После ГЭС хоть потоп

Гоняясь за прибылью, энергетики готовы положить на алтарь выгоды даже природу России

12.09.2013 в 20:19, просмотров: 2866

Мы планировали предыдущим материалом (см. «МК» от 22 августа) «Акции «РусГидро» идут вниз» завершить публикации о деятельности этой крупнейшей компании, которая, увы, постоянно попадает в скандалы и не вылезает из уголовных дел. Но наводнение на Дальнем Востоке заставляет нас сыграть последний аккорд и поговорить о том, как уважаемый госмонополист относится к природе. Ведь экологическую тему тоже нельзя сбрасывать со счетов, и окружающая среда, в которой живут россияне, уж точно важнее, чем киловатт-часы и прибыли «РусГидро».

После ГЭС хоть потоп
фото: Михаил Ковалев

Вместо оленей — катастрофа

Сотрудники компании любят рассказывать журналистам о том, как компания заботится о природе. Среди самых распространенных тезисов такие. Водохранилища улучшают климат, делают его более влажным и «тропическим». В водохранилищах, правда, уменьшается видовое разнообразие рыб, зато тех, кто выживает, становится больше на радость рыбакам. Рядом с ГЭС водятся животные, привлеченные «большой водой», которые в других обстоятельствах вымерли бы. Ну и наконец — ГЭС могут регулировать напор воды в реке, так что плотина — это гарантия от наводнений.

Активность «РусГидро» на этом поле, право слово, заслуживает лучшего применения. Мало кто знает, почему федеральные журналисты так быстро отписались с места аварии Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году. Просто компания повезла журналистов в пресс-тур как раз туда. Показать, как привольно живут возле «Шушки» некие уникальные олени. Приватно журналистам сообщалось, что на самом деле их ждет обильное угощение и прочие радости жизни. Но вместо радостей — попали на аварию, почти день в день. И коллегам пришлось заняться отнюдь не оленями.

Без президента никак

По логике «РусГидро», раз плотины так прекрасно регулируют водосток, стоило бы ожидать, что наводнения на Амуре вовсе не будет. Теоретически так. Ведь ушли в прошлое наводнения на Ниле, который сдерживается теперь Асуанской плотиной. То есть — не лжет компания. Но одно дело плотину построить, другое — ею управлять. Во всяком случае, компания сразу же попала под огонь критики после начала грандиозного наводнения на Амуре.

Как и в случаях с другими неприятными ситуациями, например, с хищениями в компании, критиковать и призывать к ответу могущественного монополиста решился только президент Владимир Путин. Он обязал компанию выплатить пострадавшим компенсацию.

Штука в том, что плотины просто не были рассчитаны на такой паводок. Хотя метеорологические наблюдения даже на Дальнем Востоке охватывают около столетия, и ни для кого не секрет, что паводки такой силы там случаются. Судя по всему, менеджеры не смогли вовремя отреагировать на разгул стихии и не начали сброс воды. А когда начали, было уже поздно. Сбрасывать стали с Бурейской ГЭС 2,5 тыс. кубометров в секунду, но это уже не помогало. Надо бы 3,5 тыс., но в ситуации, когда вокруг все бушует, это бы лишь усугубило ущерб.

Как вспоминал в конце августа замдиректора по науке Института водных и экологических проблем ДВО Алексей Махинов, несколько лет назад «РусГидро» умудрилась вызвать паводок даже без аномальных погодных условий. Тогда после сброса воды с Зейской ГЭС оказалась затоплена часть долины реки Зея. Скандал удалось замять, но о нем хорошо знают местные жители. Теперь неумелые действия персонала усугубились природным катаклизмом.

Как результат, Следственный комитет начал расследование работы персонала Зейской и Бурейской ГЭС. Как сообщили в компании, там готовы всячески содействовать расследованию. Но вину отрицают:

— Эксплуатация сооружений и оборудования Зейской и Бурейской ГЭС в период паводка осуществляется с неукоснительным соблюдением всех технических регламентов, правил и стандартов безопасности в четком соответствии с решениями регулирующих органов, — заявила представитель «РусГидро» Елена Вишнякова.

Тем временем проблемы по цепочке рек и водохранилищ (не будь последних, все было бы не так неприятно) докатились в конце августа даже до Новосибирской области. Там стали готовиться к аномальному сбросу воды в и без того переполненные реки. Хотя, как заявляли обеспокоенной общественности представители Новосибирской ГЭС, «ситуация штатная». Беды там пока в самом деле не случилось.

