Алфавит Евгения Яковлевича

В пятницу знаменитому тренеру Гомельскому — 70

23 декабря 2008 в 17:22, просмотров: 1521

Никогда еще 40 минут баскетбола не пролетали так незаметно. Финальный матч Кубка Единой лиги в Москве нам повезло посмотреть в компании президента московского “Динамо”, заслуженного тренера СССР, олимпийского чемпиона-1992 Евгения Гомельского. Говоря о предстоящем 26 декабря юбилее, мы отошли от традиционной формы интервью, а предложили Евгению Яковлевичу следующее: на каждую букву русского алфавита назвать самое сокровенное слово. Или имя. “Что ж, давайте попробуем”, — откликнулся Гомельский.

Александр Яковлевич. С таким братом, как у меня, мне даже не пришлось выбирать профессию. Он сам повлиял на мой выбор. Теперь хочется во многом продолжать дело брата.

Анечка. Моя внучка в свои 6 лет уже красавица и умница. Вы же знаете, что я в хорошем смысле сумасшедший дедушка! Назвали ее в честь моей тещи Анны Андреевны, моей тещи — святого человека.

Баскетбол. Не буду оригинален, если скажу, что с моим ростом можно было подумать и о другом виде спорта. Но я выбрал баскетбольную профессию, и лучше я ничего не знаю.

Вольнов и Воронина. В моем понимании — революционер баскетбола. Геннадий с его ростом 203 см вышел в поле и стал играть активного защитника! Это уже потом стало в порядке вещей. Галина — эталон центровых всех времен. Покойному Белову я не раз говорил: пойдем смотреть на Галю!

Гомельский. Не я создатель этой фамилии, поэтому не вижу ничего нескромного, если назову ее.

Дима. Мой долгожданный сын. С ростом 1 метр 90 см (один в нашем роду такой рослый) он в 23 года уже был ветераном ватерпольного “Динамо”.

“Динамо”. Не каждый может похвастаться тем, что в одном клубе провел всю жизнь. Именно там произошло мое становление как человека и как тренера.

Евгения. Про свое имя молчу, а вот вторую мою внучку сын назвал в честь деда. Растет еще одна лапочка.

Женщины. Я прославлял и буду прославлять российских женщин. Самые выносливые, терпеливые. Я бы никогда не стал чемпионом Олимпийских игр в Барселоне, если бы не они. Но главные женщины в моей жизни — в моей семье. Жена, дочь и обе внучки.

Засульская. Наташа, одна из лидеров той сборной, что выиграла в Барселоне Игры. Улыбчивая в жизни — зверь на площадке. Прекрасная центровая.

Илюша. Мой долгожданный внук, продолжатель фамилии по нашей линии. Растет крепышом, сейчас ему два с половиной.

Команда. Я не люблю слово “единомышленник”, потому как считаю, что мысли пусть у всех будут разные, а вот движение — к общей цели. Такова команда, причем не только в узком спортивном понимании. Говорят же: “У него хорошая команда”. Таким людям преграды не страшны. А если говорить о моих командах, верхом моего КПД стала команда “Динамо” образца 1973—1978 годов.

Ленинград. Я родился на Петроградской стороне до войны. Для меня город стал синонимом стойкости и интеллектуальным центром.

Латвия. Вопреки большой политике я говорю, что для меня это та республика, которая сделала для меня очень много. Я вспоминаю институт физкультуры, жизнь в квартире старшего брата... Я говорю по-латышски. Когда учил, команда не смеялась надо мной, а помогала. Вообще, недаром генсек ФИБА Джонс назвал тогда Ригу столицей европейского баскетбола!

Москва. Я не знаю больше города, который помог стольким людям добиться своего в жизни. Не хочу другие города обижать, но я уже москвич: здесь у меня родились мои дети, внуки.

Мудрость. Она может прийти только с годами, но всегда будет востребована. Всем советую перечитать Ивана Андреевича Крылова.

Надежность. Для мужчины такая характеристика очень высока, пусть и жизнь сейчас сложная. Но для меня пример надежности — это моя жена, а также мой давний друг Владимир Суховерко.

