Так выстоит ли последний оплот?

Россвязьохранкультура не имеет планов вводить какие-либо ограничения в Интернете.

12 марта 2008 в 19:02, просмотров: 350

Сегодня и завтра в Конгресс-центре на Краснопресненской набережной Россвязьохранкультура проводит расширенное заседание коллегии по итогам 2007-го и планам на 2008-й, созвав своих представителей буквально со всей страны. Поводровно год с того момента, как указом президента было создано это ведомство, подчиненное непосредственно Правительству РФ. Наиболее важная для нас «актуалка» все та жеконтроль за интернетом, противодействие порнографии, проверки музейных фондов, приватизация объектов культурного наследия…

И как скоро интернетовская лафа закончится? Как скоро, например, запретят (везде) изъясняться матом, называть в сердцах иного высокопоставленного господина взяточником и вором, а иного «любимого народом» певца бездарью и недоучкой? Как скоро постучатся во все двери? Ведь стоит только начать…

Для начала приведем выдержки из сегодняшнего выступления Николая Александровича Овчинникова, статс-секретаря, заместителя министра МВД РФ. Прежде всего он отметил, что у МВД с Россвязьохранкультурой установился «высокий уровень взаимодействия», а «по наиболее острым вопросам идет обмен мнениями». Острейший вопрос для МВД – преступления в интернете (именно эту тему г-н Овчинников решил развить подробнее, а вовсе не проблематику по охране культурных ценностей, которую и затрагивать не стал). По сути, чиновник выразил неудовлетворение от нормативной базы, связывающей органам руки.

К сложностям юридическим, – начал Николай Александрович, – можно отнести: первое – отсутствие законного статуса интернета как составной части СМИ, а в связи с этим – исключение ответственности владельцев сайтов за размещаемую информацию.

Второе – отсутствие нормативно оформленной методики признания содержимого интернет-сайта как противоречащего законодательству РФ.

Третье – не предусмотрена ответственность физических и юридических лиц, оказывающих услуги связи, за хранение, обеспечение доступа и передачу информации, распространение которой ограничено или запрещено федеральными законами.

Четвертое – не соответствует современным требованиям установленное правило оформления договора об оказании универсальных услуг связи, исключена проверка подлинности предоставляемой информации о целях создания и использовании ресурса, а также о его владельце.

Пятое – отсутствие единого международного правового механизма по удалению противоправных ресурсов из кибер-пространства. Ведь информационные ресурсы, запрещаемые в одной стране, могут свободно и беспрепятственно размещаться на технических площадках провайдеров в другой.

Господин Овчинников отметил, что размещаемый в Сети контент противоправного характера можно разбить на четыре группы: это материалы террористического и экстремистского толка, материалы для совершения иных преступлений (незаконный оборот оружия, наркотиков, незаконная миграция и проч.), ресурсы, незаконно размещающие персональные данные и, наконец, материалы порнографического содержания.

– Что касается размещения материалов экстремистского и террористического характера, – продолжил чиновник, – то результаты борьбы с этой преступной деятельностью на сей момент успешными признать нельзя. Сложность в приостановлении деятельности подобных сайтов заключается в необходимости проведения психо-лингвистических экспертиз. Сегодня очередь на проведение бесплатных психо-лингвистических экспертиз – порядка двух лет, а проведение платных, крайне дорогостоящих экспертиз не финансируется. Поэтому в МВД считают, что центр по проведению психо-лингвистических экспертиз на безвозмездной основе для госорганов должен быть создан в Россвязьохранкультуре.

В отношении интернет-ресурсов, незаконно размещающих персональные данные, вынужден констатировать, что для приостановления их деятельности правоохранительные органы в настоящее время вообще не имеют законов прямого действия.

Что касается порнографии, то сегодня правоохранительные органы РФ не способны в одиночку эффективно бороться с такими правонарушениями, так как большая часть сайтов размещена на ресурсах, находящихся вне юрисдикции российского государства. В российском же сегменте глобальной сети подобные преступления (речь идет, в большей степени, о детской порнографии) носят единичный характер, и мы с ними достаточно успешно боремся. Происходит вытеснение детской порнографии из зоны “ру.”, – завершил статс-секретарь.

В перерыве работы коллегии г-ну Боярскову, руководителю Россвязьохранкультуры вопрос об интернете был задан первым:

Намерены ли вы вводить какие-либо ограничения в этой сфере?

– Нет таких планов у нас в работе. Вопрос об интернете, обеспечении свободы общения в этой среде и сочетание свободы с мерами ответственности, – тема отдельного обсуждения. Мы не рассматриваем каких бы то ни было мер, связанных с ограничением ныне существующего положения. Более того, нам представляется, что имеются все необходимые меры для правоприменительной работы. В нынешних условиях они не могут быть заменены административными – как кому-то может показаться – более простыми решениями; в этом есть свобода работы СМИ, свобода общения, обмена информацией… Поэтому в современных условиях надо каждому находить свои способы для выполнения своих обязанностей.

