Сами с Усамой

Отравители в глазах Запада – те же террористы

2 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 715

23 года назад прошла одна из редких в то время в СССР пресс-конференций. Ее вел Леонид Замятин, который еще за год до этого имел на Западе устойчивое прозвище Уста Брежнева. В тот раз ему пришлось поработать “Устами Андропова”. Пресс-конференция, большие отрывки из которой показывали по Центральному телевидению, была посвящена обстоятельствам гибели южнокорейского “Боинга”. Никто уже не отрицал, что “Боинг” сбили силы ПВО Советского Союза. Но сделать вид, что ничего не произошло, не мог даже ЦК КПСС. Мне так запомнилась эта пресс-конференция потому, что я никогда до этого не видел наших руководителей в подобных чувствах. Замятин чуть не плакал, риторически вопрошая: “А что нам было делать?!” Ответ “не сбивать” априори не засчитывался.


Конечно, на этой же пресс-конференции Замятин много говорил о том, что все это было спланированной провокацией ЦРУ. Что корейский “Боинг” должен был зафиксировать всю систему дальневосточной ПВО страны. Иначе нельзя объяснить, почему лайнер отклонился от курса, не выходил на связь с военными диспетчерами и т.д. и т.п.

Потому эту же версию подхватили индийские газеты, газеты других развивающихся стран. Она даже как-то профигурировала на Западе. Но в целом это ничего не изменило. Общественное мнение в США и Европе по отношению к СССР сформировалось окончательно — это империя зла, с которой можно разговаривать только с позиции силы и которая не заслуживает права на существование. Насколько эта общественная поддержка упростила задачу Рональду Рейгану в его “крестовом походе” на Советский Союз, даже говорить не стоит. Безусловно, гибель южнокорейского “Боинга” стала одним из тех трагических событий, которые предопределяли будущее нашей страны.

Дьявольски жестокое убийство перебежчика Литвиненко, убийство, совершенное общественно опасным, по сути террористическим способом, может стать уже для России новым “южнокорейским “Боингом”. Речь идет вовсе не о том, кто заказал это убийство — Березовский или генералы отечественных спецслужб. Скорее всего точные виновники не будут названы. Прямых доказательств не найдут. Речь о другом — об общественном мнении Запада. После обнаружения радиоактивных следов в самолетах, летавших по маршруту Лондон—Москва, оно наверняка уже сформировалось. И сформировалось не в нашу пользу. На Западе в версию Березовского, который, находясь под контролем нескольких спецслужб, сумел организовать убийства Политковской и Литвиненко, откровенно не верят. И хотя официальные лица избегают любых обвинений, можно предположить — в виновные запишут российские власти, российские спецслужбы, Россию в целом.

Чтобы понять, насколько низко упала Россия в общественном мнении на Западе после убийства Литвиненко, достаточно просто посмотреть каналы новостей и почитать газеты. О самой смерти Литвиненко каналы сообщили, прервав трансляции. Новость о радиоактивных следах в самолетах “Бритиш Айрвэйс” тоже стала главной. Теперь десяткам тысяч людей, которые летали на этих самолетах, придется пройти проверку. Лондонский ужас от радиоактивной угрозы может казаться забавным только на Москве-реке. На Темзе все предельно серьезно. То есть убийцы Литвиненко по своей методологии, по своему сознанию в глазах западного общества недалеко ушли от Усамы бен Ладена (кстати, с этим невозможно спорить). И скорее всего эти убийцы — по мнению Запада — русские.

Конечно, можно сделать вывод, что ничего не происходит. Хотят в Европе бесноваться — пускай беснуются. Но реальный ущерб от того, что западный мир будет считать нас врагами, не возместишь одними поставками газа. В Москве ее политическое руководство должно осознать всю серьезность положения. Нельзя возвращаться в 83-й год. Быть изолированной от мира империей зла — такое всегда плохо кончается.

Поэтому Москва не может отделаться одним аморфным заявлением Генпрокуратуры о готовности оказать содействие лондонскому расследованию. Москва должна действительно продемонстрировать желание добиться результата и по делу Политковской, и выяснению возможных обстоятельств дела Литвиненко. Пусть мы совсем ни при чем. Но провести публичную проверку расходования полония — необходимо. За два месяца мы не имеем ни одного сообщения о том, что найдено по делу Политковской. Но хоть что-то найдено? Работа-то ведется? Эту работу необходимо продемонстрировать. Иначе никто не поверит в то, что она действительно проводится.

Короче, ситуация на самом деле сверхсерьезная. В каком-то смысле она является определяющей для дальнейшего развития страны. Об этом много пишут политические аналитики. Мы исходим из лучшего: ни к убийству Политковской, ни к убийству Литвиненко отечественные спецслужбы отношения не имеют. Но если это так, то это необходимо доказать и продемонстрировать. И нечего думать об ущемленной гордости. Потому что жить в стране, где сохраняется вероятность того, что к такого рода акциям все-таки имеют отношение силовики, страшно будет не англичанам и не американцам. А нам.




Партнеры