Шаткий помост

Гимнасты хотели, как лучше, получилось не все

07.10.2013 в 19:33, просмотров: 1754

Четыре медали чемпионата мира завоевали российские гимнасты на чемпионате мира в Антверпене. По потенциалу – могли больше. По ситуации – что имеем. Результат на табло: Алия Мустафина – три медали, включая «золото», Александр Баландин – «серебро». Первый чемпионат мира нового олимпийского цикла. Первый показ усложненных программ. Травмированные члены сборной уезжают лечиться, провалившие выступление – копить силы и злость. И абсолютно все – работать над собой.

Шаткий помост
фото: РИА Новости
Александр Баландин

Ком в горле


Чемпионом мира в мужском многоборье – уже четвертый раз! – стал олимпийский чемпион японец Кохеи Учимура. Лохматый бог многоборья. Небритые подмышки, вообще какой-то внешне чудаковатый. Правда, улыбается трогательно. И на первом месте будет – пока, видно, не надоест там быть. Давид Белявский стал 12-м.

Чемпионат мира не то место, где вспоминаются прошлые успехи сезона (а их у Давида Белявского много накопилось: домашний чемпионат Европы, Универсиада), зато именно то место, где надо «звенеть». Не случилось – и после шестого места в Токио-2011 и пятого в Лондоне-2012 Белявский оказался вне пределов десятки.

Сказал – устал, хотя и не думал, что все сложится столь плохо. Вот, разве что назвал падение с перекладины объяснимым: впервые показывал упражнение именно здесь, в Антверпене, еще не отработано.

Кстати, спорить, много это или мало (три старта за сезон) для спортсменов такого уровня – бессмысленно. Самая простая работа – чужая. Самая резкая оценка бывает у непрофессионалов. В любом деле их надо бояться. А в любом виде спорта надо пытаться понять, чем руководствовались тренеры и спортсмены при подготовке и что желали увидеть в итоге. Особенно это важно, когда результаты – шокируют, как это и было в первый день чемпионата: Аблязин – мимо трех финалов, Гарибов – двух, Куксенков – с явной травмой, тоже мимо финала, Белявский – совсем не на своем месте.

На следующий день после многоборья разговаривала и с личным тренером Эмина Гарибова, и с личным тренером Дениса Аблязина. Считали с ними буквально на пальцах – можно ли было подготовиться к чемпионату мира после Универсиады, да еще учитывая усложнение программ? Получалось – невозможно. Потому что цикл этот – не меньше трех месяцев.

Тот же Денис подошел к чемпионату в прекрасной физической форме. После упражнения на кольцах даже сам удивился – надо же, дыхание ровное! А запас стабильности не набрал. Тренер утверждает, что психологических проблем – не может собраться в нужный момент, подводят нервы – у Дениса нет. Но в результате летних стартов гимнаст оказался в состоянии, когда тело может и умеет, а мозг уже слишком перегружен, за телом не успевает.

«Мы словно застряли на выдохе. Готовились упорно, все сделали для чемпионата, а выдоха – нет, встал в груди комом. За нашу короткую историю еще не было опыта трех выступлений в сезоне на крупных стартах. Такого выступления, конечно, не ожидали. В день неудачной квалификации тут же сели, все обсудили. Можно было бы Дениса «загрузить» критикой так, чтобы головы сейчас не поднимал и в глаза никому не смотрел, только – что бы уже завтра делали?», – говорит Сергей Старкин.

Помните Белявского, который впервые выступал с новой программой (как и Мустафина, кстати)? А можно ли было все-таки приехать в Антверпен со старым багажом, с проверенными программами? Главный тренер сборной Андрей Родионенко утверждает, что тоже невозможно. Ради будущего.

- Больше всех в упражнениях прибавили мы, поэтому и ошибались. Европу прошли, Универсиаду. Выступление в Бельгии именно с такими программами – проба выйти на высочайший уровень. У Баландина – самая высокая база в мире, у Аблязина – самая высокая база в мире. Что-то получилось, что-то нет. Можно было выйти здесь на старом багаже, можно, и были бы медали. Но уже в мае будет чемпионат Европы. Нельзя разучить новую программу и выступать со старой. Когда ты уходишь в старую комбинацию, к новой нужно возвращаться, как в первый раз. Есть такой термин – навык. Чем он накатанней, чем он лучше, тем хуже в него вставляется что-то новое. Вернувшись к старому, мы потеряли бы три месяца.

Да, может, что-то из показанного не до конца было готово. Но задачи сезона изменить мы были не вправе. Болезни членов сборной и травмы - это не оправдание, ни в коем случае. Но и они были. Вот, в многоборье должны были выступать двое – Белявский и Куксенков. Куксенков травмировался, а ведь он был реальным претендентом на попадание в тройку. С Белявским в паре это была бы совсем другая партия.