Невостребованность. А вот с этим понятием не желаю сталкиваться до конца жизни — ни в людях, ни в работе.

Олимпиада. Звание чемпиона Игр остается навсегда — выиграл ты “золото” в 16 лет или в 66... Барселона стала одним из моих любимых городов на земле. А еще все время повторяю, что горжусь: мы с Александром единственные (в баскетболе по крайней мере) два брата, выигравшие Олимпиады.

Ольга. Моя дочь. Человек, из-за которого мне ни разу не пришлось краснеть. В школе, в студенческие годы она была только отличницей. Лучшей — в качестве сотрудницы. Назвал я ее в честь ныне покойной супруги брата Ольги Павловны. Я был для них как старший сын. Сейчас моя Ольга работает в Академии олимпийских чемпионов братьев Гомельских, помогает мне.

Пунктуальность. Отличный показатель меры ответственности. Эта черта человека, уважающего людей.

Победа. Без нее в спорте очень трудно жить. Добрые слова хотел бы сказать и о поражении. Без него победы не бывает, это как тень и свет. Другое дело, когда поражение убивает в тебе желание подняться, отойдя на шаг назад, сделать два вперед. Это очень плохо.

Родина, Россия. Человек, который ею не гордится, не вызовет у меня ни капли уважения. А кто плохо выскажется, может и в лоб получить! Я работал тренером в Испании, Израиле, Польше, видел очень много. Но, когда впервые увидел Байкал, воскликнул: “У кого еще есть такое озеро?!” Когда приехал во Владивосток: “Где еще есть такой мыс?!” Могу признаться, что слезы во время исполнения гимна в честь победы — это не у одной Ирины Родниной.

Спорт. Самая уникальная деятельность. Почему? А потому, что здесь очень трудно, даже практически невозможно лгать. Критерий моей дочери таков: “Папа, посмотри, этот человек даже ни за кого не болеет!” Помните, как в 2007 году сборная по хоккею уступила финнам в овертайме, и 14 тысяч человек аплодировали проигравшим! Только вот не понимаю, когда вижу на трибунах руки, вытянутые в фашистском приветствии, не понимаю этих всех скинхедов... У спорта национальности нет. Никто никогда не держал в голове, что Сабонис литовец, и ему нельзя отдать пас?

Татьяна. Для меня это самое сладкое имя на свете, имя моей жены. И ради меня она прекратила играть в баскетбол, хотя перед ней открывались большие перспективы. А подчинила свою жизнь мне, моей деятельности. И она единственный человек, который может мне врезать как следует.

Тренер. Интереснее профессии нет. Он должен знать, куда он пришел. Это же не только пьедестал, но прежде всего свист, риск увольнения, разговоры с руководством, конфликты в команде... Если ты все это смог пережить — значит стал тренером. Наша страна очень богата выдающимися тренерами.

Улыбка. Не обязательная, натянутая, что я часто наблюдал в Америке, а искренняя, открытая — открывает все двери, сердца. Сейчас время трудное, но дай бог нам почаще улыбаться. Ведь злое лицо и суровый взгляд красивым человека не делают...

Учеба. То, что никогда не поздно. Многие утверждают, что в возрасте трудно освоить еще один иностранный язык, иные не хотят совершенствоваться даже в собственной профессии. Про компьютер говорят: “Не мое”. А я так не считаю. Когда тренировал в Израиле, ничего сложнее иврита не встречал. Когда взялся за уроки, даже стал забывать английские и испанские слова. Но зато видел в глазах игроков неподдельную радость: “Он разговаривает на НАШЕМ языке!” А супруга Татьяна Андреевна, которая вместе со мной стала иврит осваивать, с тех пор в шутку говорит: “Ты меня еще ивриту будешь учить?”

Фаина. Более уникальной мамы, чем наша, трудно себе представить. Ее тщеславие в хорошем смысле не знало границ. Она даже в троллейбусе могла во всеуслышание заявить, показав на меня, — вот брат Гомельского! Все, даже внуки, звали ее Фаня.

Хлеб. Людей, переживших блокаду, становится все меньше, но я вижу, как они пытаются передать свое отношение поколениям. Для меня слова “хлебопашец”, “хлебороб” — очень добрые. А сколько вообще в русской культуре поговорок посвящено хлебу!

