Названы лауреаты XI Международного конкурса органистов

Янтарный ангел Таривердиева нашел своего героя

11.09.2019 в 19:43, просмотров: 3172

Какой бы далекой ни казалась классическая музыка, глупо отрицать, что ее недосягаемость

и аристократичность волнуют умы простых смертных. Пианисты, дирижеры, скрипачи, органисты — все они люди с сакральными знаниями, а некоторые еще и

с привлекательным снобизмом. Но как туда, в это поистине высшее общество, можно попасть? Для этого есть особые состязания, как, например, Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева.

Названы лауреаты XI Международного конкурса органистов
Иван Татаринов, победитель Первой премии. Фото: Юлия Алексеева

Искать «золото» в груде «песка» в одиннадцатый раз предстояло восьми титулованным профессорам и по совместительству гастролирующим органистам: Кристофу Манту (Франция), Михаилу Аркадьеву (Россия), Даниэлю Зарецкому (Россия), Наоко Имаи (Япония), Маттиасу Майерхоферу (Германия), Роману Перуцки (Польша), Венсану Тевеназу (Швейцария), Ингер-Лизе Ульсруд (Норвегия) и Джеймсу Хигдону (США). Число «золотинок» и вовсе подбиралось к половине сотни — 46 органистов из 20 стран мира проходили строгий программный отбор в нескольких странах, включая США, Германию и Россию. В финал прошли только шестеро: пять парней и девушка, трое из которых родились на просторах нашей богатой на таланты родины.

Итак, вот они: Оливер Бретт, Кристиан Гросс, Эндрю Моррис, Владимир Королевский, Иван Татаринов и Лилия Печенкина — лучшие из лучших. Молодые (каждому не более 30 лет), безусловно, талантливы (иначе бы их здесь не было) и музыкально техничные (кто бы их тогда пропустил через финальное сито?). Однако определиться с выбором победителя оказалось непросто даже жюри. Что уж говорить про зрителей, собравшихся в калининградском кафедральном соборе на острове Канта на последний конкурсный этап. Среди них — искушенные в музыке и с чистым, как белый лист, в своих музыкальных познаниях.

— Когда я слушаю конкурсантов, то не смотрю на национальность и цвет кожи. Я слушаю их сердцем, — сказал председатель жюри, титулярный органист собора Св. Северина в Париже Кристоф Манту. — Мы были абсолютно ничем не связаны и могли не выбирать лауреатов вовсе.

Получается, именно этот критерий — слушать сердцем — является основой конкурса на самых крутых виражах. И только он смог объединить под белоснежными сводами католического собора профессиональных органистов и вольных слушателей.

— Ты слышишь, как он взял си-бемоль? — спрашивает свою супругу пожилой мужчина в потрепанном пиджаке.

— Интересно, как он справится с Таривердиевым? — отвечает ему жена.

Действительно, музыка Микаэла Леоновича не только является обязательным программным произведением на каждом этапе конкурса, но и определяет характер и способность оживить металлические трубы органа.

— Знаете, для меня его симфония «Чернобыль» — лакмусовая бумажка, — поделилась со мной вдова композитора и арт-директор конкурса Вера Таривердиева. — По тому, какую часть — «Зона» или «Quo Vadis?» — выбрал исполнитель, я понимаю его характер. «Зона» более темпераментна, даже брутальная в каком-то смысле, в отличие от второй части симфонии, что буквально сверлит сознание тихой болью.

Закрываешь глаза и легко представляешь пролетающие вертолеты над разрушенной АЭС, плачущих женщин, осиротевших детей. Честно говоря, почти сразу во время исполнения «Quo Vadis?» американцем Эндрю Моррисом я стала прятать лицо в лежащую на коленях куртку, а подняв голову, увидела, что люди рядом тоже украдкой вытирали слезы. Значит, попал в сердце. Позже Эндрю Моррис и Владимир Королевский разделят спецпремию имени Микаэла Таривердиева за лучшее исполнение его произведений и третью ступень на пьедестале.

Странно, что, опираясь на ту же интуицию, исполнение единственной девушки Лилии Печенкиной оказалось абсолютно глухо для зала, но достаточно убедительно для жюри — вторая премия! А главный приз — янтарный ангел на органной клавише — достался русскому американцу Ивану Татаринову. Парень родился в Нижнем Новгороде, но последние годы живет в Канзасе, поэтому выступает от США. Иван действительно хорош, и не только в исполнительском искусстве, но и на композиторском поприще. В заключительном концерте он исполнил фантазию на тему хорала «Vater unser» собственного сочинения. Двое оставшихся финалистов, Кристиан Гросс из Германии и Оливер Бретт из Великобритании, стали лауреатами дипломов, а некоторые из полу- и четвертьфиналистов разделили дополнительные специальные премии и сольные концерты от Сибири до Америки.