Убийственное правосудие

До смерти замучить ребенка в России “стоит” 4 года условно

8 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 2633

В феврале 2003 года Людмила Мальцева, ожидавшая появления на свет третьего ребенка, гостила в семье своего брата Дмитрия Анисимова. Дмитрий и его жена Ольга живут в поселке Ватутинки-1 Ленинского района Московской области. А Людмила приехала к брату из поселка Вятские Поляны Кировской области. Приехала с двумя сыновьями-погодками: 9-летним Сашей и 8-летним Димой.

Рожать Мальцева собиралась дома, а как быть с сыновьями? Их она решила оставить на попечение брата и его жены. Тем более что у Анисимовых две дочери, тоже, кстати, погодки: Кате 14 лет, а Тане 15. Уж как-нибудь всем миром присмотрят за мальчишками — так, очевидно, рассуждала Людмила Мальцева. Хотя, конечно, странно: Анисимовы живут в двухкомнатной “хрущевке”, вшестером там просто не разойтись. Но дети-то не чужие, как-никак племянники.

И Мальцева уехала.

Саша и Дима провели у родственников без малого год. В начале января знакомая сообщила Мальцевой, что у Анисимовых творится что-то неладное и ей лучше поехать в Ватутинки. 7 января Людмила приехала к брату, и тот сообщил ей, что 29 декабря Дима пошел за молоком и его сбила машина. Его похоронили в могиле бабушки, а в милицию сообщать не стали, потому что тогда у них вся жизнь пойдет наперекосяк. По словам Людмилы, Анисимовы проводили ее прямо до поезда и следили за тем, чтобы она никуда не отлучалась. И только когда они с Сашей вернулись домой, он рассказал ей, как тетя Оля и дядя Дима издевались над ними.

Спустя неделю Мальцева вернулась в Ватутинки и 15 января заявила в прокуратуру об исчезновении сына.

19 января взяли под стражу Дмитрия Анисимова (Ольгу эта участь миновала, поскольку у нее на попечении две несовершеннолетних дочери). Анисимов сообщил сотрудникам прокуратуры, что 29 декабря, вернувшись с работы, случайно сбил с ног Сашу полой пальто. Тот упал, ударился головой и умер. Он вынес его труп на опушку леса, а на другой день вернулся, но тела мальчика на месте не оказалось. Сыщики обыскали опушку вдоль и поперек, однако ничего не нашли. И только в апреле неподалеку от места, на которое привел их Дмитрий Анисимов, они обнаружили тело Димы Мальцева.

* * *

Фактически главным свидетелем по делу оказался Саша Мальцев. Показания его неоднократно перепроверялись, он их не менял, не путался и в суде подтвердил все, что им было рассказано на предварительном следствии.

Рассказ Саши начинается с того, что у тети Оли и дяди Димы они с братом остались по собственному желанию. Им в Ватутинках понравилось, и первый месяц все было хорошо. Однако спустя время тетя и дядя начали их с братом наказывать за то, что они получали “тройки”, бегали по школе и таскали у родственников деньги — рублей по 10—15. На эти деньги они в школе обедали и покупали булочки.

По словам Саши, тетя Оля и дядя Дима время от времени били их с братом веником с деревянной ручкой, шлангом, руками. А еще тетя и дядя били их по всему телу, в том числе и по голове, кожаным ремнем с металлической пряжкой. Саша объяснил, что тетя Оля била их с братом два-три раза в неделю, а дядя Дима реже — два-три раза в месяц. А еще их били и сестры, но редко. Сестры наказывали их за то, что они разбрасывали вещи и не убирали за кошкой.

В сентябре тетя Оля ударила Сашу головой о полку — за то, что он сломал диван. На лбу была рана, пошла кровь. И эту рану тетя Оля зашила нитками, но никаких лекарств не давала. Было больно. В ноябре сестра Таня толкнула его в спину, и он снова ударился о ту же полку. И тетя Оля снова зашила рану нитками, но уколов никаких не делала и таблеток не давала. Саша сказал, что было больно и он плакал.

