельный лов — отлов зверей с помощью петель из проволоки или стального троса. Устанавливать их нетрудно, можно быстро и легко замаскировать. За один раз человек может поставить больше десятка петель по маршрутам передвижения хищника».

Мертвая петля для охотников

В сентябре 2016 года для общественного обсуждения на сайте regulation.ru был размещен очередной проект изменений в Правила охоты. Поднялся скандал. Из всей массы предлагаемых изменений изжогу у «зеленых» вызвало несколько предложений. Первое и главное — расширение возможности использования петель при регулировании волка.

На известном ресурсе change.org сразу же была размещена петиция «Запрещение петельного лова зверей на территории России». Петиция собрала 120 тыс. подписей. Содержание петиции для тех, кто не понимает сути происходящего (а голосуют именно на эмоциях), действительно вызывает желание немедленно включиться в борьбу с «браконьерами-петельщиками».

Первая же фраза утверждает: «Лов животных в петлю (петельный лов) — самый жестокий способ охоты, преследовался как браконьерство и был запрещен на территории СССР и РФ».

— Это не совсем так, — считает Арамилева. — Старые Типовые правила охоты в РСФСР от 1988 года действительно запрещали — пункт 22.6 — использование петель, но только при любительской и спортивной охоте. А другим пунктом этих же правил охотоведам разрешалось круглогодично применять для добычи волков и шакалов капканы, петли, сетевые самоловы. Поэтому в том, что сейчас предлагается, нет ничего нового.

Сейчас, кстати, предлагается использовать петли при отлове волков только в целях регулирования их численности. А в соответствии с Законом об охоте решение о проведении мероприятий по регулированию численности принимается уполномоченным органом государственной власти субъекта. Основанием для этого являются данные государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания. Случайному человеку получить разрешение на охоту с петлями невозможно: ни по закону, ни по блату, ни за мзду. Процедура прозрачна, и документ выходит за подписью высокого должностного лица.

Но тогда почему же «Гринпис» так отчаянно выступает против петель? Почему уверяет, что в них круглый год будут попадаться снежные барсы, росомахи, лисицы, рыси, дальневосточные леопарды, тигры, сахалинские кабарги, алтайские горные бараны, молодые гималайские медведи?

— Снова налицо незнание существующих нормативных документов, — продолжает Арамилева. — Правила охоты предписывают снятие всех самоловов в день окончания действия разрешения. Тот, кто этого не сделает, автоматически причисляется к браконьерам. Про других животных скажу так: никакой горный баран, а также тигр или леопард в петлю не попадется, потому что они не живут там, где волки. А волки не селятся там, где обитают крупные кошки.

Изменения действительно предлагают разрешить использование петель и на зайцев, и на куропаток — но только для коренных жителей Севера. Они делали так и при царе, и при советской власти, и сейчас так делают. И зачем их ограничивать в этом? Магазин с куриными окорочками или иными полуфабрикатами находится от них дальше, чем могут себе представить «защитники природы», охраняющие ее, не отрывая пальцев от клавиатуры. Аборигены ловили, ловят и будут ловить зайцев и куропаток с помощью петель, даже если петиция соберет все голоса мира.

Помимо петиции отдельные ученые выступили с обращением, требуя запретить принятие новой редакции Правил охоты, упирая опять-таки на петли.

«Каждое живое существо, умирающее от удушья в петле, испытывает страшные мучения, тем более что часто это продолжается часами», — пишет заслуженный деятель науки РФ, академик ПАНИ Николай Железнов-Чукотский.

— Утверждающие подобное люди не знакомы с темой, — уверен координатор программы по сохранению биоразнообразия Всемирного фонда дикой природы WWF Владимир Кревер. — Чтобы определить, какой метод гуманен, а какой нет, берутся точные физиологические показатели: уровень гормонов в крови, время, в течение которого гибнет животное, и т.д. Так вот канадцы все это сделали и доказали: петли — гуманный способ.

«Это противоречит международной конвенции о гуманных способах охоты», — продолжает академик Железнов-Чукотский.

