Новогодние дни в «Театре. doc»

Зачем растоптали фонари из спектакля «150 причин не защищать родину»?

06.01.2015 в 14:46, просмотров: 4485

 Удивительные события проходили в предновогодние и последующие дни в московском «Театре.doc». Покажи их в кино - скажут что фантазия завела режиссера слишком далеко. Но жизнь богата своими проявлениями. Искусству до них далеко.

 
Новогодние дни в «Театре. doc»

Мы разговаривали с руководителем «Театра. doc» Еленой Греминой 28 декабря, после того, как прошел субботник в новом помещении этого театра на Разгуляе. А потом его коллектив устроил своего рода прощание со старым домом, где провел 12 счастливых лет и откуда его в своеобразной форме попросили удалиться, не продлив контракт на аренду помещения. «Святки. doc» - так называлось театрализованное действо, на которое пригласили друзей, и где веселились, грустили (было о чем) и на свою голову вызывали духов. Вот они и появились.

30 декабря был заявлен показ украинского документального фильма "Сильнее, чем оружие", посвященный событиям на Майдане. Надо сказать, что подобные картины зрители могли увидеть в Москве на фестивале «Артдокфест». Показывали их и на Каннском кинофестивале. Опытные, как Сергей Лозница, и совсем молодые режиссеры Украины снимают то, что видят, поступают как профессионалы. Потому что это бесценные документы эпохи, по которым потомки будут судить о происходящем в наши дни. Показ в «Театре doc» неожиданно был прерван полицией, приехавшей обезвредить бомбу в помещении. Прибыла группа кинологов и взрывотехников. У зрителей проверили документы, вывели их из театра, а потом устроили в помещении обыск. Вывели на улицу и некоторых жильцов, проживающих в том же доме. Появились чиновники из Министерства культуры, которые еще недавно всячески открещивалось от театра, нуждавшегося в поддержке. Но тогда он не входил в поле деятельности культурного ведомства, потому как независимый. А теперь даже опасность нахождения в помещении, где якобы заложена бомба, не испугала чиновников. Они лично посмотрели фильм, проинспектировали его на предмет опасного влияния на общество. Экран, видеопроектор и компьютер представители силовых структур изъяли. Вход в театр опечатали.

Официальная версия случившегося такова: в правоохранительные органы поступил звонок о заложенной в здании бомбе. Поэтому во время показа в зале и появились люди в форме. Руководитель «Театр.doc», драматург Елена Гремина считает, что таким образом театр проверяют на экстремизм. В тот день задержали троих: режиссера Всеволода Лисовского, драматурга Максима Курочкина, художника Станислава Губина, отправили их в ОВД «Пресненский», но вскоре отпустили. В сети гуляет видео, где интеллигентный Максим Курочкин стучит в дверь, за которой работают блюстители порядка, говорит им: «Я – драматург Максим Курочкин». Дверь открывается и тут же захлопывается. В воображении возникают картины, происходящего «за кадром»: «Кто? Драматург? Какой еще драматург?». Само это слово звучит неуместно в данном контексте, да и фамилия Курочкин - такая миролюбивая и несовместимая с происходящим.

