Ни смолы вам, ни перьев

Параболические полеты на Чеховфесте

06.07.2011 в 16:41, просмотров: 3289

В древние времена преступников наказывали смолой и перьями. Сначала обливали смолой, а потом валяли в перьях. Никаких преступников в спектакле “Смола и перья”, представленном на Чеховском фестивале, нет и в помине. Но если захотеть, можно проследить эти тонкие ассоциации, а также множество других в коллективном труде компании “Руки, ноги, голова тоже”.

Ни смолы вам, ни перьев
Матюрен Боулз. фото: Christophe Raynaud de Lage

Сцена. Деревянная конструкция, похожая на большой плот, висит на жестких металлических тросах. Один за другим из дырки посредине появляются молодые люди — в джинсах, в трико, девушка еще и на каблуках. Впрочем, они ей не помешают легко бегать по шаткому помосту. Помост едва заметно качнется и по мере того, как музыка будет становиться жестче, просто каучуковой какой-то, станет раскачиваться, подвергая опасности всех, кто на нем находится.

Эту историю придумал Матюрен Боулз, большой специалист по прыжкам на батуте. Судя по тому, что он делает, его устремление носит космический характер. Причем не теоретический, а практический. Так, задумав свои спектакли, ни на что не похожие, несколько лет назад он отправился в Москву, в Звездный городок.

фото: Christophe Raynaud de Lage

— Это было какое-то чудо, — вспоминает Матюрен. — Мы, я как сейчас помню, приземлились в Москве в 5 утра, а уже в 7 часов были в городе русских космонавтов. И тут же сели в тренировочный самолет, чтобы испытать ощущение от параболических полетов. На высоте 6–7 метров самолет вдруг начал летать как в волнах — вверх, вниз, вверх, вниз… — с большой амплитудой. И в какой-то момент секунд на двадцать я почувствовал невесомость. Это было потрясающе — ты ничего не весишь.

Вернувшись в Лион, Матюрен со товарищами решил воплотить полеты на сцене. Затем его знания скрестились с книгой Стейнбека “Мыши и люди”, и в результате родились “Смола и перья”.

— Да, в основе действительно лежат “Мыши и люди”, но если честно, я так всегда отвечаю, когда ко мне пристают журналисты, — смеется Матюрен Боулз. Он вообще всегда смеется. — Но книга Стейнбека не более чем мотивация сказать то, о чем мы вместе думали.

— А о чем вы думали? Можно поконкретнее.

— Когда люди находятся в одном движении, смотрят в одну сторону, у них все получается. Их движения так красивы и гармоничны, но стоит шаткому равновесию нарушиться, как все валится.

“Валится” — это не то слово, которое лучше других подошло бы к тому, что происходит на сцене. Во-первых, сцена погружена во мрак, звук рисует не жизнеутверждающие тона… Пять человек практически без единого слова выясняют отношения, нарушая, кажется, все физические законы всемирного тяготения. “Точно навернется”, “Снесет голову”, “Точно срежет как ножом” — вот такие мысли возникают, когда смотришь на кульбиты и трюки команды Матюрена Боулза. Трюки акробатические, но с элементами современной хореографии.

Все вместе и каждый сам по себе, как в жизни. Каждый строит свою жизнь и ломает ее неосторожным движением, поступком. Шаг в сторону — и ты без опоры, спасибо, успел ухватиться за трос. Или удача вынесла тебя наверх и ты рухнул, чудом застряв между досками платформы. Полеты опасные, жутковатые, но капитально заряженные адреналином. Любопытно, что вся пятерка работает без страховки, и это принципиальная позиция коллектива — ведь есть для этого руки, ноги и голова тоже.