Кинозвезда Изабель Юппер палила из пушки Петропавловской крепости

Французская актриса пережила минуты страха

26.09.2016 в 18:29, просмотров: 3312

В Санкт-Петербурге проходит 26-й международный кинофестиваль «Послание к Человеку». Его почетной гостьей стала французская звезда Изабель Юппер. Ей вручили «Золотого кентавра» за вклад в кинематограф, а потом отправили стрелять из пушки.

Кинозвезда Изабель Юппер палила из пушки Петропавловской крепости
фото: Светлана Хохрякова
Изабель Юппер. Выстрел произведен.

Бесстрашная и хрупкая Юппер в босоножках на босу ногу стояла на ветру на крыше бастиона Петропавловской крепости, прошла инструктаж и испытала мгновение страха (надо было видеть ее лицо), но взяла себя в руки и довела неожиданную роль до конца.

А открылся фестиваль на Дворцовой площади под дождем. Президент «Послания к Человеку» Алексей Учитель сказал, что это даже хорошо, пусть гости прочувствуют суть Петербурга. Вот они и мокли под дождем, смотрели документальный фильм «О, Интернет: грезы цифрового мира» классика мирового кино Вернера Херцога в экстремальных условиях.

Жюри международного конкурса возглавил бельгийский кинорежиссер Густ Ван ден Берге, обративший на себя внимание дебютной картиной «Маленький Иисус Фландрии» с участием людей с синдромом Дауна. А теперь заинтересовался ранним фильмом Сергея Овчарова «Небывальщина» и расскажет в дни фестиваля о своем восприятии картины, основанной на русском фольклоре. Что такое Россия, он прочувствовать не успел. Знакомство с Москвой ограничилось чашкой кофе на Красной площади. Однако Густ усвоил русское выражение «водка без пива — деньги на ветер». В состав жюри вошел российский режиссер Иван Твердовский-младший, которого так полюбила Изабель Юппер, а также писатель, лауреат Гонкуровской премии Джонатан Литтелл, говорящий по-русски.

Изабель Юппер представляла фильм «Она» Пола Верховена, в котором ни одна американская актриса не согласилась сниматься. Но Юппер — смелая, как и ее героиня, в дом которой врывается насильник, а она не заявляет об этом в полицию. Обозреватель «МК» поинтересовался у актрисы, чего она ищет в кино и почему так любит дальние страны.

фото: Светлана Хохрякова
С кинорежиссером Алексеем Учителем.

— В последнее время вы работали с корейским и филиппинским режиссерами. Что вы ищете на краю света?

— Я путешествовала в дальние страны благодаря двум режиссерам. Один из них — филиппинец Брийянте Мендоса, и съемки фильма проходили на Филиппинах. Два фильма я сделала с южнокорейским режиссером Хон Сан Су. Причем один из них снят был очень быстро, во время Каннского кинофестиваля. Это молниеносная работа. Брийанте Мендоса поразил меня тем, что создавал гиперреалистические условия съемок. Это история о том, как на Филиппинах захватили людей, и я сыграла одну из заложниц. Хон Сан Су — необычный режиссер со своим подходом. У нас не было готового сценария. Каждый раз мы узнавали о том, какая сцена будет сниматься, только на площадке. Оба режиссера обладают мощным кинематографическим даром и особенным подходом к организации съемочного процесса. Мы разные, но нас объединял язык кино. Я снималась и в картинах русского режиссера Игоря Минаева (давно живущего во Франции. — С.Х.). Над «Наводнением» по рассказу Замятина работали в Москве, хотя действие происходит в Петербурге. Недавно возник еще один совместный проект о Чайковском, где я должна была сыграть его жену. Но Игорь Минаев столкнулся с финансовыми трудностями. Проект пришлось на время заморозить. Надеюсь, мы к нему еще вернемся. Недавно я закончила работу в новой картине Михаэля Ханеке «Хеппи-энд». Люблю привносить ноту иронии даже в тяжелые и трагические роли. Мне нравится смешивать жанры.

Изабель редко пересматривает свои старые фильмы: «Во время съемок существует два фильма. Один — в голове режиссера, второй — в голове актера. Когда видишь законченное произведение, то понимаешь, что это не твоя картина, а видение режиссера, и ты должен его принять. Не так много бывает стоящих предложений в жизни актрисы, и я ими не разбрасываюсь. Но не люблю ломать себя ради роли. Мне важно, чтобы работа была легкой и интересной. Таких приключений, которые я пережила на съемках фильма Пола Верховена, у меня в жизни было не так много. Каждый раз, принимая решение об участии в том или ином проекте, совершаешь прыжок в неизвестность».

На чисто русском языке Юппер, окончившая славянское отделение Парижского университета, заявляет: «Я по-русски говорю немножко, но не могу читать, например, Достоевского». А потом переходит на французский: «Два года назад я возглавляла жюри кинофестиваля в Маракеше, и мы вручили Гран-при российскому фильму «Класс коррекции» Ивана Твердовского-младшего. Замечательная картина! Мне жаль, что во французском прокате и прессе она не была должным образом оценена. Для синефила обязательно знание русского кино от Эйзенштейна до Звягинцева. Не надо забывать Чухрая, Калатозова и Сокурова. Советское кино оказало на меня влияние. Когда я увидела «Летят журавли» Михаила Калатозова, особенно финальную сцену, подумала: как это здорово! До сих пор помню картину наизусть. Это один из первых фильмов, который я осознанно посмотрела. Я с удовольствием бы сыграла Раневскую в «Вишневом саде». Столько классики переиграла, а Чехова — никогда».