— Во-первых, никакой международной конвенции не существует, — парирует Арамилева. — Есть Соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между ЕС, Канадой и Российской Федерацией, заключенное в 1998 году и ратифицированное в 2008 году. Странно, что ученые не знают об этом либо намеренно нагнетают. И в этом соглашении нет запрета петель! Там указано: самоловы для добычи волка, в том числе и петельные, должны соответствовать стандартам. И сертифицированные петли есть, производятся промышленным образом, правда, пока не у нас, а в Канаде и США, где они широко применяются для регулирования численности волков и койотов. Со следующего года и в России начинает действовать система сертификации самоловных орудий на соответствие международным стандартам. Применение петель, не прошедших сертификацию, будет приравниваться к нарушению Правил охоты, то есть к браконьерству.

Медвежий капкан

На днях 57 летнему жителю Красноярска вернули лицо. В буквальном смысле этого слова. «Потерял» мужчина его после драки с медведем в тайге.

— Он пошел на охоту с ружьем, — рассказывают в красноярской краевой клинической больнице. — А навстречу — медведь. Выстрелить охотник не успел: косолапый в два замаха лапой снял с него скальп и пол-лица вместе с носом. Нам пришлось восстанавливать даже глазницу! Но сейчас мы уже можем сказать смело — жить он будет, хотя какое-то время лицо придется скрывать, чтобы не пугать людей.

Красноярскому охотнику повезло. А вот приморскому грибнику — нет. Медведь убил его в сентябре этого года. Дело было в воскресенье среди бела дня в селе Покровка. Мужчина пошел на «тихую охоту» с маленьким ножичком, который его не спас. Медведь напал сзади и растерзал... Хоронили грибника в закрытом гробу. Вообще Приморский край от медведей пострадал сильно, как и Сахалин. Медведи здесь нападали даже на сторожей колхозных полей.

Случаи нападения медведей в этом году были в Амурской области (в одном случае зверь пошел к школе, в другом вышедший из лесной чащи косолапый бросился на 29 летнего мужчину, который красил ограждения на дороге) и в Якутии (там зверь убил геолога).

Увеличение сроков охоты на бурого медведя могло бы, по мнению охотников, спасти этих людей. И именно это было прописано в проекте новых Правил охоты и стало вторым пунктом критики со стороны некоторых «зеленых». Те заявили: если увеличить сроки, то погибнут тысячи медвежат.

— Что волка, что медведя сегодня в России больше, чем требуется природе, — считает охотовед Андрей Сицко. — До передачи охоты из ведения Минсельхоза в ведение Минприроды России, то есть до 2012 года, охота на медведя в стране осуществлялась до 28 февраля. Это была традиционная на Руси охота на берлогах. Но потом развернулась целая кампания — в Интернете было размещено типовое обращение по запрету охоты на берлоге в России под предлогом того, что стреляют много медведиц, и появляются медвежата-сироты. И даже приводилось число сирот: 3–4 тысячи — откуда такие цифры? Письма в рамках этой акции на имя президента приходили даже из-за рубежа. Наш анализ показал, что на берлогах добывается максимум 300–400 медведей, т.е. около 10% от всех. Тем не менее, видимо под давлением общественности, при подготовке новых Правил охоты в 2012 году в Минприроды было принято решение ограничить сроки охоты на медведя 30 ноября, тем самым, по сути, была запрещена охота на берлоге. В итоге в последние годы при лимите в 12 тысяч в год добывалось всего 4–5 тысяч медведей. Почему?

Результативность обычной охоты на медведя очень низкая, порядка 30%, поскольку зверь очень осторожный, умный и опасный. Охота на берлоге обычно успешна на сто процентов. Сейчас повсеместно наблюдается рост численности бурого медведя, и дополнительный эффективный метод его добычи был бы как нельзя кстати. Вот мы изначально предложили в проекте продлить охоту пусть не как раньше — до конца февраля, а хотя бы до 31 января. Но не встретили понимания «зеленых». Сейчас вроде бы договорились перенести срок до 31 декабря — в декабре медвежата еще не рождаются. Но как знать, вдруг зоозащитники опять начнут нагнетать?

СПРАВКА «МК»: «Охота на берлоге происходит так: охотник находит берлогу, будит зверя. Медведь обычно не выходит, а выскакивает из своего жилища. Косолапый бежит сломя голову как ошпаренный, не разбирая дороги».

И не избежать в итоге печальных историй про зверей, зашедших в город и напавших на людей... Будет больше раненных и убитых хищниками.

