Белые надежды

Стивен Фиринг: “Натуру спортсмена нельзя ломать, ее важно понять!”

1 ноября 2011 в 20:17, просмотров: 1321

С того момента как Федерацию фристайла России возглавил Андрей Бокарев, а его первым вице-президентом стал известный спортивный руководитель Сергей Король, ситуация в этом виде спорта стала меняться на глазах. Сергей Николаевич досконально изучал обстановку в каждой команде — в могуле, акробатике и ски-кроссе (на тот момент слоуп-стал и хав-пайп еще не объявили олимпийскими дисциплинами), можно сказать, в формате 3D  — со стороны тренеров, спортсменов, ученых. Однако главным шагом стало назначение сразу нескольких иностранных специалистов на должности старших тренеров сборной. В частности, в могуле — канадца Стивена Фиринга.

Белые надежды

Наш и телом и душой

Так сложилось, что со Стивеном Фирингом я познакомилась год назад в финской Рукке. Там проходил традиционный сбор российской сборной и этап Кубка мира по фристайлу. Фиринг тогда еще не работал в нашей команде, но предварительные переговоры уже шли. И несмотря на внешнюю сдержанность, глаз у именитого тренера горел. Чувствовалось, что внутренне он уже принял этот вызов и на самом деле проникся русским духом. Парадокс просто. Канадо-американец по происхождению, жена — японка, а душа, можно сказать, наша.

— Стивен, а в постоянной разлуке с семьей жить не тяжело?

— Мы с женой привыкли уже. Скучаю, конечно, по ней и по детям, но так уж складывается. Ей нравится Токио, а моя жизнь — постоянные перелеты...

Однако во время землетрясения в Японии Стивен пережил настоящий шок. В тот момент он находился в шведском городке Оре, но сразу нашел поддержку у руководства Ассоциации лыжных видов спорта России. Были планы немедленно эвакуировать семью либо в Швецию, либо в Норвегию, либо в Канаду, где у Стивена есть дом. Но оказалось, что сделать это невозможно. Все авиарейсы были отменены... К счастью, родные Стивена не пострадали.

Проблемы языкового барьера не было вообще!

— Мы не чувствуем никакого языкового барьера, — поделилась со мной Марика Пертахия во время недавнего сбора команды на федеральной олимпийской базе «ЮГ-Спорт» в Сочи. — Если честно, просто обожаем Стивена. Настолько здорово он все нам объясняет. А главное, продуктивно строит работу, потому что чувствуется результат. Конечно, тренировки бывают очень тяжелые, особенно по физподготовке. Но зато потом насколько легче на снегу!

— Скажи, а обстановка в команде с приходом иностранного тренера изменилась?

— Обстановка просто супер. Спокойная, позитивная. В такой приятно работать.

Как рассказал мне Сергей Николаевич Король, с приходом известных людей в российский фристайл нам фактически открылись все окна — и на Запад и в Европу. Мы теперь можем тренироваться на лучших трассах, в лучшее время. Наших спортсменов теперь везде рады видеть — потому что тренеров сборной России знают и уважают во всем мире.

Стивен полон амбиций

— Для меня дело чести — подготовить к Олимпиаде-2014 сборную России, — признался Фиринг. За 22 года своей тренерской карьеры он успешно работал со сборными Японии, Южной Кореи и Канады. Да что говорить, достаточно назвать имена его титулованных воспитанников — олимпийская чемпионка 1998 года, призер Игр-2002 Таэ Сатойя, двукратная чемпионка мира Айко Уемура, чемпионка мира-2007 года Кристи Ричардс и, конечно, серебряный призер Олимпиады в Ванкувере Дженнифер Хейл.

— Стивен, насколько я знаю, первое, что вы сделали — ужесточили межсезонную физподготовку наших могулистов. Почему?

— Ну потому что я прекрасно понимаю, что когда ребята уезжают домой, надрываться там они не будут...

— Стало быть, вам известно про нашу коронную русскую ленцу...

— Отлично известно, — улыбается Стивен. — Потому и заставляю выкладываться во время сборов. Все-таки я четко знаю, ради чего даю ту или иную нагрузку. Ведь очевидно, что без техники все остальное никому не нужно. Значит, надо оттачивать отдельные элементы, и на горе потом ребята начинают осознавать, ради чего все это делалось.

— Скажите, а как быть с психологическими особенностями наших спортсменов? Все-таки вид спорта очень сложный, связан с постоянным риском. Нужны в команде психологи, как считаете?

— Не думаю, что нужны психологи. Но понимание проблем спортсмена, безусловно, нужно.

— Та же Регина Рахимова не раз выигрывала первую попытку на соревнованиях, а вторую заваливала, и сама не могла объяснить, в чем дело. Говорила о том, что ей не хватает поддержки личного тренера.

— Я об этом не слышал, но обязательно выясню этот момент. Хотя, мне кажется, обстановка в команде сейчас вполне комфортная и позитивная. Это вообще один из моих основных принципов — давать спортсменам как можно больше позитива, чтобы у них был кураж, чтобы ничто на них не давило.

— А между тем дисциплину вы любите жесткую, насколько мне известно?

— Так без дисциплины любой процесс не имеет смысла. Мне кажется, ребята отлично это понимают.

— Не зря мне говорили, что все наши могулистки в вас чуть ли не влюблены...

— Ох и не верится! — смеется Стивен.

— Скажите, а как вы строите работу с одним из самых одаренных наших ребят, Александром Смышляевым?

— Он не любит идти на риск, в том смысле что никогда не станет прыгать слишком сложный прыжок, зная, что может его сорвать. Предпочтет сделать то, в чем уверен по крайней мере на 90 процентов. С одной стороны, это хорошо, но с другой — надо не бояться иногда идти на прорыв, пробовать, рисковать. Иначе сердца арбитров не растопить.

— А как пробудить в Саше этот кураж, вы видите какой-то способ?

— Не считаю нужным ломать натуру человека. Потому что он из без того невероятно самокритичен. Видит каждую минимальную неточность, его раздражает даже малейшее несовершенство. Потому он и делает только то, что может сделать идеально. Но я считаю, что идеальных прыжков в принципе не бывает. И есть мелочи, которых, кроме самого спортсмена, не видит почти никто. Думаю, Саша сам постепенно перейдет на новый уровень. В этом году мы форсировать события не будем — в этом нет никакого смысла. Лучше отработать то, что есть, главное — чтобы без травм. До Сочи у нас время еще есть, так что будем усложнять программу постепенно.

— А ваша цель в Сочи какова — максимальная, конечно?

— Моя мечта — весь российский олимпийский пьедестал.




Партнеры