Хотели заработать на китайском экспорте?

Тем временем вместе со Следственным комитетом ситуацию изучают и законодатели Амурской области.

— Прямые потери от наводнения – более 17 миллиардов рублей. В районе 6 миллиардов составляют потери по сельскому хозяйству, более 3 миллиардов – дорожное хозяйство. Размыты 71 мост, 1 200 километров дорог, нуждается в восстановлении также сфера ЖКХ и другие объекты. Более 30 населенных пунктов сейчас отрезаны. Надо строить жилье, — говорил 29 августа зампред областного правительства Константин Чмаров.

А депутат Александр Сарапкин попытался объяснить, откуда ущерб взялся, — обвинив «РусГидро»:

— Есть договор о поддержании уровней воды. Насколько корректно он исполнялся? Интересует и возможная помощь аграрным компаниям, которые готовы обратиться с исками к компании «РусГидро», — заявил он.

Чмаров пожал плечами:

— С точки зрения теории все хорошо получается. Я не оправдываю энергетиков, есть и к ним вопросы, на которые они должны будут ответить.

Ситуация в самом деле странная. С точки зрения теории все в самом деле замечательно. Не иначе, вмешался человеческий фактор.

Как уверены местные жители, все просто: менеджеры Зейской ГЭС держали воду, не сбрасывали, чтобы воды было больше, больше энергии, и чтобы после продажи ее в КНР (именно туда экспортируется электричество) больше бы оказалось прибыли. Не сбрасывали, даже когда оказалось, что погода аномальная и действия опасны для территории.

— Зейскую и Бурейскую ГЭС ни в коем случае нельзя обвинять в затоплениях. Наоборот — эти станции выступили единственным буфером, сдерживающим масштабное затопление территорий, — с таким заявлением выступила компания в адрес местного населения.

Как считают эксперты, после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС руководство «РусГидро» отделалось беспрецедентно легко. Второго «косяка» ей вряд ли простят. Если, конечно, выводы Следственного комитета подтвердят то, о чем — явно не понаслышке — толкуют жертвы потопа.

Неубиваемый мегапроект

О том, как в «РусГидро» относятся к экологии, можно судить по нашумевшему мегапроекту — Эвенкийской ГЭС, который пока не реализован, но постоянно «всплывает» в тех или иных стратегиях развития.

Туруханскую, или Эвенкийскую ГЭС собирались строить на самом севере Красноярского края. Это должна была быть едва ли не самая крупная ГЭС в мире (в России — точно). С самого начала и экологи, и местное население выступили резко против. Экосистема Севера — штука очень хрупкая. Резкое изменение климата растопит вечную мерзлоту. В результате «поползет» все на десять тысяч квадратных километров! Обрушатся леса, превратятся в болота нынешние равнины. Не будет трескучих морозов — но лето станет, как в Англии, из-за чего драматическим образом изменится фауна и флора... А главное — все это случится на территории, которая формирует климат в том числе для Восточно-Европейской равнины. А в Гринпис говорили даже о непредсказуемых сейсмических последствиях. Еще землетрясений нам не хватало, и все ради того, чтобы побольше продать электроэнергии в КНР, ведь этот регион энергоизбыточен.

В «РусГидро», однако, последствия считать не собирались, мегапроект, столь сладкое слово для менеджеров с известной репутацией, казался важнее. Сначала компания бросила силы на то, чтобы составить удовлетворяющее ее заключение об экологическом ущербе. Потом, когда в дело включились экологи и местные жители, развернула кампанию по дискредитации экологического движения как такового. Но встречи с жителями все же пришлось проводить, причем не те встречи, результат которых известен, поскольку известен состав участников «общественности», а настоящие. В итоге все-таки проект заморозили.

Но не покладают рук любители мегастроек. В самом конце 2012 года проект неожиданно всплыл в Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2020 года.

— Мне кажется, что все уже давно высказались. После провала ферромарганцевого проекта в Красноярске поднимать эту тему — политическая трагедия, — говорит депутат Законодательного собрания Красноярского края Владислав Зырянов. — Пока я не вижу целесообразным торопиться с Эвенкийской ГЭС.

Но, как удалось узнать журналистам, в Стратегию ГЭС все-таки попала... благодаря усилиям специалистов, которые — правильно, разрабатывали проект. Вот так все просто.



Партнеры