С новым гольфом!

Мария Верченова: “Папа потратит на мои турниры минимум 100 000 долларов. Но я их верну”

12 января 2007 в 00:00, просмотров: 711
  Символично, что лучшими спортсменами-2006, по опросу известного агентства АР, были признаны вовсе не теннисисты.
     И даже не футболисты. А гольфисты — причем и в мужской, и в женской номинациях. Звездный американец Тайгер Вудз и мексиканка Лорена Очоа (подробнее о них — чуть ниже), потеснившая с вершины женского мирового рейтинга Аннику Сорренстам.

     
     Этот успех сделал мексиканскую гольфистку национальной героиней. А вот надежды наших любителей гольфа связаны теперь в первую очередь с Марией Верченовой, которая в прошлом году выиграла несколько любительских национальных чемпионатов помимо российского, а с этого года решила начать профессиональную карьеру. И настолько успешно прошла квалификацию в Европейский женский тур, что сможет теперь выступать во всех основных турнирах сезона!
     Машу почти невозможно застать в Москве. Летом она тренируется в Чехии, зимой — в солнечных странах Европы. Благо материальные возможности семьи это позволяют. Кроме того, отец с самого детства всюду ездил вместе с ней. А в гольфе это так же важно, как и в теннисе. Где была бы та же Шарапова без своего папы или Курникова без мамы…
     Увидеть Марию Верченову удалось на праздновании корпоративного Нового года в Московском городском гольф-клубе. Она произвела настоящий фурор, появившись в ярко-красном платье, идеально облегающем фигуру. Представьте, как оно смотрелось в сочетании с роскошными черными локонами и шоколадными глазами… Не случайно в одной из европейских газет Машину фотографию разместили вместе с фото Курниковой и Шараповой в колонке под названием: “Так должна выглядеть современная спортсменка!”
     — Поздравляю, ты стала первой российской девушкой, которой удалось так удачно пройти квалификацию — даже опередила нашу первую гольфистку-профи — Ульяну Ротмистрову…
     — По результату — да. Ульяна тоже очень хорошо прошла первый этап квалификации, но во втором не попала в число 28 лучших игроков. Поэтому у нее был меньший допуск к турнирам.
     — Как проходила квалификация? Насколько я помню по рассказам Ульяны Ротмистровой, это очень сложное мероприятие и сильно выматывает — и физически, и психологически.
     — Первый этап квалификации я проходила в Италии. Второй — в Испании. Каждый этап длился 4 дня. В первом этапе участвовали 92 гольфистки, во второй пробились только 46. И там мы уже играли вместе с теми девушками, которые выступали в Европейском туре в прошлом году. Первый этап они проходят автоматически, а во втором должны подтвердить свой статус. А в результате кат могли пройти только 28 девушек из 96.
     — Сложные были поля?
     — Ужасно! Просто невероятные, но при этом такие классные. Одного мастерства там было явно недостаточно. Очень важно было заранее тактически продумать игру. Многие девчонки погорели именно на том, что этого не сделали.
     — А почему ты не стала проходить квалификацию в самый престижный женский тур LPGA?
     — Потому что я пока не готова играть в американском туре. Все-таки это очень высокий уровень. Можно, конечно, начать с турниров фьючерс (более низкая ступенька LPGA), но это не слишком интересно. И для этого в любом случае нужно жить в Америке, а мне нравится жить в Москве.
     — Сколько турниров Евротура ты планируешь сыграть в этом сезоне и каких затрат это потребует от твоего отца?
     — Теоретически я могу играть 20 турниров, но настраиваюсь примерно на 15. А потребует это как минимум 100 000 долларов.
     — Как думаешь, сможешь заработать на жизнь своими результатами и вернуть папе хотя бы часть денег?
     — Разумеется.
     — А вот Ульяне удалось заработать совсем немного — в сравнении с тем, сколько приходилось тратить на поездки...
     — Но она могла играть только 3 турнира. Причем по остаточному принципу, там, где было место. На турниры с более высоким призовым фондом в такой ситуации пробиться очень сложно: каждый раз на нервах нужно ждать — разрешат играть или нет. К счастью, у меня ситуация другая.

Игорь МАЛЫШКОВ: “ЗА БОЛЬШИМ ГОЛЬФОМ — БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ”

