Уличный джентльмен Батишта

Из "хулиганов" в философы

22.08.2013 в 18:08, просмотров: 5542

Кирилл Батишта — скромный в жизни и дерзкий на сцене «трудоголик», сумевший за короткий срок доказать российскому шоу-бизнесу свою значимость как самостоятельная творческая единица. Хотя на сцене он уже 13 лет, «разгулялся» и раскрылся музыкант, уйдя из группы «Банд’Эрос»: начал петь, а не просто читать речитативы, не боясь делать это несовершенно, чем приобрел еще большее уважение коллег и поклонников, успел поучаствовать в нескольких телепроектах и записать несколько дуэтов и треков, набравших внушительное количество просмотров и прослушиваний в Интернете. То ли еще будет! О том, что именно, а также что сподвигло артиста стать таким, какой он есть сейчас, «ЗД» и поговорила с Кириллом.

Уличный джентльмен Батишта
фото: Кирилл Зайцев

— Кирилл, вас все чаще можно увидеть в различных телепроектах. Что это — желание утвердиться в качестве сольного артиста и привлечь новую аудиторию или концептуальная работа?

— Здесь нет никакого подтекста, влияния тщеславия, желания распиариться или обратить на себя внимание публики. Кроме знакомства с новыми людьми и встреч со своими старыми знакомыми это в первую очередь позволило мне приобрести огромный опыт. Для меня стало важным этапом участие в «Универсальном артисте», где я смог попробовать себя в разных жанрах, примерить разные образы и отдать дань великим артистам — Леониду Утесову, исполняя его песню «Пароход», Андрею Миронову — «Белеет мой парус»… Мне хотелось показать людям те вещи, на которых я воспитывался. Кроме того, по сути, я учился петь прямо в прямом эфире.

— И каково вам было?

— Это была экстремальная ситуация. Я начал заниматься вокалом с педагогом, а потом так получилось, что во время самих съемок уже почти не оставалось времени на занятия. Тем не менее за два с половиной месяца я лично почувствовал прогресс. Научиться петь непросто, это долгий кропотливый труд. Было потрачено очень много нервов, поэтому не всегда все получалось, как хотелось бы, но я, по крайней мере, старался. Эта история дала определенные результаты.

— А зачем вам нужно было учиться петь? Вы — успешный рэп-исполнитель, можно было и дальше двигаться в этом русле…

— Это расширение моих личных творческих горизонтов. Мне кажется, любая профессия требует развития. Нет предела совершенству, и я приверженец именно такой философии. Если ты назвал себя артистом, ты обязан постоянно двигаться вперед. Хотя бы базовые вокальные наработки точно не будут лишними. Кроме того, так получилось, что я начал учиться петь на проекте, где смог пообщаться с Сергеем Галаниным, Теоной Дольниковой — для меня это была большая честь. И я учился этому не ради корысти, не чтобы удивить кого-то, а для собственного развития.

С певицей Сати Казановой.

— Вам стало скучно в ипостаси рэпера?

— Мне кажется, за 13 лет я осилил рэп-«дисциплину», мне захотелось достичь другого уровня. На самом деле хип-хоп-культура очень обширная, рэп в ней — лишь одна из составных частей. К хип-хопу также можно отнести и соул, и r’n’b-музыку. Ни в коем случае я не могу сказать, что устал от рэпа, но мое нутро стало требовать перемен, роста.

— То есть ваши старые фанаты рэпера Батишты все-таки не лишатся?

— Честно говоря, я не знаком с ними лично, но мне кажется, любой адекватный человек положительно относится к развитию и перспективам, а если кто-то этого не поймет — это его личное дело, я не должен решать эти вопросы.

— И в какую сторону вы сейчас движетесь?

— Мне хочется попробовать сделать свою музыку и манеру исполнения более взрослой и уже доносить творчество со сложившейся в нем философией для более зрелой аудитории. Месяц назад мне исполнилось 30 лет, и мне захотелось начать делать более серьезную историю. Новая ипостась, как я ее вижу, — это городской джентльмен, повзрослевший юноша, которому есть что сказать.

— Содержание уже важнее жанра?

— Абсолютно верно. Сейчас мне очень интересно совмещать элементы различных музыкальных направлений, и, мне кажется, любой музыкант в определенный период приходит к пониманию того, что музыка едина и четких разделений на жанры не существует. С годами я пришел к этому сам, я понял, что эклектичная стилистика только помогает артисту расти, укреплять свой стержень, расширять свои творческие рамки. Я буду экспериментировать, буду пробовать. Используя различные средства, мне хочется делать интеллектуальную музыку, интеллектуальный хип-хоп.

— Что вы вкладываете в это понятие?

— Это образ жизни, ее философия. Корнями мы все равно упираемся в улицы. Хип-хоп — это уличное воспитание, уличный сленг, определенная манера общения и мышления, свои ценности и приоритеты. С годами за счет этой культуры, как это ощущаю лично я, человек взрослеет, у него остаются достаточно жесткие мужские принципы, но из уличного хулигана он превращается в уличного джентльмена, который при этом не забывает свои корни. Для меня эта культура — та музыка, тот образ жизни, которые смогли перенести меня с улиц на студию и со студии на подмостки. За это я благодарен именно хип-хопу, он дал мне возможность проявить себя.

— Как эта культура развивается сейчас в нашей стране? Можно говорить о прогрессе или о кризисе?

— Хип-хоп в России — очень специфический. По моим наблюдениям, 80 процентов русского рэпа — это блатняк и шансон, переложенный на рэп-биты, на рэп-инструменталы. Всего 20 процентов людей делают другой хип-хоп. Конечно, это уже немало, я вижу какие-то положительные сдвиги, но, по моему восприятию, хип-хоп у нас чересчур однобокий, поэтому мне хочется добавить в него новые краски, сделать какую-то другую музыку, отличающуюся от той, что делает большинство рэп-исполнителей.

