Поклонника Шараповой поймали и обезвредили

Наш специальный корреспондент Елена Шпиз передает с “Ролан Гарроса-2009”

31.05.2009 в 18:57, просмотров: 1706
Тучи над Парижем наконец рассеялись. Вышло солнце — и тут же на уютных улочках “Ролан Гарроса” неизменный запах фастфуда смешался с возбуждающе-летними ароматами масел для загара…

Неожиданно выяснилось, почему задержали начало матча Марии Шараповой против Надежды Петровой. Оказалось, что секьюрити искали на трибунах какого-то маниакального Машиного поклонника, который, похоже, преследует ее чуть ли не на всех турнирах, порываясь подойти поближе. И вдруг — то ли его увидел кто-то из организаторов “Ролан Гарроса”, то ли какой-то бдительный охранник сообщил “кому следует” — в общем, поднялась паника. Парня вычислили, поймали, однако в полицию не повели, потому как не было “состава преступления”. Его же не могли обвинить в том, что он просто сидел на трибуне… И в итоге матч благополучно начался. Однако всем служителям правопорядка на каждом входе стадиона раздали “фоторобот” горе-фаната, чтобы больше он на территорию клуба попасть не мог.  

Мне сразу вспомнился позапрошлогодний “Кубок Кремля”, когда такой же сумасшедший поклонник умудрился в прыжке перелететь через вип-трибуну, выскочил прямо на корт с какой-то мягкой игрушкой и чуть было не всучил ее в руки растерявшейся Марии. Однако его с такой скоростью вынесли из “Олимпийского”, что, кажется, даже сама Маша толком не поняла, что произошло…  

Ну а победу Шараповой в третьем круге, когда она не без труда обыграла Ярославу Шведову на главном корте “Филиппа Шатрие”, легендарный Александр Метревели прокомментировал так: “Только за счет невероятно сильной психологии и чемпионского характера!” Многие заметили, что Маша сильно изменилась после вынужденного перерыва. Во взгляде появились такие сила и спокойствие, какие бывают только у людей, которым уже ничего в этой жизни не страшно.  

— Так странно, раньше мне казалось, будто я не играла уже целую вечность, а сейчас такое чувство, как будто и не было никакого перерыва… — задумчиво призналась Маша после победы.  

— Теннисисты часто говорят, как важно для них видеть на трибунах лица близких людей во время матча, чувствовать их поддержку… Ты ощущала отсутствие папы на трибуне — тем более на первом турнире Большого шлема после перерыва? — спросила я потом Марию.  

— Папа отлично поддерживал меня и на расстоянии. Он смотрел все по телевизору. На самом деле во время матча опасно оборачиваться на трибуны — это мешает концентрации на игре.  

— Вероятно, сразу после матча ты все же созвонилась с отцом?  

— Конечно. И он сонным голосом спросил: “Что это было — в первом сете?”. Я и сама прекрасно понимаю, что играла не лучшим образом. Так что пообещала папе, что постараюсь, чтобы в следующем матче такого не повторилось. В любом случае главное — что я выиграла.

* * *

Уступив Шараповой, Ярослава Шведова не плакала. Она улыбалась. Причем такой счастливой улыбкой, словно одержала какую-то знаковую для себя победу. Рука у нее была перебинтована. Врач наложил на локоть лед.  

— Если честно, очень болит, — призналась Яра корреспонденту “МК”. — Потому и не могла подавать нормально в конце третьего сета.  

— Однако ты кажешься такой довольной, несмотря на поражение…  

— Раньше я никогда не играла на главном корте “Ролан Гарроса”. Да не то что не играла — только однажды чей-то матч смотрела, и то откуда-то с галерки. Места были так высоко и далеко, что толком ничего было не видно, и все равно я была безумно рада…  

— Ты довольна, что стала играть за Казахстан? Трудное вообще было решение перейти в сборную другой страны?  

— Мне просто очень хотелось играть Кубок Федерации, и я мечтаю выступить на Олимпийских играх. Так что когда появился такой шанс, я им воспользовалась. Кроме того, мне создали очень хорошие условия — и финансовые, и тренировочные. Обе сборные Казахстана — и команда Кубка Федерации, и команда Кубка Дэвиса — постоянно выезжают тренироваться в те места, где потом проводятся турниры. Так было и перед “американской серией”. В общем, я очень довольна.

* * *

Тем временем неожиданный интерес приковал к себе матч белоруски Виктории Азаренки с испанкой Карлой Суарес-Наварро.  

— Боже мой, это можно сравнить с финалом футбольной Лиги чемпионов, — делилась потом впечатлениями знакомая судья на линии из Италии. — Настоящее шоу! Какой-то мачо из группы поддержки Викиной соперницы начал слишком громко болеть за испанку, что не понравилось маме Виктории, которая уже прославилась в теннисном мире решительным нравом. Та стала с криками защищать дочь, и дело едва не дошло до драки. В какой-то момент даже сама Вика крикнула что-то маме с корта. Ну и тогда — прямо как на футболе — секьюрити сели между враждующими лагерями. А когда матч остановили из-за темноты, обе команды держали на трибуне до тех пор, пока не вышли все болельщики, и только потом выпустили. Причем по очереди…