Похищения олигархов сегодня — удел не только крутых мафиози, но и обиженных мелких уголовников

Кто хочет украсть миллионера

29.06.2014 в 17:46, просмотров: 8737

Похитить миллиардера, получить выкуп и самому стать миллиардером — такие нехитрые мысли посещали, наверное, каждого второго уголовника. Действительно, олигархов в России хоть пруд пруди, а когда видишь запретный плод (чужое богатство), кажется — только протяни руку, и он твой. Но абсолютное большинство таких коварных замыслов терпят фиаско. Вспомним примеры громких похищений вице-президента ЛУКОЙЛа Кукуры или сына компьютерного гения Ивана Касперского. Преступники в итоге оказывались там, где им и положено быть — на нарах. Самым громким последним примером стало похищение главы Фондсервисбанка Александра Воловника. «МК» получил уникальную возможность узнать, как в таких случаях работают спецслужбы, как ведутся переговоры и почему бандитам не удается довести до конца свои планы.

Похищения олигархов сегодня — удел не только крутых мафиози, но и обиженных мелких уголовников
фото: Геннадий Черкасов

В один из теплых дней августа 2013 года в помещение Фондсервисбанка зашел мужчина средних лет. Осмотревшись, он направился к охраннику и потребовал вызвать к нему директора службы безопасности. Все в его тоне и взгляде говорило, что он владеет какой-то крайне важной информацией.

— Директора вашего банка Александра Воловника собираются похитить и, возможно, убить, — заявил незнакомец вышедшему к нему руководителю охраны.

— Откуда вы знаете?

— Потому что я со своими людьми был нанят для этой цели.

Песня про купца и Калашникова

Заказчиком преступления был 30-летний уроженец Москвы Илья Калашников. По словам родственников, добрейшей души человек с юридическим образованием, подрабатывал экономистом. Правда, все отмечали: Калашникову не нравилось быть обычным клерком, он всегда любил азарт. Наверное, этим и объясняется тот факт, что семью (Калашников был женат, подрастала дочь) он кормил не только зарплатой, но и выручкой от весьма специфических операций. Например, Илья имел свой процент на том, что помогал через разные банки региональным предпринимателям с сомнительным бизнесом отмывать деньги.

Однажды ему поступил серьезный заказ: предстояло перевести 100 миллионов рублей с Украины на счета фирм-однодневок в Москве. Почему Илья Калашников для этой цели избрал именно Фондсервисбанк, история умалчивает, но не исключено, что экономиста кто-то ввел в заблуждение, сообщив, что директор банка Александр Воловник регулярно проводил в прошлом такие операции.

СПРАВКА "МК"

Воловник Александр Давидович родился в 1961 году в Тбилиси. В 90-е познакомился с Бадри Патаркацишвили, который ввел Воловника в круг влиятельных фигур: Гусинского, Березовского, Гиви Таргамадзе и других. В 1994 году создал Фондсервисбанк, в 1995 году возглавил управляющую компанию СТК «Союз» и сошелся с финансовым директором РОСНАНО Олегом Киселевым. В 1998 году Воловник, как глава Фондсервисбанка, неоднократно попадал в поле зрения правоохранительных органов по подозрению в широкомасштабной преступной деятельности. Весной 2008 года в Фондсервисбанке был проведен обыск сотрудниками ГУВД Московской области. Но уголовное дело в итоге было закрыто.

Но когда деньги с Украины пришли, служба экономической безопасности банка усмотрела явный подвох и вернула все средства обратно в Незалежную.

На следующий день возмущенный Калашников примчался на прием к генеральному директору банка, заявив, что он ему должен за срыв денежного перевода. Объяснения Воловника и его сотрудников, что банк не занимается такими делами, Илью не убедили, он считал, что глава банка просто «ломает комедию». Калашников не успокаивался, звонил, писал письма, а один раз подкараулил главу финансового учреждения возле дверей банка. Правда, ссору быстро прекратил водитель главы финучреждения, работавший по совместительству телохранителем.

Обиженный Илья Калашников решил, что заставит Александра Воловника заплатить и за подмоченную репутацию (перевод так и не удалось осуществить), и за потраченные нервы. За помощью он обратился к своему знакомому — старому вору в законе из Ростова, который давно отошел от дел.

— Я отомщу ему, и мы неплохо заработаем. Убьем охранника, а самого Воловника похитим, он отдаст нам, сколько потребуем.

