Издатели не собираются отказываться от издания книг с ненормативной лексикой

Мат на все времена

06.05.2014 в 19:02, просмотров: 3686

Совсем скоро собрания сочинений Пушкина, Маяковского и многих других классиков будут продаваться в индивидуальной упаковке, с грифом «содержит ненормативную лексику» и маркировкой «18+». Такие требования к издателям предъявил подписанный во вторник Владимиром Путиным закон, запрещающий употребление мата на телевидении, в кино, литературе и СМИ.  Сразу заговорили о подорожании книг c потреблением ненормативной лексики — ведь теперь их нужно будет упаковывать в целлофан. Говорили и о падении спроса. Ведь не каждый готов купить книгу, на обложке которой красуется предупреждение о брани.

«МК» узнал у издателей, как они будут выходить из ситуации.

Издатели не собираются отказываться от издания книг с ненормативной лексикой
фото: Алексей Меринов

По словам Александра Жикаренцева, главного редактора филиала известной издательской группы, на стоимости книг закон не отразится.

— Если из-за индивидуальной упаковки цена книги и изменится, то максимум на десять рублей. Ни автор, ни покупатель этого не заметят. Тем более есть много других факторов, которые куда сильнее влияют на стоимость книг. Например, подорожание материалов.

Но проблем издателям закон точно добавит. Например, до сих пор непонятно, как поступать с собраниями сочинений. Упаковывать каждый из томов в индивидуальный пакет накладно, а наказание за несоблюдение требований внушительное: от штрафа в 50 тысяч рублей до ограничения деятельности на три месяца.

фото: Лилия Шарловская
Борис Моисеев теперь будет следить за языком.

— Пока мы продумываем вариант, чтобы стихотворения или рассказы, содержащие ненормативную лексику, собирать в отдельный том. И его как раз запечатывать и «грифовать».

— Должен ли автор отныне сообщать, что у него в произведении есть ненормативная лексика?

— Нет, отслеживание этих выражений ляжет на плечи издателя. Ведь некоторые авторы, например Сергей Довлатов, нас об этом предупредить уже не могут. Но и ныне здравствующих писателей и поэтов этот закон коснется мало. Ведь автор передает нам свою рукопись, публикуем и распространяем ее мы. Значит, и ответственность на нас.

— Возможно, в связи с этим нужно будет вводить новые должности?

— Нет, думаю, с этой задачей справятся ответственные редакторы и корректоры.

— Не отразится гриф «содержит ненормативную лексику» на спросе?

— Возможно, кого-то он действительно отпугнет. Но не думаю, что таких людей будет много.

Кстати, книги, отпечатанные до 1 июля 2014 года, могут свободно продаваться без всякой упаковки.

— Они под закон не подпадают. А значит, торговать ими можно хоть в течение последующих ста лет.

— Может, издателю будет проще заменить бранные слова многоточием, чем упаковывать и грифовать тома?

— Нет, согласно указаниям Роскомнадзора это все равно считается нецензурным выражением. Поэтому даже книги Солженицына, который в некоторых словах заменял матерные слова многоточиями, их все равно нужно будет грифовать.

— Закон может привести к тому, что издателю будет выгоднее отказать автору, чем запечатывать книги, ставить гриф?

— Нецензурная лексика бывает обоснована, а бывает — нет. Во втором случае издателю даже издавать эти книги не стоит. Если же матерные слова добавляют произведению шарма, помогают точнее передать смысл, почему бы и не запечатать?