Бувайсар Сайтиев: “На тренировках порву любого!”

Лучший вольник XXI века намерен вернуться на ковер в Лондоне

27 октября 2011 в 18:10, просмотров: 32359

Новость о возвращении в большой спорт трехкратного олимпийского чемпиона по вольной борьбе Бувайсара Сайтиева взорвала борцовский мир. Журналисты сбились с ног, пытаясь разузнать у Сайтиева, что да как. А он обмолвился и замолчал.

“МК” удалось взять интервью у живой легенды спорта.

Атланта-96. Именно там завоевал первое олимпийское “золото” теперь уже легендарный Бувайсар Сайтиев, а для друзей просто Бусик — чеченец из дагестанского Хасавюрта. А потом был обидный проигрыш в Сиднее. Но даже после него высшая ступень самого заветного для спортсменов пьедестала покорилась Бусику еще не раз — в Афинах и в Пекине. И Бувайсар стал третьим трехкрaтным победителем Олимпиады в истории борьбы. После пекинских Игр Сайтиев на соревнованиях больше не боролся. Ушел красиво, непобежденным. Но минуло три года, и Бусик намекнул о том, что думает о поездке в Лондон...
Чемпион на ковре и мудрец по жизни, Сайтиев так и не дал мне четкий ответ, будет ли биться за участие в своей пятой Олимпиаде. Как всегда, оставив вокруг себя ореол загадки. Впрочем, по-другому и быть не могло. Иначе это был бы уже не тот Бусик, которого мы знаем.

Бувайсар Сайтиев: “На тренировках порву любого!”
фото: Александр Орешников

«Я не умею ни под кого работать»

— Бувайсар, правду говорят, что возвращаетесь на ковер и собираетесь в Лондон за четвертым «золотом»?

— Никто пока не знает.

— Времени остается немного...

— Немного? Его нет вообще! Возвращаться в борьбу — не значит начать тренироваться. Это значит начать участвовать в соревнованиях. Тренировки у меня и сейчас есть, а вот в турнирах пока не принимаю участия. Но в ближайшее время придется выступать, иначе никакого смысла в дальнейшем я не вижу.

— От чего зависит ваше решение: бороться за участие в Играх-2012 или нет?

— Да ни от чего не зависит. Просто время сейчас такое, рано еще делать какие-то прогнозы. Это очень серьезно.

— Если будете возвращаться, в какую категорию — в 84 кг?

— Тоже не могу ответить. Я боролся и в 74, и в 84 кг. Кто его знает, в какой мне было комфортнее.

— А к ребятам, которые нынче задают тон в этих весах, присматриваетесь?

— Да, конечно. Я смотрю, кто там борется. Но могу сказать, что я не умел никогда вычислять, наблюдать за своими соперниками. Скорее они за мной следили. Сейчас я просто смотрю, мне интересно, не более. Могу подметить какую-то мелочь, но так чтобы рассматривать кого-то и тем паче под него работать — такого нет. Я так не умею. Кто-то — да, а я — нет.

— Свои старые схватки пересматриваете?

— Да не смотрю вообще. И не помню, когда последний раз это делал. Давным-давно, сто лет назад.

— Что говорит ваш великий тренер Дмитрий Георгиевич Миндиашвили?

— Дмитрий Георгиевич говорит, что надо бороться, надо выступать, что есть возможность выиграть четвертую Олимпиаду.

В 2008-м в Пекине Бувайсар завоевал третье олимпийское “золото”. фото: Мартин Габор

— И стать уникальным...

— Вот именно так он и говорит. Очень хочет, чтобы я выступил в Лондоне. Ведь если кто-то выиграет из борцов четыре Олимпиады — это будет грандиозное событие. Миндиашвили считает, что может сделать это вместе со мной, он уверен в победе.

— Тем более! Сколько же еще будете всех нас томить в ожидании?