— Ты хоть понимаешь, на кого замахнулся? Он в 90-е крутил серьезные дела, думаешь, просто так можно свой банк в Москве держать? У него в друзьях люди, которых ты только по телевизору видел! Подумай, если он без охраны ездит, значит, вообще ничего не боится. А кто ты такой? Кто за тобой стоит? Ты один! — пытался остановить начинающего похитителя пожилой вор.

Однако увещевания были бесполезны, Илья настаивал на своем, заявлял, что его план с похищением безупречен, нужен лишь исполнитель. Старый вор отделался от Калашникова, всучив визитку «нужного для дела человека».

«Нужный человек» проживал в Сочи, от хороших денег отказываться не привык, и хотя за спиной имел не одну отсидку, посчитал, что предложениями на 160 миллионов рублей не разбрасываются. Правда, узнав, кого именно ему предстоит похитить, бандит слегка приуныл.

— Воловник всегда передвигается по городу лишь со своим водителем, нет охраны, нет службы поддержки, нужно убить только водителя и выкрасть банкира. А я уж заставлю его отдать все, что он мне должен, — рассказывал бандиту Илья Калашников, — мы получим 800 миллионов, 20 процентов твои.

— Откуда ты знаешь, что получишь именно столько?

— Он слаб, увидит клещи и предоставит любую сумму, которую мы попросим.

— Слишком туманные перспективы, нет гарантий. Давай так, ты платишь сейчас 20 процентов от 800 миллионов, я делаю. Либо потом, когда деньги будут у нас, делим 50 на 50.

— Мы получим 800 миллионов и ни рублем меньше! У меня хорошие гарантии.

— И каковы они?

— Заместитель Воловника очень хочет, чтобы начальник исчез, чтобы он сам взял бразды правления в свои руки.

Сочинец крепко задумался. План Ильи Калашникова имел много белых пятен, а значит, и рисков. Во-первых, перспектива получения средств была слишком туманной, а вот срок светил вполне конкретный. Во-вторых, Калашников явно не до конца решил, что делать, когда Воловник будет похищен. Сначала он говорил, что будет пытать его и стрясет всю сумму, потом заявил про какую-то третью сторону, которая гарантирует выплату средств. Криминальное прошлое подсказывало сочинцу, что после выполнения работы все это может закончиться для него пулей в затылок от пресловутой третьей стороны.

Между тем времени на размышления у бандита почти не было. Илья Калашников требовал срочно дать ему ответ. Бандит понимал: если откажется от предложения, вряд ли его, посвященного в такое преступление, оставят в живых. Возможно, именно поэтому состоялась вышеописанная встреча с главой службы безопасности Фондсервисбанка.

Ради благосостояния своей семьи Илья Калашников был готов пойти на любое преступление.

План убийства «под присмотром»

После того как сочинский авторитет явился в службу безопасности, его пригласили на Петровку. Свое решение сдать Калашникова он объяснил полицейским моральными соображениями. Впрочем, служба безопасности считала, что сочинец руководствовался куда более прозаическими причинами. Ему банально нужны были деньги, у Калашникова их не было, а у Воловника и его охраны они были точно, гангстер рассчитывал на благодарность. Потому он выбрал заведомо беспроигрышный вариант с возможностью сохранить жизнь и свободу.

На следующий день на встречу к Илье сочинец отправился в сопровождении оперативника МУРа, которого он представил как своего водителя, который хорошо знает Москву.

Новый человек в окружении сочинца подозрений у Калашникова не вызвал. Ему вообще было не важно, какие силы тот планирует задействовать для осуществления задуманного. В тот же день они отправились в гаражный кооператив, где у отца Ильи был гараж.

— Здесь есть хороший подвал, место тут тихое. Привезете Воловника, посадите на стул, я приеду и пообщаюсь с ним, — заявил Калашников бандиту, недобро усмехнувшись.

— Мне нужно время, чтобы подготовиться, надо последить за целью и все продумать.

— Нечего думать, он ездит один! Каждый день в пять вечера выходит из офиса, садится в свой огромный «Мерседес» и едет домой. Не тяни резину! — сердился Калашников.

Однако сочинец все же убедил злоумышленника дать ему несколько дней.