Необходимо ли будет регистрировать все интернет-сайты?

– На 1 января 2008 года нами зарегистрировано 19 772 электронных СМИ; сайтов возникает каждый месяц немыслимое количество, и вводить все это в официальные процедуры невозможно и ненужно. Наша точка зрения такая: регистрировать сайт как СМИ или нет – это право самого автора сайта. Хочет он брать на себя обязанности и получать определенные привилегии и защиту, которые дает ему закон о СМИ (защита авторов-корреспондентов, право аккредитовываться в официальных органах власти и проч.) или не хочет. Если не регистрировать, то все равно ответственность за несоблюдение законодательства остается, но она будет осуществляться правоохранительными органами.

А по исполнению закона о персональных данных?

– Этот аспект, признаюсь вам, недостаточно разработан в нашей службе и на сегодня представляется наиболее сложным. Он и в нормативном плане не очень хорошо проработан, а также имеет серьезные последствия для всех видов бизнеса, существующих в нашей стране, поскольку излишне завышенные требования к сохранности персональных данных, ужесточение порядка этих передач, может а) повысить цену услуг, которые оказывают наши бизнес-компании и б) усложнить обмен информацией, который необходим для нормальной рыночной деятельности.

Далее г-н Боярсков ответил на традиционную обойму вопросов, которые обычно задаются министру культуры:

Что касается приватизации объектов культурного наследия частными лицами: с 1 марта этот процесс должен был начаться…

– Практически этот процесс не начался. Не начался, в первую очередь, потому, что не завершен процесс распределения объектов культурного наследия между федеральной властью и органами власти в субъектах федерации. Не определены еще и многие охранные обязательства. И процесс паспортизации далек от завершения. Поэтому не думаю, чтобы этот вопрос был решен в течение ближайших нескольких месяцев.

А что до реестра памятников, по которому возможна процедура приватизации?

– Постановление о порядке формирования реестра объектов культурного наследия создается шесть лет, и не могу опять же обещать вам, что в течение ближайшего квартала эта работа завершится.

Расскажите о вашей проверке музейных фондов: какие здесь основные проблемы?

– В 2007 году нами проведено 284 мероприятия по контролю за состоянием учета и хранения государственных музейных, архивных и библиотечных фондов. Выводы по результатам проверок (в 215 музеях, в 35 библиотеках, в 33 архивах) не новы. Музеи, практически, не реализуют базового положения 8-й статьи закона о музейном фонде, и не регистрируют предметы и коллекции в государственном каталоге музейного фонда. Музеи игнорируют норму об обязательном заявлении вновь поступивших музейных предметов о включении в состав музейного фонда. До 70% выявленных нарушений связаны с несоблюдением требований инструкции по учету и хранению музейных ценностей.

Основной причиной такого положения дел является неудовлетворительное состояние нормативной базы, а также базы учета, хранения и использования предметов музейного фонда, низкой исполнительской дисциплины административного персонала госхранилищ.

Для повышения эффективности работы мы со своей стороны в текущем году запланировали подготовку изменений в Кодекс об административных правонарушениях, которые установят ответственность должностных лиц за нарушение требований учета и хранения. Недостатки в системе учета и хранения во многом создают условия для хищения и краж. Отсутствие госфиксации предметов затрудняет их поиски и классификацию. О многих хищениях мы узнаем только тогда, когда они через несколько лет выставляются на аукционах. При этом культурные ценности рассеиваются по многим странам мира. Так, в 2007 году нами было возвращено почти 350 художественных произведений, икон, архивных материалов на сумму более 120 млн. рублей.

И все-таки самый актуальный вопроскоррупция…

– Бороться с коррупцией нужно, это постоянный процесс. Победить ее, как и победить преступность в целом, очень сложно, может быть, невозможно. Но довести ее до минимального уровня, искоренить из процессов принятия управленческих решений в государственных структурах, – необходимо. И добиться этого можно только строгой регламентацией нашей работы, так, чтобы всем гражданам было понятно, что в итоге они должны получить от государственного органа. Когда мы создадим свою информационную систему, в которой нам будет видно движение каждого документа, то всегда сможем вернуться к определению мотивов принятия или непринятия того или иного решения, сможем в лучшей степени оценивать профессионализм и мотивацию наших сотрудников, что должно сократить коррупционный элемент. Но очень многое зависит и от самих бизнесменов: не нужно поощрять коррупцию путем заинтересования некоторых должностных лиц.

.



    Партнеры