Хулиганство. Чуть не забыл. Если в добром, “юморном” формате — это прекрасно. Позавчера пошел гулять с внучкой, мы оказались на школьном дворе и не заметили, как оказались взаперти. Я и говорю: “А давай перелезем через забор, вот картина будет!” Внучка не испугалась, а когда мы вернулись домой, в разных ролях стала рассказывать, как все было. Да, я хулиган. На праздниках люблю приглашать на танец женщин ростом от двух метров и выше.

Хвалить. Это значит поддержать, направить, а иногда и простить. Негатива в жизни и без того хватает. Особенно не забывайте хвалить детей.

Центровые. Слово относится не только к баскетболу. Если у тебя в компании про человека говорят “центровой парень”, даже если в нем метр пятьдесят, это не случайно. Степан Суренович Спандарьян, один из основателей советского баскетбола, часто повторял мне: “Женя, береги центровых!” Редкое амплуа: такие, как Сабонис, рождаются раз в сто лет. Но мне в жизни повезло с Болошевым, Ворониной, Худашовой, Никитиным, и с Беловым, и со многими другими выдающимися игроками.

Цель. Хорошо, когда ты ее ставишь и движешься к ней, не распихивая никого локтями. Моей целью всегда было показать, что я не самый плохой тренер.

Честь. Она либо есть, либо ее нет. Было очень приятно, когда в 2007 году перед Новым годом мне в “Динамо” вручили премию, которая называлась “Честь и достоинство”.

Чехов. Гордость России. По профессии врач, притом сам не очень здоровый человек, а сколько добра, жизнерадостности в его вещах! Чеховская чайка недаром стала эмблемой нашего легендарного театра.

Школа. Не в понимании “десятилетка”. “Школа Станиславского”, “школа в баскетболе” — вот что я имею в виду. В плане техники лучшей школой для меня обладали Воронина и Лысов.

Щит. Из предметов на баскетбольной площадке он мне ближе всего. Но без кольца его трудно представить. Поэтому поехали дальше...

Эвакуация. Мы прожили это время под Оренбургом. Мне было три года, когда мы уехали. Но дай бог, чтобы такое больше никогда не повторилось.

Юность. Самая счастливая пора. Пусть говорят, что в старости много хороших моментов, только в юности их больше. Про жизнерадостных людей мама хорошо говорила: “Он остался при детском уме”. Главные воспоминания — школьные годы. Беззаботное время: я даже о гардеробе не задумывался, все вещи переходили ко мне от старшего брата. А первый собственный пиджак появился уже после института.

Юбилей. Не хочется обсуждать. Единственное, что могу сказать, мне за прожитые годы не стыдно. Но я хочу пожить еще. Поэтому на вопрос “Как здоровье?” — отвечаю как в том анекдоте: “Не дождетесь!”

Яша. Наш папа с первых дней войны ушел на фронт. Для нас с братом и сестрой это огромная гордость. 9 Мая — святой праздник, не забывайте его никогда. Жаль, папа умер очень рано, в 1961 году, но дождался становления брата Александра, очень гордился им. Прекрасно, что юмор отца, исключительной доброты человека, передался мне.

Тем временем

Академия братьев Гомельских, которую создал Евгений Яковлевич, провела очередное мероприятие. Турнир памяти его старшего брата Александра Гомельского и первого вице-президента “ФИБА—Европа” Валерия Кузина собрал самых перспективных мальчишек, а выиграла команда Восточного округа Москвы.

Награждая 12-летних ребят, знаменитый центровой 50-х Виктор Зубков советовал им, помимо спорта, заниматься и изучением иностранных языков:

— Раньше без этого можно было обойтись, сейчас — никак.

В показательном матче команду ветеранов возглавил олимпийский чемпион Александр Болошев. Их соперниками были молодые баскетболисты. И — вот удивительно! — опыт и мастерство оказались сильнее быстрых ног. Евгений Гомельский и Виктор Зубков поздравили и наградили участников, а мама Кузина Галина Михайловна и его старший сын Михаил вручили ветеранам свои подарки.



    Партнеры