КАК РЕМБО

Александр Баландин «добаловался» с тренером до мирового признания. У этого парня – три фирменных элемента в упражнениях на кольцах, последний – официально назван его именем уже здесь, в Антверпене, на заседании технического комитета Международной федерации гимнастики. Долго не мудрили – обозначили по-простому: Баландин-3. Но до сих пор Саша не завоевывал ни одной награды чемпионата мира. (Был чемпионом Европы в упражнении на кольцах, был и обладателем Кубка мира в упражнении на кольцах.) В Бельгии мировой пьедестал все же сдался. Александр получил серебряную медаль, чуть-чуть уступив олимпийскому чемпиону Артуру Занетти.

А судьба тем самым чуть-чуть вернула ему долги за безграничное трудолюбие. Работать любит и умеет. Талант есть. А большие успехи все почему-то топтались в ожидании, словно решая: достоин или не достоин?

Когда-то, будучи уже почти в олимпийской команде-2008, так в нее и не попал, взяли на его место другого. Огорчен был – не то слово. Истерика – не его конек, все держал в себе. Пережил, переборол.

На чемпионате мира в Лондоне-2009 упал с колец. В Лондоне-2012 – мимо пьедестала. И снова загнал переживания в себя: «Я свято верил в то, что доскок решает все. Но здесь оказалось не так. Может, позже я посмотрю на ситуацию со стороны, проанализирую комбинацию, тогда, возможно, признаю, что судьи были правы. Нельзя давать повода судейству. Если не даешь, они тебя не смогут «раздеть» и сделать что-то с твоей оценкой». И хвалил победителя: «Бразилец сделал упражнения достойно, выдержал всю силовую часть. Он молодец. Ему – респект и уважение».

В Антверпене оказался на пьедестале за бразильцем Занетти. И вновь его хвалил: «Я поздравил чемпиона от всей души. Подошел, пожал ему руку, сказал, что он молодец. Парень занял первое место, победителей не судят, ничего не имею против него и судей. Я за него рад.  После Лондона он прибавил».

И признался, что не испытывает нехороших чувств – ни зависти, ни досады. «Я мог и вовсе не выступать на этом чемпионате, ехал в качестве запасного. Мне сказали – если случится форс-мажор… Он и случился: Коля Куксенков был снят в последний момент из-за травмы, а я заявлен на кольцах».

Еще признался, что вновь переживал за тот самый соскок. «Под конец комбинации от усталости уже руки сводит судорогой, и все внимание, всю концентрацию я бросаю именно на соскок. В квалификации, когда я получил самую высокую оценку за исполнение среди всех участников, я делал упрощенный соскок – базовая стоимость той программы была ниже (6,6). В финале я сделал другую комбинацию – база выросла на три десятых. И это самая высокая сложность из показанных упражнений в финале чемпионата мира».

– Саша, а Баландин-4 будет?

– Уже есть, – спортсмен абсолютно серьезен. И вновь не позволяет чувствам хоть как-то просочиться наружу.

– Знаете, как это приятно – когда элементам присваиваются имена русских гимнастов. Как они рождаются, такие элементы? Тот же «Баландин-3» появился случайно: баловались (!) на тренировке с тренером. И составили комбинацию. Так и получилось, то, чего еще никто никогда не видел и не делал. Будем еще думать… Нельзя останавливаться. Спортивная гимнастика очень быстро развивается: месяц буквально, и все – другая сложность,  другая база. За что я и уважаю этот вид спорта – он постоянно растет. Каждый новый олимпийский цикл – все новое. И исполнители новые: вон – японец на вольных, Кензо Ширай. Никто его ни разу не видел на международных стартах, а вышел на вольные упражнения чемпионата мира и – первый!

…Он все же разрешит себе потом сказать, что настроение приподнятое, просто не хотел в зале выдавать свои чувства. «Есть первая медаль чемпионата мира, чего же еще хотеть?». И уже у автобуса, без диктофонов, скажет: «Сейчас из номера брату (близнецу) позвоню, будем с ним все долго-долго обсуждать»…

ПРО РАМКИ КОВРА

– Андрей Федорович, а что вы сказали Денису Аблязину?

– Я сказал, что надо будет думать, какие комбинации теперь показывать, чтобы они были надежными. У Аблязина такой запас и потенциал, что он иногда перехлестывает реальность. Надо его возможности уложить в рамки правил, в рамки ковра – это сразу не приходит. У него глаза квадратные, из ушей – дым – и вот тут-то… Такова натура человека. Укротить ее – не так-то просто.

Чемпионат, конечно, для нас неудачно сложился. И не собираюсь оправдываться в этом отношении нисколько, факт есть факт. Слишком много пришлось отдать на Универсиаде, обычная наша система подготовки – два полуцикла: к Европе и к миру. А июнь-июль и первая половина августа – это период спада, подготовки и выхода на пик формы. Универсиада была в июле, и надо было быть в форме. Нисколько не жалеем об этом выступлении, оно нужно было для команды. Но вот потом не хватило времени, чтобы мобилизовать и подготовить новый всплеск. Даже, освободив лидеров от Кубка России, мы не исправили ситуацию – настолько эмоциональный выплеск в Казани был сильный. Таких глаз я здесь, как в Казани, не видел. Эмоциональный потенциал зреет, видимо, дольше, чем мы думали.



Партнеры