Из показаний Саши Мальцева, ученика 3“Б” класса средней школы ПГТ Ватутинки-1, 19 февраля 2004 года:

“В середине ноября брат Дима рассказал однокласснику Жене, что тетя Оля нас бьет. Этот разговор услышала наша учительница Светлана Семеновна, а потом рассказала это тете Оле. В этот же вечер, когда с работы пришел дядя Дима, тетя Оля дала Диме лопату и послала копать яму, а я находился в квартире. Тетя сказала, что в этой яме закопает меня и Диму…

В конце ноября 2003 года Дима в школе попросил у одноклассника Сережи булку. Это увидела Таня и рассказала дома. В тот же день тетя Оля взяла ремень с металлической пряжкой и нанесла множество ударов. У меня над ухом образовалась рана и пошла кровь. Тетя Оля опять зашила ее нитками, не сделав никакого укола. После этого она рассыпала в коридоре горох и заставила Диму стоять на нем голыми коленями. Он стоял на горохе примерно с 8 часов вечера до 7 часов утра…”

Дальше следуют рассказы, похожие друг на друга до мельчайших подробностей: за беспорядок в комнате, за исчезнувшие деньги их били и ставили на горох. Потом стали ставить на рассыпанные в коридоре гвозди.

Из показаний Саши Мальцева: “В ванную комнату Дима попал примерно 19 декабря. В этот день мы ходили в школу во вторую смену. Вечером тетя Оля стала ругать Диму, за что, не помню, а затем заставила встать на рассыпанные в коридоре гвозди. Так Дима стоял примерно до 9 часов вечера, после чего мне сказали идти спать, а Диме идти в ванную комнату и быть там. У Димы болели колени, он хромал и одна нога была согнута немного назад.

В ванную комнату Дима зашел сам, тетя Оля дала ему подушку. Дима был без одежды, в одних трусах. После этого Дима все время был в ванной и не мог ходить. На его коленях были болячки. Так он находился в ванной комнате до его исчезновения. Дима не мог разговаривать, так как у него болело еще и горло. Тетя Оля поила его чаем из шприца, потому что кушать он не мог. Я это видел.
Дима что-то мне говорил, но я понять не мог. Тетя Оля запретила мне туда заходить… Один раз спустя дней пять, как Дима был в ванной комнате, я видел, как тетя Оля била Диму шлангом по телу за то, что он не хотел и не мог кушать… Дима при этом плакал, но ничего сказать не мог. Дима находился в ванной около 10 дней, после чего исчез”.

Из заключения судебно-медицинского эксперта:

“Смерть Мальцева Д.А. наступила от общей интоксикации в результате гнойно-септического состояния организма, развившегося вследствие имевшихся на передних поверхностях коленных суставов повреждений, послуживших “входными воротами” для распространения инфекции в организме”.

При осмотре квартиры Анисимовых 16 января 2004 года в туалетной комнате среди инструментов обнаружили болты, гвозди и шурупы, на которых были, как выяснилось позже, следы крови Димы и Саши Мальцевых.

На предварительном следствии Ольга Анисимова утверждала, что братья вели себя из рук вон плохо, дрались друг с другом, не хотели учиться и воровали деньги. Она их, конечно, наказывала — “ударами рук по ягодицам”. Но вот когда в декабре Дима украл в школе деньги, они с мужем поставили его на колени на гвозди. Позже Анисимова отказалась давать показания.

Следствие продолжалось шесть месяцев. Перед сыщиками встала непростая задача: Дмитрий Анисимов находился под стражей, а труп ребенка не был найден. Прокуратура оказалась в сложном положении. Это был тот самый случай, когда сыщики буквально рыли носом землю. И в конце концов их упорство было вознаграждено. Надо сказать, что по нынешним временам этот случай неординарный: нет жертвы — нет и дела. Вот всплывет где-нибудь труп, тогда и посмотрим. Лишняя работа не приветствуется. Однако сотрудники Видновской прокуратуры не побоялись взять на себя ответственность. Теперь это тоже случается нечасто.

* * *

В суд дело по обвинению Ольги и Дмитрия Анисимовых поступило 8 июля 2004 года, а приговор огласили 26 сентября 2006 года. Почему так долго слушалось дело ветеринаров? Это не шутка: у обоих супругов среднее специальное образование и по профессии они айболиты.