Напомним, что «Театр.doc» создан в 2002 году драматургами Михаилом Угаровым и Еленой Греминой. Размещался он с момента основания и до недавнего времени в полуподвальном помещении в Трехпрудном переулке, пока московские власти в одностороннем порядке не расторгли договор аренды. Коллектив арендовал новое здание на улице Спартаковской, в историческом районе Разгуляй. Оно такое же убитое, каким когда-то был и подвал в Трехпрудном. Но у него богатая история. Драматург Михаил Угаров считает, что можно написать о нем пьесу. Это особняк XVIII века, флигель усадьбы Савиных-Закревских. Здесь располагались владения генерал-губернатора Москвы Закревского. Его жене Аграфене Закревской посвятили стихи Вяземский и Пушкин. Она стала героиней поэмы Баратынского «Бал». Этот дом пережил наполеоновский пожар. Работа по восстановлению предстоит масштабная. Она не прекращается даже в праздничные дни. Помогают кто и чем может. Средств у театра не так много, часть из них собрана поклонниками театра, всеми сочувствующими на одном из сайтов. Елену Гремину 31 декабря, что само по себе удивительно, вызывали в Министерство культуры для разговора после случившегося накануне. И разговор, судя по всему, был тяжелым. Уважительным его назвать трудно. Когда Елена Гремина пожаловалась на то, что силовики испортили реквизит нескольких спектаклей, и высказала мнение по поводу того, что Минкульт должен защищать художников, никакого сочувствия и поддержки ее слова не встретили. Согласно уставным документам, которые она продемонстрировала чиновникам, «Театр.doc» - негосударственная организация и имеет право публично показывать фильмы и спектакли. Никаких нарушений, по словам Елены Греминой, не было. Интересный факт: при обыске были растоптаны фонари из спектакля «150 причин не защищать родину», который рассказывает про падение Константинополя и стратегию выживания в эпоху перемен. Слухами Москва полнится. Теперь говорят, что происходящее имеет политическую подоплеку. Театру негласно инкриминируется то, что там устраивали читки запрещенных Минкультом пьес и дневников Майдана, играли спектакль «Час 18» памяти Сергея Магнитского. Список можно продолжить.

Вот что нам рассказала Елена Гремина о происходившем в последние дни.

- Мне пришло смс-сообщение, что в театре – обыск. Выносят опечатанную технику, два ноутбука - один личный Лисовского, другой - с партитурами спектаклей, и проектор. И что Лисовского, Курочкина и Губина посадили в машину и везут в отделение. Оставив в Фейсбуке просьбу друзьям найти хороших адвокатов, мы с Михаилом Угаровым поехали в театр. Там увидели выбитые двери, растоптанный реквизит и декорации. Дверь в театр заварили, при этом мне так и не дали вообще никаких объяснений и акта об опечатывании театра. Сказали, что «все вам скажут в ОВД». В ОВД меня не пустили. Хорошо, что приехали адвокаты, найденные через друзей в ФБ - Максим Пашков и Юлия Сычева. Они прошли в ОВД, и вскоре всех отпустили.

- Так что это было?

- Это так и осталось загадкой. Сперва искали бомбу - бомбы не было (под этим предлогом вошли в помещение). Потом искали экстремизм. Но полковник из в ОВД сказал при адвокатах, что украинский документальный фильм безобиден, «в нем все, что по «Первому каналу».

- Каковы ваши дальнейшие шаги? 

- Мы попереживали из-за испорченных декораций. Я сходила на встречу в Минкульт, куда меня вызвали по следам происшествия,  чтоб посмотреть наши уставные документы и проверить, имеем ли мы право показывать докфильмы. Документы в порядке. В Уставе прямо написано, что одна из наших целей - просмотр документальных материалов с пояснениями. В Минкульте офицер... простите, сотрудник Минкульта грозил мне вызвать полицию. «Вам что, вчера мало было?» - вот его слова. Я встала и ушла посреди встречи. Больше я в Минкульт ни ногой. Мы -не государственный театр, им не подчиняемся. Что-то нарушили – пожалуйста, присылайте повестку в суд. Приду с адвокатами. Еще мы делаем ремонт в новом арендованном помещении. Оно в плохом состояниии, но нам помогает много людей. Вчера на «субботнике» на стройке были режиссеры Волкострелов и Муравицкий, до того - драматурги Курочкин и Дурненков. Приходят актеры из других театров. Приезжала Варя Турова, привезла из своего ресторана на стройку пирожков. А еще мы провели операцию «А это у нас новогодний вход в Театр.doc», сыграли два спектакля в опечатанном помещении с заваренной без объяснения причин входной дверью. Дежурные на вечер - по 7 человек волонтеров - заводили публику в театр через еще одну дверь в другом дворе, которую забыли опечатать. Как говорил старый большевик Литвин-Седой, на улице имени которого находится ОВД «Пресня», где нам пришлось провести ночь с 30 на 31 декабря, хорошее помещение –это помещение, у которого два выхода.