“Oчаровательный подонок”

Егор Пазенко — злодей из “Личного номера”

2 января 2005 в 00:00, просмотров: 733

На его счету только отъявленные негодяи — мрачный незнакомец в скандальном и загадочном фильме “Гололед” Михаила Брашинского. Плохой парень из картины Романа Балаяна “Две луны, три солнца”. А на сцене он собирается играть Иуду. Но и этого актеру показалось мало. В нашумевшем многобюджетном блокбастере “Личный номер” он сыграл правую руку главного злодея. Знакомьтесь, Егор Пазенко. Тот самый актер, амплуа которого продюсер “Личного номера” определил как “очаровательный подонок”. В жизни же он очаровательный — настоящий джентльмен и образцовый семьянин. В интервью “МК-Воскресенью” он тоже решил показать себя исключительно с лучшей стороны.

— Чем вас привлек “Личный номер”?

— Меня заинтересовала возможность сыграть интересную роль. И испытать что-то новое в профессии — я же раньше в многобюджетных блокбастерах не снимался. Хотя и переиграл всяких плохих парней. Мой герой в “Личном номере” — не банальное олицетворение, этакий мистер Зло с клыками. Саулюс — обычный человек, у которого есть свои недостатки. Он убивает людей за большие деньги, но при этом не является слепым орудием в руках сильных мира сего. У него тоже есть свой кодекс чести, хотя несколько своеобразный. И если бы его “заказчик” Покровский (его сыграл Виктор Вержбицкий) затронул какие-то его личные интересы, мой герой убил бы и его.

— На съемках наверняка происходило много интересного-зубодробительного.

— Конечно. От удара кулака и ноги майора Смолина (его играет Алексей Макаров. — Л.Р.) я отлетел в шкаф. Там внутри торчал кусок стекла, который меня и прикончил, прошив тело насквозь. Этот трюк я делал сам. Декоратор соорудил специальную конструкцию, чтобы меня не поранить. Но она не сразу сработала, получилось только на пятый или шестой дубль. А еще в этом шкафу наверху была полочка, которая от удара обрушивалась мне на голову. Думаю, что такое с головой? Почему больно? Оказалось, полочка толщиной с хорошую столешницу. И вот пока конструкция со стеклом не сработала как надо, я все эти дубли послушно отлетал в шкаф, а злополучная полочка стукала и стукала по голове. Но я терпел ради фильма! А Макаров вообще ногу сломал, правда, не об меня, а при других обстоятельствах.

— То есть получается, вы лишили каскадеров работы?

— Я процентов на восемьдесят делал все сам. Чтобы быть в форме, мы с Лешей Макаровым до съемок ходили на тренировки по джиу-джитсу. Занимались всего полтора месяца, но это нам очень помогло: тонус повысился, ноги нормально научились поднимать. Я еще там похудел на одиннадцать килограммов, хотя и не специально.

— Вы, наверное, вообще со спортом дружите?

— Конечно. Хожу в спортзал, плаваю. Раньше восемь лет профессионально занимался водным поло. И у меня по нему первый взрослый разряд, но до кандидата в мастера спорта пока не дошел.

— Помните свой первый трюк?

— Их было много. Но если говорить о большом кино, то самый первый — в фильме “Святой” Филиппа Нойса в 96-м году в Лондоне. Там я играл вместе в Вэлом Килмером, Валерием Николаевым и Ириной Апексимовой. Снимали сцену взрыва дома. Все везде горит, я разбиваю стекло и выпрыгиваю в окно. Не скажу, что было трудно, но вот опасно наверняка!

— А какой самый сложный?

— Самый сложный трюк у меня впереди! (Смеется.)

— Вы много сыграли плохих парней. Хороших не предлагают?

— Просто интересно играть разных людей. Вот скоро выйдет новый фильм “Неравный брак” Елены Райской. Там я наконец-то играю положительного человека, почти героя-любовника.

— Мечтали стать актером с детства или были другие варианты?

— Мои родители актеры, я рос за кулисами. Все началось с выездных спектаклей Симферопольского театра — мы разъезжали по Крыму, Украине. Потом семья переехала в Киев. И когда я заканчивал школу, то понял: или я стану актером, или непонятно кем, поскольку улица меня затягивала. Из района, где мы жили, многие отправились по тюрьмам.

Как-то недавно я ездил к родителям. Встретил знакомую, поинтересовался, где же один мой приятель. Она даже удивилась вопросу, сказала: “В тюрьме, как всегда”. Вот такой у нас райончик был.

Так что, если б я не уехал в Москву и не поступил в Школу-студию МХАТ, никогда бы не сыграл в “Личном номере”. (Смеется.)

— Вашему сыну Степану девять лет. Он уже объявлял вам, кем хочет стать?

— Возможно, он будет сниматься в рекламе или даже в кино. Он хочет, и я буду этим заниматься. Правда, пока на кастинги его еще не водил — все не хватает времени.

— Ваша жена тоже актриса?

— Нет. Не актриса. И это все, что я вам о ней скажу. Не хочу раскрывать все свои секреты.

— Вы можете абстрагироваться от личного отношения к партнеру, если у вас с ним не очень хорошие отношения?

— Да, конечно. Я — актер, и это часть моей профессии. И чтобы удалось хорошо сыграть роль, нельзя отвлекаться на посторонние раздражители, все должно быть по-хорошему. Склоки только мешают.

— Есть такое понятие “играть с показа”, то есть когда режиссер показывает, как надо сыграть. Как вы к этому относитесь?

— Плохо. И предпочитаю еще раз попросить режиссера объяснить, что и как он хочет. Тогда играть становится интереснее, можно больше ярких деталей привнести в характер героя. Ну и, разумеется, появляется простор для самого интересного — импровизации. Например, в сцене похищения дочери майора Смолина. Охранник решил помешать моему герою. Тот в ответ стреляет ему в голову. И мозги жертвы разлетаются в разные стороны. Все долго думали, как бы покруче это изобразить. Тогда я предложил сделать проще: выстрелить ему в плечо — персонаж все равно нейтрализован, с мозгами не надо возиться, да и выглядеть будет на экране не слишком кровожадно.

— Ваш герой военный. Сами в армии служили?

— Нет.

— Ага, значит, личного армейского номера у вас нет. А есть ли счастливое число?

— Люблю число семь. У меня с ним связано много хорошего. Но что именно — опять не скажу. (Загадочно улыбается.)

— Продюсер назвал вас “очаровательным подонком”. А своим положительным обаянием вы часто пользуетесь?

— Наверное, нет. А может, это у меня неосознанно получается? Вот так придешь в ЖЭК, улыбнешься, тут-то тебе все быстренько и оформят. (Смеется.)



Партнеры