Вообще, вот ведь парадокс: охотники заинтересованы в сохранении природы больше всех. Это непросто понять, но человек с ружьем в лесу — первый и главный защитник. Многие животные (это и бобр, и соболь, и даже лось) просто обязаны своим благополучием охотникам. Создание первых заповедников и заказников — тоже заслуга охотников. Но они, кажется, снова проиграли...

— Люди сегодня не очень поддерживают сам факт охоты на диких животных, — говорит представитель WWF Кревер. — Охотников изображают как садистов, а животных — как мучеников путем передергивания фактов и накручивания эмоций. Люди забывают, что охота существует тысячелетия, была, есть и всегда будет.

А еще, мне кажется, мы все стали лицемерами. Призывая спасать волков и медведей, мы не дискутируем на тему, насколько этично забивать коров и птиц на фермах. Мы в конце концов не отказываемся от мяса. Так, может, не стоит лезть в государственную политику в области использования ресурсов животного мира и их охраны тем, кто мало понимает в этом?

КАК БУДЕМ ОХОТИТЬСЯ НА ПТИЦУ

В измененных Правилах охоты есть и другие новации. Среди них изменение сроков весенней охоты на водоплавающих птиц и разрешение охотиться с собаками без оружия.

Так, в южных регионах можно будет охотиться на водоплавающую дичь до 10 января (сейчас до 31 декабря), а в более северных разрешено дополнительно охотиться 6 дней с подсадной уткой на селезней. Разработчики проекта новых Правил (заранее предвидя возмущения «зеленых») уверяют:

«Из уток в Красную книгу РФ внесено всего 7 видов: савка, чешуйчатый крохаль, белоглазый нырок, мраморный чирок, нырок Бэра, мандаринка и клоктун. Продление сроков охоты с подсадной уткой не представляет для них особой опасности. Во первых, самцы этих видов весной хорошо различимы. Во вторых, два южных вида (мраморный чирок и белоглазый нырок) будут исключены из объектов весенней охоты: в районах их обитания весенняя охота будет полностью закрыта. Основные места пролета и гнездования еще одного краснокнижного вида — савки, также окажутся весной под охраной. В третьих, численность клоктуна за последние десятилетия достигла одного миллиона особей, и его давно пора исключить из Красной книги РФ, что, кстати, уже сделано Международным союзом охраны природы (МСОП)».

— Ведущими международными экспертными организациями — Wetlands International, BirdLife International — признано, что основная причина сокращения популяции водоплавающих не охота, а деградация и исчезновение водно-болотных угодий в густонаселенных регионах, — говорит главный редактор «Российской охотничьей газеты» Александр Лисицын. — И вот охотников голословно обвиняют в увеличении числа весенних пожаров, хотя специалисты МЧС утверждают: те тут точно ни при чем. Тем более что весной охотники больше находятся на речных разливах, чем в лесу.

А что с собаками? Точнее, с охотой с собаками без оружия? «Зеленые» кричат, что это не что иное, как убийство круглый год. «Новые Правила разрешат круглогодичную охоту с охотничьими собаками, в том числе со всеядными лайками», — пишут они в своих петициях.

«В Правилах речь идет об обучении охотничьих собак, или натаске, — объясняют разработчики. — Подобная практика много лет существовала в советский период и нашла отражение в Типовых правилах охоты 1988 года. Вот цитирую: «круглогодично разрешается натаска и нагонка охотничьих собак в специально отведенных участках угодий, закрепленных за государственными, кооперативными и общественными организациями». Поскольку в Законе об охоте нет термина «натаска и нагонка собак», а осуществлять такую деятельность нужно, в Правилах охоты сейчас используется формулировка «охота на пернатую дичь без охотничьего огнестрельного и (или) пневматического оружия с подружейными собаками». Правилами и сейчас определены более ранние сроки такой охоты в местах натаски и нагонки, однако редакция пунктов настолько противоречива, что фактически натаски собак в ранние сроки нет. Как результат — невозможность официального проведения соревнований и испытаний охотничьих собак. Проектом предложены простые и понятные формулировки».

Охотоведы вступили с «зелеными» в дебаты. Одни говорят: «В охотничьих угодьях живет много редких птиц, и если разрешить круглогодично охотиться с собаками, то собаки будут в период гнездования разорять птичьи кладки и поедать птенцов». Вторые парируют: «Натаска собак — это не охота в прямом смысле, и разрешена она только на специальных участках очень ограниченной площади: от одного до нескольких десятков гектаров». Чья точка зрения победит — пока неясно.



    Партнеры