А долго дело слушалось потому, что защита Анисимовых проявила бешеную активность, все экспертизы и все следственные действия оспаривались, причем многократно. Казалось бы, откуда людям, которых обвиняют в таких страшных и позорных преступлениях, взять сочувствующих им адвокатов? Однако желающие нашлись.

Прокуратура предъявила Анисимовым обвинение по статьям 117 ч. 2 (истязание группой лиц с применением пытки), 112 ч. 2 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью с особой жестокостью) и статьи 111 ч. 4 — причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В ходе судебного следствия Дмитрий Анисимов был отправлен на стационарную психиатрическую экспертизу, признан невменяемым и направлен на принудительное лечение.

В результате перед судом предстала только Ольга Николаевна Анисимова, 1970 года рождения, добрая мать двух несовершеннолетних дочерей.

В нескольких словах позиция защитника Анисимовой заключалась в следующем. Саша и Дима Мальцевы — плохие дети из плохой семьи, они воровали деньги, дрались и были неуправляемы. Отец этих детей, Андрей Михайлович Мальцев, — хронический алкоголик, летом 2000 года осужден за убийство своего отца, то есть деда братьев Мальцевых.

Мать привлекалась к уголовной ответственности за обман потребителей и, узнав, что сын умер, просила у Анисимовых купить ей компьютер. А Ольга Анисимова — она добрая. В заключении экспертизы говорится о следах хирургической обработки ран у детей, то есть об оказании потерпевшим медицинской помощи. Эта помощь была достаточно квалифицированной и также не может образовать состава какого-либо преступления. Адвокат попросил суд оправдать Ольгу Анисимову.

У меня было жгучее желание найти этого человека и дотронуться до него рукой, дабы убедиться в том, что он живой и сделан не из фанеры. Ведь речь идет о том, что Анисимова избивала Сашу и Диму до крови, а потом зашивала им раны иголкой и ниткой вживую, как будто это свиньи, что само по себе тоже является садизмом, как и избиение. И вот эти-то действия адвокат назвал квалифицированной медицинской помощью. Ей-богу, такое вдохновение нельзя вызвать даже большим гонораром, это был голос сердца…

Последнее слово Ольги Анисимовой: “Ваша честь! Хочу сказать, что если я и ударила детей по ягодицам ладонью, то это было за воровство. Преступлений я не совершала. Если так, то прошу строго меня не наказывать”.

Представитель государственного обвинения просил приговорить Анисимову к 7 годам лишения свободы в колонии общего режима. Но 26 сентября 2006 года судья Видновского городского суда приговорил Ольгу Анисимову к лишению свободы на 4 года условно и обязал ее своевременно встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции и раз в два месяца отчитываться о своем поведении.

* * *

После того, что мы узнали о жизни братьев Мальцевых и смерти одного из них, после того, как Саша рассказал про яму, про то, что тетя зашивала нанесенные ею раны иголкой и “не ставила никаких уколов”, — раз в два месяца отчитываться о своем поведении?

Может, меня подвело зрение и я неправильно прочитала приговор?

Нет, все так и есть.

Чем же руководствовался судья, принимая такое из ряда вон выходящее решение?

“Относительно обвинения Анисимовой О.Н. по статье 111 ч. 4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего) суд считает, что данное обвинение не нашло своего подтверждения... Каких-либо доказательств того, что ее действия (в виде вынуждения Мальцева Д. стоять хотя бы и в течение длительного времени голыми коленями на рассыпанных гвоздях) были направлены на причинение именно тяжкого вреда его здоровью, не представлено…

Доказательств того, что с целью причинения тяжкого вреда здоровью Мальцев Д. был помещен в ванную комнату, также не представлено. Комиссией экспертов второй причиной причинения тяжкого вреда здоровью Мальцева Д. определено ослабление иммунных сил организма потерпевшего. Однако следственным органом Анисимовой (и Анисимову Д.Д.) не вменялось причинение тяжкого вреда здоровью Мальцева Д. путем совершения действий, направленных на ослабление иммунных сил его организма.