     — Я не вижу смысла сравнивать, кто лучше — Ульяна Ротмистрова или Мария Верченова, — сразу заметил Игорь Малышков, президент Московской федерации развития гольфа и Московского городского гольф-клуба (МГГК), где, собственно, и выросли обе наши гольфистки. — Мы работаем вместе уже более 5 лет. И еще в прошлом году Маша уступала Уле. Однако в этом году, безусловно, совершила настоящий прорыв. В Машиной ситуации сошлись несколько важных факторов. Талант, крепкая нервная система, а помимо этого ей очень повезло с поддержкой родителей — и моральной, и материальной. А финансовый момент в таком дорогостоящем виде спорта играет важную роль. Далеко не каждый наш гольфист может похвастаться таким надежным тылом.
     — Ну а как вы оцениваете результат нашей нынешней женской команды на последнем женском чемпионате мира в Новой Зеландии?
     — В командном чемпионате мира девушки выступили неплохо, но хуже, чем 2 года назад в Пуэрто-Рико, когда едва не попали в десятку сильнейших. На этот раз они стали семнадцатыми.
     — А что можете сказать о мужской сборной?
     — Ребята выступили лучше, чем в прошлый раз, но хуже, чем могли. В первый день им даже удалось обыграть сборную США, и по своим возможностям они должны были попасть в первую тридцатку. Обидно, что в результате стали только сорок первыми. Но тем не менее обыграли 29 очень сильных команд. Выступали на этот раз Виноградов, Павлов и Захаров. Однако на данный момент у наших гольфистов нет лидера, за которым бы они тянулись. И конкуренции между нашими игроками тоже, по сути, нет. Вот в скором времени она появится, и тогда уровень мастерства начнет заметно расти.
     — Почему наши девушки-гольфистки добились большего, чем ребята-гольфисты?
     — Потому что конкуренция у ребят гораздо выше, как и в теннисе. Кроме того, многие начинают играть только с 13—14 лет, а большинство сильнейших игроков начинают заниматься в 5—6 лет.
     — Почему закрылся крытый гольф-центр в Бутове? Это ведь было единственное место в Москве, где можно было тренироваться и зимой.
     — Мы вынуждены были отдать этот центр под теннисные корты, потому что содержание его для Московской федерации развития гольфа оказалось слишком дорогим. Кроме того, медицинская комиссия пришла к выводу, что давление внутри крытого центра превышало допустимую норму для детей.
     — А что сейчас можно сказать о подготовке юных игроков, есть ли у нас надежды на будущих гольфистов?
     — У нас сейчас существуют 4 сборные Москвы в разных возрастах и все полностью экипированы. Есть очень перспективные девочки 14 лет, на которых мы возлагаем большие надежды.
     — Многие ли из сегодняшних любителей перейдут в профи в нынешнем сезоне?
     — Мы решили, что до следующего командного чемпионата мира никто не уйдет в профи. В том числе и Галина Ротмистрова останется в любительской команде. Мы не можем терять таких опытных игроков. Тем более что далеко не всем есть смысл уходить в профессионалы.
     — Правда ли, что Московская федерация развития гольфа намерена создать школы гольфа на базе школ среднего образования?
     — Безусловно.
     — Каковы успехи российских гольфистов на сегодняшний день?
     — Игроки Московского городского гольф-клуба выиграли несколько командных и личных крупных международных любительских турниров.
     — А как успехи мэра Москвы — насколько я знаю, он всерьез увлекся гольфом и тренируется чуть ли не каждый день?
     — У Юрия Михайловича все замечательно получается. И у его супруги Елены Николаевны тоже успехи налицо.
     — Символично, что Николай Роговский был признан Ассоциацией гольфа России лучшим тренером года, но уже с нынешнего сезона решил резко поменять специализацию. Отныне он генеральный директор футбольного клуба “Даугава”…
     — Николай решил вернуться домой, в Латвию. Там у него семья, шестилетняя дочка, которая росла без него. Все это время он уделял гольфисткам, которые сами стали ему как дочки. Но ему к своему ребенку захотелось. И теперь он будет гендиректором футбольного клуба “Даугава”, который я купил. У меня друг детства стал вице-мэром города Даугавпилса. И я решил разделить с ним социальную ответственность.
     — Кто же отныне возглавит подготовку наших гольфисток?
     — Ульяна Ротмистрова стала главным тренером Московской федерации развития гольфа. Думаю, ее игровой — и любительский, и профессиональный — опыт бесценен для сегодняшних игроков.
     — Как считаете, в России изменилось отношение к гольфу?
     — Однозначно. Раньше его воспринимали просто как развлечение для богатых людей. А сейчас многие уже понимают, что это спорт. И если раньше в среднем занималось 600 человек на всю страну, то теперь около 6 тысяч.
     — Ну а вы-то как, Игорь Владимирович, вы же сами талантливый игрок, однако вынуждены руководить, вам просто физически тренироваться некогда?
     — Я как сапожник без сапог. Много сил отдаю гольфу, но играть самому почти не получается, и это очень обидно.

КТО ОНИ, ЛУЧШИЕ В МИРЕ?

     Лорена Очоа
     Никто не ожидал такого успеха от девушки из Мексики. Из 107 миллионов населения этой страны лишь 50 тысяч могут себе позволить заниматься гольфом. Но 24-летняя Лорена Очоа смогла — в прошлом сезоне выиграла аж 6 турниров LPGA и обошла-таки непобедимую американку Аннику Сорренстам. Такой прорыв внушает оптимизм и российским гольфисткам.
     Тайгер Вудз
     Американские журналисты признали его лучшим спортсменом мира. Темнокожий гольфист обошел даже первую ракетку планеты, Федерера, который, кстати, является поклонником его таланта. Многие уже забыли, какой спад был не так давно в карьере легендарного Тайгера. Слишком уж высоко он снова взлетел. В 2006 году Тайгер отыграл один из самых удачных сезонов за всю свою карьеру. Он завоевал 8 титулов, и два из них — на турнирах “Большого шлема”.


Партнеры