Евгений Бареев: «Навальному у нас будет скучно»

Главный тренер сборных России по шахматам ответил на вопросы читателей «МК»

29 июля 2013 в 18:56, просмотров: 3152

По случаю Международного дня шахмат в «МК» состоялась онлайн-конференция с заместителем председателя правления Российской шахматной федерации и главным тренером сборных команд страны, гроссмейстером Евгением Бареевым, который ответил на самые актуальные вопросы, заданные читателями газеты и сайта mk.ru, а также корреспондентами «МК».

Евгений Бареев: «Навальному у нас будет скучно»
фото: Борис Долматовский

— Евгений Ильгизович, еще недавно вы находились в списке супергроссмейстеров — входили в сборную страны, четыре раза становились олимпийским чемпионом, успешно выступали в международных соревнованиях. А теперь о вас как об игроке совсем не слышно. Решили перейти на тренерскую работу или стать шахматным функционером? А ведь Корчной, например, еще в 50 лет боролся за корону, чуть не обыграл Карпова в Багио. Не слишком ли рано вы оставили большие шахматы?

— Я поставил точку в своей спортивной карьере в 40 лет, поскольку счел, что это предельный возраст для шахматиста, когда наступает некоторое пресыщение игрой, физическая усталость, все труднее выдерживать турнирный марафон. В середине «нулевых» шахматная жизнь не так бурлила, как сейчас, и я активно занялся нашими талантливыми детьми. Время от времени еще играл, но, когда мне предложили возглавить сборную России, я согласился и полностью сосредоточился на тренерской работе. Из великих шахматистов для меня примером был скорее не Корчной, а Каспаров, который примерно в том же возрасте, причем находясь на самой вершине, ушел из спорта.

— Вам не грустно, что вы больше не увидите шедевров Каспарова? Наверное, интересно было бы наблюдать за его соперничеством с Карлсеном. Кстати, как вы относитесь к политической деятельности Каспарова? Говорят, что из-за нее он перебрался за границу и не собирается возвращаться. Это действительно так?

— Мне, конечно, грустно, но появляются другие кумиры, они создают другие шедевры, которые я с удовольствием смотрю. Что касается конкуренции Каспарова и Карлсена, то надо учесть, что все-таки Гарри уже за 50, а Магнусу чуть больше 20. Гипотетически увлекательно было бы следить за их противостоянием, если бы оба находились на пике своей формы, но это нереально. К увлечению Каспарова политикой я отношусь с пониманием, это его решение, которое надо уважать. Тоже знаю из Интернета, что он пока не спешит домой. Но, думаю, это временно, с Россией у него связано слишком много.

— Почему экс-чемпион мира Владимир Крамник так неудачно выступил этим летом? В двух Мемориалах — Алехина и Таля — набрал меньше 50% очков, а в Мемориале Таля вообще занял последнее место. А вот у Каспарова за всю карьеру не было таких провалов.

— Сам Владимир объясняет свой спад тем, что выложился в турнире претендентов, где он поделил первое место с Карлсеном и уступил ему лишь по числу побед. Но Крамнику обеспечено место в следующей претендентской битве, и ему не нужно ни о чем беспокоиться. Если сравнивать с Каспаровым, то все-таки Гарри прекратил играть почти 10 лет назад, когда не было такого количества соревнований и такой острой конкуренции. Сейчас сильнейшие шахматисты переезжают с одного супертурнира на другой, и быть всюду первым было бы трудно даже 13-му чемпиону.

— Евгений, здравствуйте! Как тренер сборных, объясните, пожалуйста, почему наша мужская команда уже десять лет не может выиграть Олимпиаду, хотя по рейтингу превосходит своих конкурентов?

— Да, сборная России с 2002 года не побеждала на Олимпиадах, уступая то Украине, то Армении. Более того, она не выиграла и последний чемпионат мира. Но могу сказать, что никакого логического объяснения этому феномену не существует. Действительно, по именам наша команда всегда фаворит, но каждый раз чего-то не хватает. Менялись тренеры, менялся состав, но факт остается фактом — мы никак не можем завоевать «золото», и новому тренеру Юрию Дохояну предстоит разрешить эту головоломку. В этом году он будет штурмовать мировую европейскую вершину, а в следующем попытается покорить Олимпиаду.

— Несколько лет назад непримиримые соперники Карпов и Каспаров неожиданно нашли общий язык: 12-й чемпион мира боролся за пост президента ФИДЕ, а 13-й ему помогал. Вы тогда написали, что, мол, не дай бог, если два «К» объединятся — смертельная опасность для шахмат. Что вы имели в виду?

— В той же статье я объяснил свое отношение к Каспарову как к человеку, который многое разрушил в шахматах, а к Карпову как к человеку, который действует согласно сиюминутной выгоде и легко меняет свои убеждения. И я сомневался, что объединение двух этих выдающихся личностей пойдет на благо шахмат. Мне представлялось, что, наоборот, они используют их для достижения своих личных интересов.

— Вы иногда резко высказываетесь о своих коллегах-гроссмейстерах. Не бывает из-за этого обид и ссор?