— На самом деле я же туда не в качестве туриста собираюсь ехать, а в качестве спортсмена, члена сборной России. И для этого нужно очень хорошую кондицию иметь, основательную базу. Надо быть абсолютно уверенным в себе. А это все с неба не падает, это нужно наработать. Уверенность все время приходит только с работой. Поэтому и некорректно пока говорить об участии в Играх. Вот если на соревнованиях выйду, поборюсь, сразу станет видно всем, кому интересно, что из этого получится. Болтать все могут. Но об этом не стоит. Есть менее серьезные вещи, о которых можно поболтать. Так что надо поработать, чтобы — бах!.. Знаешь, как выстрелы происходят? Чтобы выстрел был точным, он должен быть неожиданностью даже для самого себя. Чтобы ты еще не успел понять, а уже нажал. Это очень сложно. Так же в спорте. Надо, чтобы раз, щелчок — и ты почувствовал. Когда остальные еще не поверили, не поняли, что случилось, а ты уже поверил в себя, и тебя не остановить.

— Говорят, вас можно будет увидеть в ноябре в действии на новом в календаре турнире «Московские огни» — Кубке европейских наций?

— Честно говоря, ничего не могу пока сказать. Знаешь как, соревнования в любое время обязательно найдутся. Я же не собираюсь выйти и произвести какой-то эффект. Нет нужды в этом. Да, Москва, восьмерка сильнейших — это круто. Но для меня сейчас лучше отбороться на каких-то незаметных соревнованиях. Спокойненько, без шумихи посмотреть, как я себя чувствую. Даже чтобы как можно меньше народа знало об этом. Вот так, я думаю, будет правильно. Лишний ажиотаж мне не нужен. Я не тусовочный человек, не депутат, я простой гражданин. И светиться, чтобы меня показали по телевизору со словами «вот Бувайсар начал, туда-сюда, столько-то просмотров по Интернету, столько-то комментариев», — не хочу! Я же не в зоопарке...

— Хорошо, а как сами оцениваете свои нынешние спортивные кондиции?

— Порву любого! Понимаешь, просто возьму и порву этих борцов современных. На тренировках. Пусть обижаются, если хотят.

— Домашние что говорят насчет возможного возвращения в большой спорт, в частности, мама?

— Мама никогда ничего не говорит по поводу спортивных дел, потому что она в них не разбирается. Дома тоже никто не знает, чего я в этот зал хожу. Так, спрашивают иногда, что я там делаю. А я в ответ: хожу и хожу, интересно мне. Недавно мама один раз спросила: неужели ты снова бороться собираешься? Я ей сказал, что, конечно же, нет. Зачем сейчас тревожить родных...

фото: Мартин Габор

«Чтобы воспитать человека, надо сначала воспитать себя»

— Миндиашвили вот предупреждает: чтобы побороться за «золото» в Лондоне, нужно бросить все остальное — бизнес, политику.

— Нет у меня никакого бизнеса, и в политике я не участвую. Обременяющих меня обязательств нет абсолютно. Единственное — семейные обязательства, и то я с ними с горем пополам справляюсь. Семья мне в этом помогает, уже научились без меня обходиться.

— Чем же тогда вне спорта занимаетесь?

— Ничем, живу себе спокойно. Если успеваю, езжу к родственникам, к братьям, к сестрам, к друзьям. А так, пытаюсь себя занять общественно полезным трудом: бываю на каких-то мероприятиях, принимаю участие в примирении людей. В общем, пытаюсь быть нормальным человеком.

— Тренерскую работу в будущем не намерены примерить на себя?

— У меня большой зал. Мы сейчас построили новый спортивный комплекс, буквально в двадцати метрах от моего дома в Хасавюрте. Уже там двести человек тренируются. Сейчас перед Кубком Рамзана Кадырова по вольной борьбе чеченская сборная у меня готовилась. Очень много детей у нас, тренеров. Есть еще школа, которая с 1996 года носит мое имя, в которой я когда-то занимался. Туда тоже народу много ходит. Я и там делюсь своим опытом, помогаю решать разные вопросы.

— Раз зашел разговор о детях... Как у ваших сыновей обстоят дела с борьбой?

— У меня трое сыновей и дочка. Но они маленькие еще. Старшему сыну шесть лет. Они ходят в зал через день, бегают там, прыгают, кувыркаются. Интересно им.

— А кто у них папа, понимают?

— Конечно. Но никакого восторга по этому поводу не испытывают. Они давно уже знают, что их папа — чемпион. Когда они родились, я уже был чемпионом, поэтому для них это норма.

