Пепел на Пятницкой

Расследование причин страшного пожара в центре Москвы закончилось, не начавшись

29.04.2010 в 18:34, просмотров: 10844
Пепел на Пятницкой
фото: Наталия Губернаторова
Лариса Дергунская.
Извержение вулкана предотвратить невозможно. Поэтому, когда оно начинается, главное — унести ноги. Но бывают другие беды — самое страшное в них то, что их можно было предотвратить. Пожар, который случился на Пятницкой улице, унес несколько жизней. Но по странному стечению обстоятельств до сих пор не выяснили, почему он произошел. Возможно, выяснение подлинных причин случившегося может положить конец прибыльному бизнесу — торговле и сдаче в аренду подвальных помещений. Но подвалы, в которых неизвестно что делается и что хранится, находятся в наших домах, под нашими квартирами. И заложниками этого бизнеса являемся мы с вами — только мы, и больше никто.  

Если сотрудники 47-го отделения милиции не знают хозяев и арендаторов подвалов — их надо за это наказать. А если знают и скрывают — это преступление. Какой ответ верный?


В Москве, на Пятницкой улице, живет Лариса Михайловна Дергунская. С 1974 года она работает участковым врачом в районной поликлинике №51. У Дергунской есть дочь Татьяна и внучка Маша.  

Трехкомнатная квартира Дергунской находится на первом этаже. Подвал давно сдается в аренду. Собственники постоянно меняются. Согласия жильцов никто, естественно, не спрашивает.  

Первый пожар в этом подвале случился в 2004 году. Тогда все обошлось. Никто не пострадал.  

17 декабря 2009 года в седьмом часу вечера Татьяна с дочерью возвращались домой. Лариса Михайловна поехала в гости. Не дойдя несколько шагов до подъезда, Татьяна увидела дым, потом огонь. Горел подвал.  

Пожарных пыталась вызвать случайная прохожая. Она несколько минут слушала по телефону музыку и “ждите ответа”. Пожарные приехали минут через 20 и спросили, почему их так долго не вызывали. Татьяна попросила соседку побыть с ребенком и побежала домой — в квартире оставалась собака Туся. Она едва успела вывести Тусю, как из квартиры повалил ядовитый дым.  

Когда пожар потушили, Татьяна пошла в квартиру посмотреть, не выгорел ли пол — дом 1936 года, деревянные перекрытия... Конечно, квартира представляла собой видение из фильма ужасов. Но главное было впереди.  

Вначале из подвала вынесли мужчину — позже выяснилось, что он умер в больнице. Когда же вернулась домой Лариса Михайловна, она увидела, что возле дома 53, строение 1, лежат трупы четырех девушек. Тела погибших находились возле дома до глубокой ночи — видимо, сотрудники милиции рассчитывали, что кто-то их опознает. Татьяна удивилась: пока тушили пожар, из подвала не донеслось ни звука. Неужели девушки погибли, отравившись угарным газом?  

Десять дней семья Дергунских скиталась по друзьям и знакомым. Потом пришлось возвращаться в квартиру.  

Спустя несколько дней после пожара к подвалу пришел человек, который оставил в сгоревшей фирме деньги на жилье. Он стучал в запертую дверь, колотил в окна…

 Выяснилось, что подвал арендовала риелторская фирма ООО “Камерон” (юридический адрес: улица Алябьева, д. 7, стр. 3). Человек, который пришел за своими сгоревшими деньгами, потом нашел эту фирму в списке черных риелторов.  

Собственником подвала является фирма ООО “АСД”. Судя по всему, случился поджог, так как риелторы брали у людей деньги на операции с недвижимостью и клали их в свой карман. Фирма постоянно переезжала. На переезды деньги находились.  

Что это за подвал ужасов? В первые месяцы после продажи в нем держали щенков для корейского ресторана. Потом начались пожары…  

Расследует дело дознаватель 47-го отделения милиции Татьяна Вирясова. Прошло пять месяцев, а черный дым вокруг заколдованного подвала не рассеялся. Кто был в помещении, когда оно загорелось? Как звали погибших и что они делали в подвале? Похоже, до сих пор не установлена причина пожара. А почему?  

Дергунские, чья квартира изрядно пострадала от таинственного пожара, ходят по инстанциям в надежде привлечь виновных к ответственности. Ходить они будут долго, потому что их письма (список адресов всем известен: префектура, мэрия, Общественная палата, президент) передаются главе управы района Замоскворечье Нонне Георгиевне Харитоновой, у которой на все один ответ: дело на контроле.  

Судя по всему, так и есть. Осталось выяснить: кто именно контролирует неторопливую работу следствия?  

Я понимаю, что пожар в квартире участкового врача, который без малого сорок лет работает на своей персональной каторге, никого не волнует. Поорет–поорет и устанет, дело известное. Но дело в том, что таких подвалов в Москве много, и люди, возможно, живущие на пороховой бочке, не имеют об этом понятия. Подвалы — доходнейший бизнес. Очередной скандал заканчивается тем, что приезжают районные власти, все морщат лоб, делают записи в своих ежедневниках — и все замирает.
А потом взрывается метро. Или дом.  

Думаю, все хотели бы услышать ответы на многочисленные вопросы, связанные с пожаром, случившемся в Замоскворечье 17 декабря 2009 года.