Мегарегулятор — путь в темницу

Так оценили некоторые эксперты идею его создания на базе ЦБ

10.10.2012 в 10:48, просмотров: 2425

Решение о слиянии Банка России и ФСФР с передачей ЦБ функций регулирования и надзора не только за банками, но и за финансовым рынком в целом, вызвало неоднозначную реакцию. Непонятно даже, принято ли оно окончательно. Президент Владимир Путин поручил «оперативно разобраться».

Мегарегулятор — путь в темницу

"Я предлагаю банковскому и инвестсообществу подключиться к обсуждению этого вопроса (о мегарегуляторе—"МК"), сделать это нужно оперативно. Вопрос кардинального улучшения системы регулирования давно назрел и с его решением, конечно, лучше не затягивать",—заявил Владимир Путин 2 октября.

«При принятии политического решения о создании финансового мегарегулятора функции ФСФР (Федеральной службы по финансовым рынкам — «МК») могут быть переданы Банку России уже до конца 2013 года«,—заявил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Однако другой первый зампред ЦБ Алексей Симановский 4 октября заявил корреспонденту «МК»: «По мегарегулятору решения еще нет. И инициативы ЦБ тут никакой нет тоже. Те, кто обвиняет Банк России в желании „проглотить“ ФСФР—не правы».

Непонятна и ситуация с главой мегарегулятора. Директор Банковского института НИУ ВШЭ профессор Василий Солодков даже заявил: «Существующая система не нуждается в мегарегуляторе. Идея поглощения Банком России ФСФР возникла как проблема трудоустройства Кудрина».

С бывшим министром финансов Алексеем Кудриным тоже непонятно. По сведениям ряда СМИ, Кудрин подтвердил, что ему делалось предложения возглавить мегарегулятор. Однако корреспонденту «МК» в окружении Кудрина решительно заявили, что разговоры о его возможности возглавить мегарегулятор — не более чем «утка».

Об этом говорили на круглом столе, состоявшемся 9 октября. Эксперт ФСФР, председатель попечительского совета Института посткризисного мира Юрий Данилов прокомментировал идею мегарегулятора так: «Это путь в глубокую-глубокую задницу, где очень плохо и темно».

А завотдела международных рынков капитала ИМЭМО РАН, руководитель комитета по финрынку и кредитованию ТПП Яков Миркин заявил: «С 2009 года с рынка ушло 150 банков, осталось 900. И это на том рынке, который адаптирован с суровому банковскому надзору ЦБ. Если сейчас те же методы будут применены на финансовом рынке, то можно прогнозировать, что степень вымирания среди участников других его секторов будут катастрофическими».

К сожалению, о защите прав вкладчиков вспомнил лишь один из участников дискуссии. Эксперт Центра структурных исследований Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара Михаил Хромов заявил: «Создание мегарегулятора не приносит выгод в деле защиты прав клиентов финансовых организаций, вкладчиков. Чисто аппаратное решение».

Тем не менее, отвечая на вопрос «МК», участники дискуссии признали, что нынешнего уровня регулирования не достаточно. Хотя бы потому, что слишком много обманутых вкладчиков на финансовом рынке. У банков их все-таки меньше во многом из-за системы страхования вкладов. К сожалению, проблема во многом в законах. Чтобы решить ее, создаваемый мегарегулятор должен быть наделен не только необходимыми ресурсами, но и правом законодательной инициативы. Что значит, покуситься на полномочия Минфина, поскольку ЦБ таким правом тоже не обладает.