Из-за COVID-19 британцы начали по-другому снимать эротические сцены: оптическими трюками

Актерам придется самоизолироваться на 2 недели

В июне правительство Великобритании разрешило кино- и телеиндустриям вернуться на съемочную площадку. Только помимо жесткого графика к процессу добавились строгие правила безопасности и офицеры ковидной полиции. Изменения коснулись и самой интимной сферы съемок — эротических сцен. Ведь в маске в кадр не зайдешь, а соблюдение дистанции в столь щепетильный момент разрушит хрупкую реалистичность момента. У британских кинематографистов на этот счет свое мнение.  

Актерам придется самоизолироваться на 2 недели

Во время пандемии индустрия кино встала намертво. Пока артисты развлекались онлайн-проектами, продюсеры теряли миллионы. А когда вернулись к работе, то заработать их стало еще сложнее. Виной тому правила эпидемиологической безопасности и социальная дистанция.

Жозефин Осберг, художник-постановщик первого англоязычного полнометражного фильма Рубена Остлунда «Треугольник печали» с Вуди Харрельсоном в главной роли, вернулся к работе в начале июля. Из-за пандемии производство приостановили на три месяца. И на сегодняшний день этот фильм с бюджетом в 11 миллионов долларов — единственный из крупных европейских проектов, который возобновил съемки.

«В первый день всему персоналу назначили цвета в зависимости от того, в какой команде они находятся. Мне дали розовый как члену художественного отдела, а также зеленый. Это цвет главного подразделения, в который входят режиссер, режиссер-постановщик и актеры. Сначала мне показалось странным, что я не могу никого обнять, но теперь это новая норма», — говорит Осберг.

Весь персонал получает завтрак, обед и ужин в коробках, в то время как общественный ресторан остается закрытым. Маски носят все без исключения, а члены костюмерного, гримерного и реквизиторского цехов обязаны ко всему прочему носить лицевые щитки. Кроме того, каждому члену съемочной группы выдается термометр. Жозефин говорит, что новые меры не наложили реальных ограничений на ее работу. Просто стало грустно без человеческого общения. Но это не критично в любом случае. Другое дело — эротические сцены.

У Лиззи Тэлбот интересная профессия — координатор интимных сцен. Наибольшим спросом она стала пользоваться после истории с Харви Вайнштейном и последующего движения #MeToo. А в свете распространения и опасности COVID-19 профессия приобрела новые возможности.

«Наша задача — воплотить видение режиссера в жизнь самым безопасным способом», — говорит Тэлбот. Если раньше она занималась только сценами сексуального характера, то сейчас к ним относится любая физическая близость. Например, тесный контакт между актерами во время разговора. Координаторы вместе с режиссером определяют границы движений и расстояние между актерами и съемочной группой и помогают достичь соглашения в том, что готовы делать актеры в рамках сцены.

Неудивительно, что после COVID-19 возникло много новых проблем. Ведь речь идет о съемке сцен с интенсивным физическим контактом. Теперь на всех съемочных площадках должен присутствовать координатор интимности. «Если люди станут больше думать о собственной безопасности и границах разумного из-за COVID-19, это будет только лучше», — говорит Тэлбот.

Конечно, детали Лиззи раскрывать не может — информация о них тщательно охраняется. Однако будучи ведущим экспертом в своей области, она поделилась с британскими журналистами своими рекомендациями по съемке интимных сцен. Например, если технически возможно лишь намекнуть на физическую близость, а не подходить вплотную или раздеваться, то снимать будут именно так — при помощи оптических трюков.

Тайские и болливудские съемочные площадки, кстати, полностью запретили любовные сцены, в то время как шоу Netflix Riverdale будет переделывать сценарий специально под операторские обманки, чтобы исключить угрозу чересчур близкого взаимодействия.

Кроме того, спецодежда для эротических сцен вроде «cock sock» (носка для члена в виде специального мешочка) и «pasties» (силиконовых накладок для груди с имитацией сосков) должна покупаться и изготавливаться для каждого актера отдельно. А если в сценарии значится интимная сцена, то перед ее съемками партнеры обязаны самоизолироваться на 14 дней.

Казалось бы, чрезмерная аккуратность и щепетильность в таких вопросах только на руку правозащитникам и производству. Но неожиданно возникает другая проблема, связанная с повсеместными онлайн-пробами. Злоумышленники представляются кастинг-директорами и требуют у актеров откровенные сексуальные фотографии. Реальные агенты по кастингу уже объявили войну самозванцам. Они пытаются предупредить актеров, что для самопроб никогда не требуется обнажаться или имитировать половые акты. Но, видимо, жажда пробиться на большой экран побеждает любые моральные барьеры.