Вице-президент Федерации спортивной борьбы России Алихан Харсиев и Бувайсар Сайтиев. фото: Александр Орешников

— Теперь, уже осознавая, что есть большой спорт, хотите, чтобы дети повторили ваш путь?

— В данный момент, вспоминая всю свою спортивную жизнь, я совершенно не вспоминаю тяжелые моменты, лишения. В основном спорт заставляет отказаться от вредных привычек, от ненужных связей и контактов. И профессиональное отношение к спорту — это в первую очередь супердисциплина. Так что здесь проблем я не вижу. А желаю ли я своим детям такой известности, как у меня? Нет, не желаю. Ни себе бы не желал, ни им. А вот чтобы их трудовая деятельность была так же физически насыщенна — пусть! Даже если это будет не борьба, а любой тяжелый труд. Я считаю, что от тяжелого труда человек может стать лучше, благороднее, добрее и чище. А все, что сопутствует большому спорту, очень нелегко дается. Нужно иметь такие качества, как актерство, тягу к популярности. Если человек расположен ко всем этим делам — пожалуйста. Если же человек закрытый, для него это будет пытка. Меня вот известность напрягает, потому что я как бы становлюсь не самим собой. Приходится учиться жить в двух лицах: с одной стороны, быть чемпионом, которого все везде узнают и считают своим достоянием, а с другой — оставаться тем, кто ты есть без титулов. Даже если я пожелаю своим сыновьям известности, то, во всяком случае, не такой ранней, как у меня. Пусть лучше о них узнает мир в зрелом возрасте. Потому что, когда ты зеленый совсем, а вокруг тебя постоянно очень много людей, тяжело молодому человеку в такой ситуации сделать правильный выбор. Бремя славы поддавливает...

— Как вообще воспитываете детей?

— Как правило, я мало бываю дома. В наших традиционных чеченских семьях в основном воспитанием занимается мать. Общение с отцом проходит как бы в назидательной форме. Когда они маленькие, присутствует такая наигранная строгость, чтобы дети чувствовали порядок. А хвалить, баловать — это уже делают бабушки, мамы, тети, дяди. У нас не принято при старших своих детей брать на руки. Дети всегда понарошку воспитываются в строгости, даже в нынешних современных условиях. Хотя сейчас не стоит им сильно гайки закручивать. Наоборот — их нужно научить правильно жить при достатке. Чтобы они достойными людьми стали. А вообще вот что скажу: дети все чувствуют. Они очень быстро растут и видят, какие мы. Наши родители рано вставали, все время трудились. Были примером. Если бы они валялись на диване, а нам говорили, что надо пахать, вряд ли мы бы их слушали. Поэтому, чтобы воспитать человека, надо в первую очередь воспитать себя. Нужно прежде всего к себе относиться строго. Только тогда дети тебе поверят. Мне, как и другим молодым современным людям, это дается нелегко. Трудно быть эталоном для собственных детей, но я стараюсь.

Лучший борец планеты с участниками турнира имени себя в Красноярске. фото: Александр Орешников

— В спорте вам покорились все вершины. А в жизни остались непокоренные?

— Предвкушение всегда слаще свершения. Так написал когда-то академик Дмитрий Лихачев. И это действительно так. Ведь человек, даже получив что-то желанное, к чему он очень долго стремился, все равно остается недовольным. Как будто у него нет ничего. Вот и у меня всегда ноль. Сегодня стал олимпийским чемпионом, а сошел с пьедестала — и ноль. Все надо начинать сначала. Так и в спорте, и в жизни.

— У Бувайсара Сайтиева есть кредо?

— Громкие слова это все. Я вообще человек, который пытается освободиться от всяких стереотипов. Быть самим собой — вот что очень важно для любого человека. Надо понять себя и не противоречить себе. А если себя не осознал, потом очень грустно с этим жить. К сожалению, очень мало людей, которые понимают себя. Сложно это, но нужно стараться работать над собой и ни на чем не заморачиваться.

Благодарим вице-президента Федерации спортивной борьбы России Алихана Харсиева за помощь в организации интервью.



Партнеры