Таким образом, прямой или косвенный умысел Анисимовой О.Н. на причинение тяжкого вреда здоровью Мальцева Д. не установлен… Эпизод принуждения Мальцева Д. стоять на коленях на гвоздях с последующим помещением его в ванную комнату суд расценивает как совершение причинения смерти по неосторожности”.

А раз так, раз Ольга Анисимова не собиралась убивать Диму Мальцева и не имела намерения ослабить его иммунитет, суд переквалифицировал действия Анисимовой и признал ее виновной в истязании (статья 117 ч. 2 УК РФ) и причинении смерти по неосторожности (статья 109 ч. 1 УК РФ).

Свидетельств того, что Ольга Анисимова стремилась скрыть следы преступлений и принимала участие в сокрытии трупа Димы Мальцева, тоже не обнаружено. Анисимова все валила на признанного невменяемым супруга. Это он зарыл труп. Это он во всем виноват.

Ну да, ослаблять иммунитет Димы тетя Оля не собиралась и помещая его в ноябре в одних трусах в ванную комнату, при том что он уже не мог стоять, убивать не хотела. Конечно, это ведь очевидно. Так воспитывают непослушных детей все строгие взрослые. И судья считает, что “прямой или косвенный умысел Анисимовой на причинение тяжкого вреда Мальцева Д. не установлен”. Но в таком случае следует признать, что до тех пор, пока человек публично не разорвет другого человека на куски и при этом будет повторять, что он имел намерение это сделать, все остальное — просто неосторожные действия. Ну, с кем не бывает.

Я не сомневаюсь в том, что судья прекрасно знает, что такое причинение смерти по неосторожности. Это случается, например, когда люди поссорились и подрались, один другого ударил, и этот другой упал, ударился об угол и умер. А дело, в котором предстояло разобраться, неординарно уже только потому, что пострадал маленький мальчик, а обстоятельства, при которых это произошло, сделали дело из ряда вон выходящим. И, принимая решение, судья должен был руководствоваться не только буквой, но и духом закона. С буквами все понятно, они записаны не только в алфавите, но и в Уголовном кодексе. А как быть с духом? Что это такое?

Это когда взрослые понимают, что они обязаны защищать детей.

Это когда один взрослый отдает себе отчет в том, что другой взрослый, зашивая наживую кровоточащую рану, не оказывает первую медицинскую помощь, а попирает жизненные устои. Может, это не прописано в УК и даже не растолковано в комментариях к нему, но, видите ли, нигде не объясняется также и то, что снимать с живого человека кожу нельзя и это не является методом педагогического воздействия.

Это когда смысл преобладает над бессмыслицей. И когда не надо объяснять, что дух — это корень слова “душа”. Душу никто не видел и руками не трогал, но жизнь без нее — просто акт поглощения пищи.

* * *

Сколько тонн бумаги исписали журналисты на тему бесчеловечного обращения иностранных усыновителей с российскими детьми! Но почему-то никто не обратил внимания на то, что в Америке или в Европе гибель ребенка — всегда тема первой полосы. И наказывают там за убийство ребенка по-взрослому: безусловно и однозначно многолетним лишением свободы.

Почему же царит гробовая тишина, когда наш собственный суд всего лишь пожурил убийцу ребенка? Почему этот дикий случай не заставил нас задуматься о том, что ребенку, когда он попал в беду, некуда обратиться? Добрая учительница Светлана Семеновна взяла и все рассказала “тете Оле”. Теперь Дима на том свете, тетя Оля вышла из суда королевой, а Светлана Семеновна даже не догадывается о том, что ей нельзя работать в школе.

Надеюсь, Видновская городская прокуратура внесет протест на решение суда по делу об убийстве Димы Мальцева. Но ведь и Анисимова огорчена — она тоже недовольна приговором: слишком суров.

А мы? У нас ведь тоже есть долг: когда в школах и на улицах появятся таблички с номером телефона неотложной помощи детям? Диме уже не помочь, но сейчас, когда я вывожу эти слова, где-то терпит бедствие ребенок, который не знает, где найти спасение…




    Партнеры