— Это время нужно было нам, чтобы задокументировать все слова подозреваемого относительно его планов. Кроме того, в процессе наблюдения за Калашниковым мы узнали, что он общается еще с некими лицами из преступного мира. Периодически он конспиративно встречался с ними, и, как мы понимали, это было связано с нашим делом, — рассказал «МК» руководитель второго отдела МУРа Дмитрий Бузан. — У нас сразу родилось несколько версий относительно его планов. Первый вариант: он рассчитывал, что мы привезем ему Воловника, он стрясет с него денег, а потом со своими людьми расстреляет нас, второй вариант — он просто страховался. И наконец, третий вариант — Калашников и заместитель Воловника, которого он упоминал, просто хотели убить главу Фондсервисбанка руками бандитов, которых затем планировалось ликвидировать. Заместитель стал бы председателем банка и выплатил Калашникову деньги за успешно проведенную операцию.

Впрочем, третья версия отпала после нескольких дней наблюдения за заместителем Александра Воловника. Он не имел каких-то контактов с людьми из преступного мира и никак не пересекался с Ильей Калашниковым. Вел совершенно спокойный образ жизни. Стало ясно: говоря о заместителе, Калашников блефовал.

Убедившись, что все ниточки данного преступления ведут только к Калашникову, муровцы решили начать операцию. Илье позвонили и сказали, чтобы он был готов и ждал звонка.

Жизнь — театр, и люди в нем — актеры

Чтобы поймать Калашникова с поличным, оперативники решили брать его «на живца». Полицейские отправились на встречу с Александром Воловником.

— Он не удивился, когда узнал, что задумал Калашников. Было ощущение, что он ждал чего-то подобного от Ильи, — вспоминает оперативник Руслан Уткин, — мы рассказали ему наш план, который состоял в том, чтобы все было сыграно так, как хотел заказчик.

Но глава крупного финансового учреждения полицейским в их просьбе отказал. Он не пожелал видеться с Калашниковым, возможно, опасаясь за свою жизнь, а быть может, боялся, что во время разговора, который будет записываться, похититель задаст ему какой-либо неудобный вопрос, который потом будет иметь неприятные последствия.

Однако оперативники не расстроились. Кому-то пришла неплохая идея — подменить настоящего Воловника и его водителя на похожих внешне сотрудников уголовного розыска. Полицейские провели настоящий театральный кастинг, чтобы подобрать подходящих людей. Но какими бы похожими ни были полицейские, было ясно, Калашников, который видел банкира в лицо, сразу распознает подмену. Впрочем, решение этой проблемы оперативники нашли быстро — поскольку во время похищения бывает всякое, лже-Воловника решено было представить сильно побитым и помятым.

Но тут возникла другая сложность — Воловник и Калашников хорошо разбирались в делах банка. Вряд ли оперативник смог бы правильно ответить на финансовые требования или вопросы Калашникова, не вызвав подозрений.

Тогда полицейские снова обратились за помощью к главе банка с просьбой предоставить вместо себя нужного человека. Подумав, Воловник предложил исполнить роль самого себя своему помощнику. Тот не только был схож по телосложению с генеральным директором, но и немного походил на него внешне и, самое главное, был подкован в финансовых вопросах.

— Привет, Илья, у меня все готово, делаем сегодня! Ты не против? — ранним августовским утром осведомился у Калашникова бандит.

— Давно пора, я уже стал волноваться, думал, ты решил соскочить. Хорошо, что я ошибся. Прямо сейчас выезжаю к тебе с ключами от гаража. Говори адрес!

В одном из кафе в центре города Илью кроме сочинца и его «водителя» ожидал еще один сотрудник уголовного розыска, с суровой внешностью, которого ему представили как Сашу-боевика.

— Знакомься, это Саша, мой доверенный человек, он сделает все красиво. Но смотри, то, что Воловник останется цел после захвата, гарантировать не могу.

— Ничего страшного, здоровье ему все равно уже не понадобится.

— Ну, тогда хотелось бы получить 10 тысяч рублей на ствол. Саня купит незасвеченный «макар». А мы с тобой подождем его здесь. Когда все будет готово, он вернется, и вместе отправимся к твоему гаражу.

Илья без возражений отдал боевику деньги. Тем временем вторая часть спектакля разворачивалась у здания банка. Сразу после полученного от полицейского сообщения о том, что операция началась, переодетый председателем «актер» вместе с водителем направился к машине. За ней внимательно следили полицейские. Необходимо было первыми заметить сообщников Ильи, если они были здесь и наблюдали за тем, как проходит захват директора.

Тем временем настоящий Воловник, завернувшись в самый простой плащ, вышел через черный ход своего банка и впервые за много лет сел в забитую людьми маршрутку.