— У меня не бывает. А коллеги обижаются. Но я не касаюсь личных качеств людей, а реагирую на какие-то конкретные поступки и выражаю свою позицию как тренер сборной. Это происходит исключительно оттого, что я болею за дело и хочу, чтобы спортсмены профессионально относились к своим обязанностям. Но вы правы: резко лучше не высказываться.

— О скандале с сестрами Косинцевыми, сильнейшими российскими шахматистками, которые отказались играть за сборную в командном чемпионате мира, написано немало. Как тренер сборных вы пытались ликвидировать конфликт?

— По этому поводу РШФ открыто информировала шахматную общественность. Девушки заняли крайне жесткую позицию и отказываются даже обсуждать эту тему, пока не будет заменен тренер женской сборной Сергей Рублевский. Федерация созвала тренерский совет, куда пригласила и Надежду с Татьяной. Но они не приехали и до сих пор так и не объяснили, в чем же «провинился» Рублевский. Получается, что к любому тренеру можно предъявить претензии, не обосновывая их. Сегодня одна шахматистка, завтра другая. Так у нас не останется ни шахматисток, ни тренеров. Сергей между тем и сейчас готов работать с девушками. Вопрос по-прежнему висит в воздухе.

— Меня зовут Светлана, я кандидат в мастера спорта, время от времени посещаю крупные турниры в Москве, где не раз видела вас. У меня такое впечатление, что вы никогда не улыбаетесь. Это так или мне не везло?

— Как сказал один популярный герой, «когда в делах — я от веселий прячусь, когда дурачиться: дурачусь». Скорее всего я был на работе, оттого и сохранял солидный вид. Так что вам просто не повезло. В следующий раз, отправляясь на турнир, дайте знать, и я буду улыбаться весь вечер специально для вас.

— На мой взгляд, экс-вундеркинд Сергей Карякин в своих интервью постоянно занимается пиаром, сообщает, что у него есть и спонсор, и менеджер, что он должен стать претендентом на корону, а затем и чемпионом мира. Но пока что он провалил серию Гран-при ФИДЕ. Не лучше ли Сергею больше внимания уделять шахматам, чем пиару?

— Насколько я знаю, Карякин очень много работает. Все свободное от турниров время проводит на сборах с тренерами, у него их целых три. Так что упрекнуть его в том, что он мало трудится над шахматами, я никак не могу. А пиаром занимается, как и положено, его пиар-менеджер.

— Судя по всему, поединок Ананд — Карлсен завершится победой Магнуса, и в конце года родится новый шахматный король. Вы согласны с этим?

 — У юного норвежца, безусловно, больше шансов, чем у Ананда. Но я считаю, что его большая ошибка играть в Индии — ненужные риски, связанные с климатом, питанием, водой и т.д. Если бы матч состоялся в европейской стране, а свою кандидатуру предлагал Париж, то я поставил бы любые деньги на Карлсена. Но в Индии не поставлю ничего, потому что нет гарантии, что здесь все пройдет гладко, не возникнут непредвиденные обстоятельства нешахматного характера. Конечно, когда Илюмжинов уже после окончания турнира претендентов объявил, что матч за корону пройдет в Ченнае, спорить было бесполезно. Но Карлсену следовало еще до его старта настоять на проведении стандартной процедуры выбора места матча на первенство мира, и Кирсану Николаевичу не удалось бы отмахнуться от Парижа как лучшей кандидатуры как по призовому фонду, так и по медиапривлекательности.

 — «Электронные гроссмейстеры», как известно, давно играют сильнее «белковых». А насколько актуальна ныне проблема читерства?

— Компьютерные подсказки беспокоят абсолютно всех. Печально, что уже и юные шахматисты пользуются запрещенными приемами. ФИДЕ даже решила создать специальную комиссию по разработке так называемых античитерских мер. Надеюсь, что в ближайшее время будет внедрена комплексная программа борьбы.

— Алексей П. В РШФ полная неразбериха с формированием сборных. Отсутствует соответствующий документ, в команды не попадают сильнейшие игроки, нет гласной информации, не соблюдаются права шахматистов и т.д. Пусть Евгений Бареев прокомментирует это замечание в своей обычной желчно-язвительной манере.

— Насчет желчно-язвительной манеры ничего не поделаешь — какая есть. А если по делу, то картина выглядит так. Сборные комплектуются исключительно по правилам Министерства спорта и туризма, нас кураторы тщательно проверяют. Поэтому попасть в команду могут только гроссмейстеры, добившиеся серьезных успехов в течение минувшего года. Например, вице-чемпион страны Ян Непомнящий в данный момент не включен в сборную, поскольку неудачно выступал в прошлом году.

— В РШФ текут большие денежные потоки, и неизвестно, куда они вытекают. Вы не боитесь, что вами займется Алексей Навальный, которого несколько часов назад освободили из-под стражи? (Онлайн-конференция состоялась 19 июля, накануне Международного дня шахмат. — Е.Г.).

— У РШФ много идей, и любые денежные средства можно потратить с пользой для шахмат, что, собственно, и делается. Но в федерации прозрачная бухгалтерия и безупречная отчетность, так что, полагаю, Навальному у нас будет скучно. Разве что он сменит свою политическую игру на шахматную.



Партнеры