Столичные сортиры дурно пахнут: как в Москве устроен туалетный бизнес

«МК» разбирался в вопросе вместе с экспертом по обслуживанию туалетов

13.07.2014 в 19:27, просмотров: 5527

Знаете ли вы, во сколько Москве обходится содержание пары сотен бесплатных общественных туалетов? На три года из столичной казны выделяется один миллиард триста миллионов рублей! Вдохновившись щедростью городских властей, корреспондент «МК» твердо решил обнаружить признаки огромных финансовых вливаний. Вместе с экспертом, 20 лет проработавшим в сфере обслуживания туалетов, мы объехали пол-Москвы. И не сговариваясь пришли к выводу: похоже, бюджетные деньги идут не на поддержание чистоты и порядка, а попадают в унитаз вместе с экскрементами.

Столичные сортиры дурно пахнут: как в Москве устроен туалетный бизнес
фото: Кирилл Искольдский
Отколовшаяся плитка — привычное дело для общественного туалета.

Городской туалет у станции метро «Фили» найдешь даже в темноте — по запаху. После восьми часов вечера, когда отхожее место официально закрывается, люди по привычке справляют нужду рядом со входом — в закутке за пивбаром и у железного забора, скрывающего мусорную свалку. Днем, когда палит солнце, испарения клубятся над продуктовыми рядами, и мясо в лаваше уже не кажется привлекательным деликатесом.

Из пяти писсуаров в мужской части только два подключены к воде. Замки на кабинках сломаны — люди удерживают двери руками, параллельно отбиваясь от непрошеных гостей. «Да что же это такое?! — вопят они. — Секунду подождать не можете?!» На полу картонные подстилки — видимо, чтобы меньше приходилось убирать. Впрочем, уборщицы мы так и не дождались.

Зато в подземном туалете на Славянском бульваре нас встретили радушно. «У нас тут чисто, стараемся порядочек наводить, за каждым прибираем», — засуетилась пожилая уборщица. На первый взгляд, все и правда путем. Но только для непосвященных. «Вот здесь по нормативам все должно быть обложено плиткой, — говорит наш собеседник. — Однако вместо того, чтобы положить новую плитку, они просто закрасили старую. Зимой ее уже не будет, слетит».

— Самое сложное, когда бродяг много приходит, — делится уборщица. — А так с обеда и весь вечер народу уйма. Зимой приходится еще и снег расчищать со ступенек…

В Москву бабушка приехала на вахту. За две недели «сортирного» труда она получает 10 тысяч рублей.

— Ступеньки тоже не покрыты плиткой, — замечает наш гид, пока мы спускаемся в общественный туалет на Осеннем бульваре. — Наверх смотрите — гидроизоляции никакой, зимой все по стенам течет…

И правда: на потолке и стенах под крышей туалета — большие желтые пятна. Вода из кранов идет еле-еле, а должна бить струей с давлением в 2 атмосферы. «Это мы специально, — поясняет уборщица. — А то люди идут и идут с баклажками». «А вы так и спите в подсобке?» — с ходу интересуется проверяющий, и бабушка стыдливо показывает, где ночью ставит раскладушку. «Ну а как же? Куда я денусь-то?..»

фото: Кирилл Искольдский
Эти модульные туалеты пылятся на одном из складов. Чиновникам они не понравились — «слишком простенькие».

Уборщица говорит, что эти условия для ночевки — не самые плохие. Когда она работала в туалете на Китай-городе, постоянно приходилось выгонять наркоманов да влюбленные мужские парочки. А сортир на территории Парка Победы — любимое место сборища бомжей со всей Москвы...

К слову, горячей воды ни в одном туалете мы не нашли. Туалетной бумаги в кабинках тоже нигде не было. Одинокий рулон, как правило, водружен на сушилку для рук, впрочем, тоже неисправную.

Верх бесхозяйственности мы застали на Матвеевском рынке. Вестибюль подземного туалета вместо кафеля обшит гипсоволокном и покрашен в синий цвет. За неимением положенной гидроизоляции потолок покрылся плесенью. В туалете вздутые полы и стены, будто под землей живет гигантский червь, время от времени пытающийся выбраться на свет божий. Местами плитка отвалилась, да так и валяется. Из девяти кабинок пять закрыты, одна из них завалена картоном, а на вершине — ведро для бумаги. «Полтора года как не работают, — признается уборщица, поднявшись с топчана. — Через шесть месяцев после ремонта сломались».

Такое дурно пахнущее положение вещей тем более странно, что деньги на достойный ремонт и поддержание исправного состояния туалетов у города есть. Давайте считать. Обслуживающим компаниям выделяется миллиард триста миллионов рублей, которые они должны осваивать три года, — получается больше 430 млн руб. в год. Делим эту сумму на 215 городских туалетов — выходит около 2 млн руб. Но, видимо, освоение в данном случае не предполагает капитальные траты. Ремонт пытаются сделать как можно более дешево и сердито.

— Другой способ «заработать» — затянуть ремонт, — раскрывает тонкости бизнеса наш собеседник. — Например, по бумагам на него отводится ровно месяц — с 1 декабря по 1 января. Обслуживающая компания закрывает туалет, но приводить его в порядок не торопится. И тянет до февраля–марта. Лишнюю пару месяцев компания получает деньги на обслуживание туалетов, которые попросту закрыты…

фото: Кирилл Искольдский
Типичная подсобка уборщицы. Здесь иногородние работницы «храма гигиены» и ночуют.

Кстати, есть ли общественным туалетам достойная альтернатива? И да, и нет одновременно. С весны прошлого года по всей Москве начали ставить модульные кабины золотистого цвета, которые до сих пор будоражат фантазию горожан. Автоматизированные системы самоочистки и водоснабжения, унитаз, мыло, сушка, зеркало, тревожная кнопка для вызова полиции и «скорой», даже пеленальный столик — все хорошо, да только, как уже писал «МК», попасть внутрь получается не у каждого москвича даже с высшим образованием. Алгоритм оплаты и прохода вроде бы несложный. Платишь деньги, получаешь карточку, прикладываешь ее к валидатору — и дверь должна распахнуться. Однако то ли электроника барахлит, то ли голова, занятая насущными физиологическими проблемами, отказывается соображать, но войти в кабину, как правило, получается не с первого раза. А у некоторых и вообще не получается.

Один такой модуль стоит 3,5 млн рублей. «Сейчас в городе уже установлено 274 золотистых туалета, а до конца года будет больше пятисот, — уточняет эксперт. — 18 модулей забраковали — не работают. К примеру, зимой некоторые компании по неопытности допускают замерзание воды в модуле, а потом не знают что делать. Всего же планируется установить 1207 золотистых кабинок».

Одна из производственных компаний в свое время наладила выпуск подобных туалетов, но попроще, без умной начинки. По замыслу эти модули не предполагали платного входа. Цена вопроса — 1,3 млн рублей за модуль. Производитель пытался продать кабинки городу, но чиновники отказались, объяснив, что в век высоких технологий и безналичных расчетов Москве негоже устанавливать модули без электроники и платного входа. И добавили: кому не нравится ходить по нужде в технологичную кабинку, пусть отправляются в бесплатный туалет. Вместе с бомжами и наркоманами.