Приметный черный «мерс» проехал по обычному для бизнесмена маршруту. В какой-то момент дорогу ему перекрыла машина, прозвучали выстрелы — это Саша начал спектакль. Со стороны все выглядело как сцена из боевиков: стрельба, крики, кровь на асфальте. Запрыгнув в машину Воловника, Саша помчался к гаражу, где полицейские вешали камеры и звукозаписывающую аппаратуру, там же их ждали гримеры с «Мосфильма». Им предстояло сделать все, чтобы Илья поверил в реальность произошедшего. Первым делом уложили водителя Воловника на заднее сиденье «Мерседеса» и нарисовали ему пулевое ранение в сердце. Когда все было готово, Саша сделал фотографию якобы убитого шофера и помчался в кафе, где его ждал заказчик, оставив гримерам «актера», изображавшего Воловника. Тут предстояло попотеть: приладить парик, нарисовать синяки и — самое главное — сделать так, чтобы у Ильи не возникло вопросов к голосу «жертвы». Для этого имитировали перелом челюсти, набив рот актера ватой.

«Убитый» водитель Воловника, истекающий бутафорской кровью.
Гримировать помощника главы банка доверили специалистам «Мосфильма».

Тем временем в кафе заказчик активно накачивался алкоголем.

— Я его, может, даже сразу убью, уничтожу этого гада! Бабки мы все равно получим! — все настойчивее повторял изрядно разогретый Илья. Уже несколько часов они ждали возвращения боевика. Сочинец, записывавший уже не первый час подобные речи на диктофон, старался сохранять самообладание, периодически поглядывая на телефон в ожидании заветного эсэмэс. Но вместо эсэмэс появился сам Саша-боевик. Отпив из бокала заказчика холодного пива, он молча протянул Илье телефон с фотографией убитого водителя Воловника.

— Дело сделано! Я свою роль выполнил, надеюсь, вы тоже меня не подведете? — усмехнулся «боевик».

— Вообще не вопрос! Ай да молодец! И за водителя этого отдельное спасибо! Этот проклятый чекист чуть руку мне не сломал! — горячился Илья. — А ну-ка, везите меня к этому толстосуму, пора потрясти его тушу.

— Все по местам! — скомандовал руководивший операцией полковник Дмитрий Бузан. Машина с Калашниковым была уже рядом. Спецназовцы спрятались за гаражами в ожидании команды или группы прикрытия Ильи.

Калашников поспешил в подвал. Шедший за ним Саша сжимал в руках приготовленный пистолет. Калашников так много говорил об убийстве директора, что нельзя было исключать, что он сам захочет выстрелить в него. Для этого в пистолет заранее был вставлен холостой патрон.

Спустившись в темный подвал и включив свет, Калашников зловеще улыбнулся и кивнул, как он думал, Воловнику, лицо которого было похоже на один большой синяк. «Актер», чей рот был набит ватой, для лучшей имитации сломанной челюсти что-то неуверенно промычал.

— Как ваше настроение? Я полагаю, вечер не задался? — усмехнулся похититель. Актер что-то снова невнятно промычал. Подойдя ближе, Калашников помрачнел. На несколько секунд наступила тишина.

— Что за развод, ты кого мне привез?! Я велел привезти Воловника, но это не он, похож, но не он, да вообще-то не очень-то и похож! Где он?! Где Воловник?!

Сочинец молчал, глядя в пьяные глаза человека, захотевшего в два счета стать миллионером. В следующий миг на Калашникова бросились спецназовцы.

Доставленный в полицию, он быстро потерял самообладание. Он больше не был крутым вором и бандитом, которым он себя чувствовал. Он кричал, что сочинец заставил его похитить Воловника, что он лишь пешка в чужой игре. Клялся мамой, папой, детьми, умоляя отпустить его и обещая всех сдать. Каково же было его удивление, когда он узнал, что история его аферы была известна оперативникам МУРа с самого начала. Сегодня Илья ожидает суда в следственном изоляторе Москвы.

История Ильи Калашникова, человека, решившего за мгновение нажиться за счет чужой жизни, не последняя в своем роде. Если раньше похищение сильных мира сего было лишь уделом спецслужб и боевиков из горячих точек, то сегодня люди, не обремененные большим криминальным опытом, пробуют себя в роли похитителей живых душ. Но от ошибок не застрахованы ни те ни другие — поэтому конец у таких историй, как правило, один — тесные нары на много лет.