На могиле Хуциева нет памятника: по воле родственников

На фестивале в Москве в честь выдающегося режиссера произнесен грузинский тост

В программе фестиваля участвует 16-ти минутная картина «Грузинский тост» итальянского киноведа и писателя Джулиано Фратини о выдающемся режиссере мирового кино Марлене Хуциеве. 4 октября ему исполнилось бы 95 лет. Из жизни он ушел 19 марта 2019 года. В день его 95-летия соцсети обошла фотография, сделанная на Троекуровском кладбище, где покоится мастер. Люди удивлялись, что до сих пор там не установлен памятник, взывали к Михалкову и Союзу кинематографистов, забывая о том, что на все воля родственников.  

На фестивале в Москве в честь выдающегося режиссера произнесен грузинский тост
Марлен Хуциев

То, что у Марлена Хуциева немало почитателей не только в России, но и  в Италии, стало очевидно несколько лет назад на 68-ом Международном кинофестивале в швейцарском Локарно. Там  проходила его ретроспектива, и  Хуциеву вручили «Золотого Леопарда»  за вклад в киноискусство.  Один из знатоков его творчества Джулиано Франтини сделал недавно фильм о своем кумире. В Москву не смог приехать  из-за пандемии.  Марлен Мартынович  снимался у него совсем в другой  картине, где поделился  воспоминаниями об Андрее Тарковском. Но разговор зашел о Феллини, их знакомстве на ММКФ в 1963 году, когда итальянский мэтр сам попросил о встрече с молодым советским режиссером, у которого возникли проблемы с выходом фильма «Застава Ильича» («Мне 20  лет»). 

Джулиано – выпускник римского университета, защитил диссертацию о творчестве Хуциева, а тогда в Локарно он еще только работал  над ней и  специально приехал  из Рима, чтобы лично познакомится с любимым режиссером, ради которого начал изучать русский язык. 

В маленькой картине «Грузинский тост»  Хуциев и Джулиано сидят на диване и разговаривают. Дело было  в Москве  в 2016 году. Марлен Хуциев вспоминал тогда  о знакомстве с Феллини, как к их компании  примкнули его друзья – Алов, Наумов, Абуладзе. Вместе они  сидели в небольшой комнате, выделенной дирекцией фестиваля.  Феллини  приехал  с картиной « 8 ½», был уже признанным режиссером. Хуциев чувствовал себя рядом с ним скованно.  На фотографиях они смотрятся  комично: огромный как гора Феллини рядом с худеньким, небольшого роста Хуциевым. 

Кадр из фильма "Грузинский Тост"
 

Джулиано замечает в разговоре: «Я считаю, что вы не уступаете Феллини». На что Хуциев без всякого кокетства, которое ему вообще было  не свойственно, отвечает: «Забудьте то, что вы мне сказали. Я понимаю, что я – серьезный режиссер, не мелочь, но …»

С Феллини советские молодые еще режиссеры ходили в грузинский ресторан «Арагви», пили  вино, произносили тосты, а потом провожали  в аэропорт до самого трапа. Тогда это было возможно. Феллини сказал на прощание: «Чао, Марлени». 

Спустя время была еще одна встреча в Риме, куда Хуциев приехал после показа на Венецианском фестивале своей многострадальной картины «Мне 20 лет». И еще раз они встретились во время Недели советского кино, проходившей в Риме и Милане.  Дома у Хуциева хранилась корзина, в которой Феллини ему прислал цветы, а прилагавшаяся записка где-то затерялась. 

В день 95-летия мастера многие кинематографисты задавались вопросом, когда же мы увидим незаконченный фильм «Невечерняя» о Толстом и Чехове, который Хуциев снимал много лет.  Они и не подозревают о том, что картины с таким названием нет после того,  как над ней  поработали люди, считающие себя продолжателями его дела.  На прошлом ММКФ прошел вечер памяти  выдающегося мастера,  где показали то, что осталось от «Невечерней», некую версию под названием  «Любимая моя жизнь».  С тех пор - тишина.