В театре Маяковского устроили безумные похороны

Худрук Карбаускис вывел на сцену молодых

22.12.2019 в 19:44, просмотров: 5127

Если не знать, что роман Уильяма Фолкнера «Когда я умирала» написан в 1930 году, то его можно счесть лучшим произведением современной драматургии и назвать, допустим, «Моя мама — рыба». Но на то он и классик, а не одноразовая поделка на злобу дня, чтобы по нему сверять время. Фолкнер — это про всегда. «Йокнапатофа» — так назвал свой спектакль Миндаугас Карбаускис, который выпустил его в театре им. Маяковского (филиал на Сретенке). На премьерном показе побывал обозреватель «МК».

В театре Маяковского устроили безумные похороны
Сцена из спектакля. Фото: Сергей Петров / Пресс-служба Театра Маяковского

«Когда я выхожу наверх, он уже перестал пилить. Стоит в стружках и примеряет одну к другой две доски. Между тенями они желтые, как золото, мягкое золото, на них плавные ложбины от тесла: хороший плотник Кеш… Лучшего гроба и пожелать бы себе не могла Адди Бандрен. Ей там будет спокойно и удобно. Я иду к дому, а вслед мне: тюк — тесло Кеша. Тюк. Тюк» — так написано в первой главе романа прошлого века. На сцене филиала «Маяковки» в веке нынешнем лишь две длинные и такие неуютные, свежеструганного дерева скамьи, которые сценограф Мария Митрофанова расположила параллельно, но под углом друг к другу. На дальней — еще и покосившиеся напольные часы — как Пизанская башня, того и гляди упадут. Часы станут гробом, который смастерит для своей матери хороший плотник Кеш. Действительно, каждому гробу — свой час.

Хорошенькое начало, подумает кто-то — и ошибется: дальше будет еще интереснее, а точнее — безумнее. Роман Фолкнера — по сюжету чистый треш и сплошное безумие. В самом деле, умирает жена фермера Бандрена и мать их пятерых детей, один из которых, как выяснится, не его. Семья ждет, когда это случится, и каждый переживает этот факт близкого ухода по-своему: или как неизбежность, или с любопытством, или с детским отчаянием, не позволяющем принять мысль о «смерти».

Но Адди тихо уйдет, покрыв голову светлым чепцом. И вот теперь осиротевшая семья решает, где и как ее хоронить. «Где просила», — настаивает глава семейства, лишившийся зубов, а потому говорит так, как будто картофель жует с утра до вечера. Нелепый, суетливый, потерянный и глуповатый какой-то этот Бандрен. Результат споров печален: путешествуют 10 дней с трупом, уже тронутым разложением, по городам и весям, — то уронят гроб в реку, то выловят его. Словом, безумненькие такие американские похороны в стиле кантри.

Такие, наверное, могли произойти только в Йокнапатофе (то еще названьице), придуманном Уильямом Фолкнером округе, что на юге США. Это там обитает нелепое, но в сущности доброе семейство фермера Бандрена, которое на телеге, запряженной мулами, отправляется в путешествие с телом своей жены и матери.

Фото: Маруся Гальцова / Пресс-служба Театра Маяковского

Надо сказать, что Миндаугас Карбаускис уже ставил роман Фолкнера в его оригинальном названии в 2004 году в театре Табакова, за что был удостоен сразу двух «Золотых масок» и одной «Хрустальной Турандот». Постановка была шумная, а роли прочно впечатались в память тех, кому посчастливилось видеть на сцене в главных ролях Евдокию Германову (Адди) и Сергея Беляева (Анс). Спустя 15 лет режиссер меняет название и занимает в главных ролях наряду с четырьмя профессионалами «Маяковки» 13 студентов своей мастерской ГИТИСа.

Режиссер объясняет:

— Этот спектакль я начинал еще на курсе Женовача, который потом стал Студией театрального искусства. Тогда в нем роль Вардамана играл Алексей Вертков, а Дюи Дэлл — Мириам Сехон. Но, так как я прервал педагогическую работу, спектакль не завершил. Но я задумывал его как студенческий. Начал его ставить в 2001 году, а в «Табакерке» уже было продолжение работы. И вот сейчас, наконец, с третьей попытки свою идею я воплотил! Надеюсь, конец…

И вот он третий раз входит в туже «воду» — не только в переносном, но и в прямом смысле слова. «Йокнапатофа» у Карбаускиса чрезвычайно натуральна, то есть у него все сплошь природный материал — деревянная стружка в завитках и опилках, песок и особенно вода, которой нещадно поливают героев на протяжении почти трехчасового действия. С помощью H2О остужают слишком горячие головы, создают ощущение бушующего потока и бурной реки, сносящей мосты. Никаких других сценографических и уж тем более технологических ухищрений Карбаускис в спектакле не приемлет.

Но это для него и никогда не было главным. Надо сказать, что ему удается с молодым составом прожить и проявить внутреннюю жизнь обитателей странного местечка, столь же странных, как и само название их округа. Вызвать симпатии и сочувствие к этим Бандренам. И, конечно, посмотреть на смерть с мудрым спокойствием, как на неизбежность, но со своеобразным юмором.

Спектакль, сделанный на территории психологического театра, разумеется, позволяет увидеть молодых актеров и их потенциал. С этой точки зрения, безусловно, можно поздравить исполнительницу главной роли Юлию Марычеву, Ивана Ковалюнаса (хороший плотник Кеш) и Станислава Кардашева, выступившего в роли Вардамана, порывистого мальчишки 10 лет, который убежден, что его мама не умерла, а превратилась в рыбу.