— Сейчас вы работаете сольно, и руки в этом смысле у вас развязаны. Уход из «Банд’Эроса», кстати, был спонтанным решением или вы долго к нему шли?

— Достаточно долго. Переговоры о моем уходе велись около двух лет. Просто получилось так, что я задержался еще на год, потому что не мог подвести своих товарищей: группа выпускала второй альбом, и я принимал непосредственное участие в работе над большинством песен. Уйти в тот момент, на полпути к выходу этой пластинки, было бы с моей стороны нечестно и непорядочно.

— Что было главной причиной ухода? Стало тесно?

— У меня накопилось очень много собственного материала. Мне кажется, персонаж Батишта в группе «Банд’Эрос» сделал все что мог, ей уже нужна была свежая кровь, которая в итоге влилась в коллектив — Александр Дулов взял нового участника, а мне в определенный момент захотелось покорять другие вершины. И это я мог начать делать только сольно. В противном случае мне элементарно не хватило бы времени. У «Банд’Эроса» очень плотный концертный график, и заниматься своим личным развитием, сайд-проектами, находясь в команде, было невозможно.

— А если посмотреть на другую сторону медали: что дали годы, проведенные в группе?

— Если говорить о музыкальной составляющей — Александр Александрович очень сильный продюсер, человек, разбирающийся в продакшне, и в процессе работы я узнал очень много о том, как создается хорошая качественная музыка. Кроме того, мы постоянно путешествовали по миру, что тоже интересно и немаловажно, но все же самое главное — я приобрел способность работать на площадке командой вместе с другими артистами. Это очень важный навык.

— На первом этапе сольного творчества вам уже пришлось столкнуться с какими-то трудностями?

— Конечно, не буду говорить, что все радужно. В любом бизнесе тебя ждут и победы, и поражения, ты не застрахован от ошибок. Это кропотливая работа, в которой есть свои сложности. Они были и во время работы в «Банд’Эросе», просто, когда начинаешь самостоятельный путь, эти сложности воспринимаются острее, личностно, ты пропускаешь все это через себя. По большому счету я с этим уже сталкивался, я готов преодолевать преграды.

— Что стало первыми личными достижениями?

— Кроме участия в различных телепроектах за три месяца я выпустил три или четыре видеоработы — считаю, это уже неплохо. Один из клипов «Начало дня», который я сделал совместно с Женей Петровой, набрал в Интернете более 800 000 просмотров, что меня очень радует. Я поработал в дуэте с приятными мне артистами — Сати Казановой, «Дискотекой Аварией», Стасом Маркевичем. В соавторстве с Натальей Милявской мы выпустили книгу «Быстрее С.», которую презентовали весной. Первая книга к тридцатилетию — это событие.

С бывшими коллегами по сцене — группой «Банд,Эрос».

— Как показывает практика, к дуэтам у вас особая тяга. Как вы выбираете партнеров для совместной работы?

— Так получилось, что со всеми людьми, с которыми я работал, я дружу не один год. Не было еще ни одного дуэта, который бы мы продумывали с точки зрения успешной реализации какого-то бизнес-плана, где мы делали бы ставки на определенные песни — выстрелят они или нет, все дуэты складывались на какой-то легкой дружественной волне. Мне приятно провести на студии со своими друзьями лишние несколько дней. Творчество приносит мне позитивные эмоции, я этим живу, и такие истории питают, вдохновляют меня. С Сати Казановой мы вместе учились в Школе драмы Германа Сидакова на отделении актерского мастерства, она была моим первым партнером по сцене. Как-то она сказала, что у нее есть композиция, которую она хочет сделать со мной как с рэпером. Я, недолго думая, согласился, и мы через два месяца записали трек. С «Дискотекой Аварией» тоже была подобная история. Песня «Лабиринт» долго лежала у них на полке, они хотели выпускать новый альбом. Я позвонил Рыжову сразу после ухода из «Банд’Эроса» и спросил, актуальна ли еще эта композиция. Он ответил «да», и мы тут же записали ее на студии. Все происходит спонтанно.

— Сейчас с вами на площадку постоянно выходит девушка Алиша. Что это за персонаж?

— Это моя «фронтовая» подруга. В миру ее зовут Алина Федулова. Она выпускница одного из телешоу, ныне участница объединения московских диджеев MashUp Mafia — на этой волне мы и познакомились. Она один из самых лучших диджеев в России. Мы стали сотрудничать, теперь она мой «штатный» DJ и бэк-вокалистка в одном лице, которая очень помогает мне на концертах, а их в последнее время становится все больше.

— Поделитесь секретом: как, работая в альтернативных жанрах, можно удержаться в шоу-бизнесе? Есть некий стереотип, что в нашей стране широко востребована только поп-музыка, но в последнее время некоторые артисты, и вы в том числе, его разрушают.

— Мне кажется, нужно оставаться человеком и видеть в людях не артистов, бизнесменов и продюсеров, а именно людей в самом лучшем смысле этого слова. Я не знаю, в чем секрет. Я сам поражаюсь: за 13 лет я не выпустил ни одного сольного альбома, но мне удается двигаться дальше, и даже в моей трудовой книжке написано, что я вокальный исполнитель. Я честен по отношению к себе. Я сам иногда задумываюсь над вопросом, который вы мне задали, и вспоминаю людей из шоу-бизнеса, с которыми у меня сложились хорошие и добрые отношения. Слава богу, шоу-бизнес не настолько прогнил, как это подчас пытаются показать со стороны, в нем есть хорошие люди, и надо общаться с этими людьми. Я благодарен судьбе, что она свела меня с ними.