Детские корабли оказались брошены чиновниками на произвол судьбы

Кто топит школьный флот?

24.08.2014 в 17:18, просмотров: 7367

На севере Москвы, неподалеку от метро «Водный стадион», в акватории бухты Кирпичная уже несколько лет безо всякого движения стоит целый флот. Гроза подводных лодок, теплоход из фильма «Волга-Волга», огромный морской лайнер и учебный катер — все они служили учебными площадками для школьников, которые мечтали стать моряками, и в свои лучшие годы вместе с подростками плавали к берегам Германии, Румынии и Болгарии. Однако с годами все изменилось: нынешние школяры предпочитают компьютерные игры, а чиновники задумываются о том, не отправить ли уникальную учебную флотилию на металлолом. Корреспондент «МК» побывал на кораблях и выяснил, что мешает им отправиться в плавание, кто желает поскорее избавиться от «школьного флота», а также почему бюрократические проволочки чреваты настоящей экологической катастрофой для Москвы-реки.

Детские корабли оказались брошены  чиновниками на произвол судьбы
фото: Алексей Стейнерт

Корабли в ловушке госзакупок

Владелец учебных кораблей — ГБОУ «Московский городской детский морской центр (МГДМЦ) имени Петра Великого» (судя по вывеске, относящийся к столичному Департаменту образования), основанный в 1957 году, — был и до сих пор является местом, где школьников, грезящих морскими путешествиями, бесплатно готовят к будущей карьере моряков — как в теории, так и на практике. В разное время с подростками здесь занимались такие выдающиеся люди, как знаменитый полярник Иван Папанин, полярный летчик, один из первых героев СССР Михаил Водопьянов, летчик-космонавт, дважды герой СССР Павел Попович и многие другие. Гордостью центра всегда была уникальная учебная флотилия, аналогов которой на сегодняшний день нет не только в Москве, но и во всей России. Корабли, входящие в нее, центру для обучения школьников безвозмездно передавали со всех концов СССР как военные, так и гражданские судовладельцы; таких подарков за всю 57-летнюю историю клуба было около двадцати. Суда школьного флота в свои лучшие годы ходили из Москвы до Черного моря, Ладожского и Онежского озер, а также Финского залива; более того — занимавшиеся в клубе ученики могли за 30-дневную практику посетить на корабле такие зарубежные страны, как Германия, Румыния или Болгария, и затем вернуться обратно в Москву.

С наступлением лихих 90-х годов все изменилось, и про зарубежные «круизы» будущим морякам пришлось забыть из-за недостатка финансирования. Правда, путешествия по России никто не отменял, и учебные корабли ходили на водохранилища Москвы и Московской области, а также в плавание по Волге и ее водохранилищам. Однако уменьшилась не только география учебных походов — многие суда были проданы или пущены на металлолом. В итоге к началу «нулевых» «школьный флот» насчитывал (и насчитывает до сих пор) всего четыре корабля: катер «УК-5», речной пассажирский теплоход «Беляков» (до недавнего времени называвшийся «Ласточка»), боевой корабль «Ленинград» и морской пассажирский теплоход «Сайма».

Обслуживание и ремонт этих судов осуществлялись по системе госзакупок: на конкурсной основе выбиралась компания-подрядчик, которая и проводила необходимые работы. В 2012 году правила проведения конкурсов и тендеров изменились: теперь чинить «школьный флот» и поставлять ему запчасти могли только компании, зарегистрированные в Московском регионе и имеющие доступ к системе госзакупок. Однако несмотря на то, что Москва считается «портом пяти морей», судоремонтных предприятий здесь практически нет; по словам речников, едва ли не единственное предприятие такого рода в Москве — Московский судостроительный и судоремонтный завод — уже давно переквалифицировалось на производство яхт и теплоходами больше не занимается. Таким образом, учебная флотилия фактически оказалась в «ловушке госзакупок», моментально лишившись любого ремонта и сервиса. Более того, невозможно стало и заключать контракты на докование (корабельный аналог автомобильного техосмотра, который проводится раз в 5 лет), что вскоре привело к запрету на обучение школьников на кораблях.

фото: Алексей Стейнерт

Экологическая бомба замедленного действия

У того факта, что корабли «школьного флота» лишились всякого обслуживания, есть обратная, пугающая сторона: в перспективе такое положение дел может обернуться для Москвы настоящей экологической катастрофой. В роли «бомбы замедленного действия» выступает «Сайма» — морской пассажирский теплоход 1965 года постройки, флагман учебной флотилии МГДМЦ, в свои лучшие годы возивший школьников в Германию, Польшу и Болгарию. Последний полноценный ремонт на судне был сделан еще финнами в 1974 году; из-за этого в 2005 году «Сайма» встала на прикол в акватории бухты Кирпичная — дожидаться своего «второго рождения». В 2010 году теплоходу отремонтировали подводную часть, и вскоре планировалось обновление его палуб и помещений, но из-за новой системы госзакупок этого не произошло.

Люди, знакомые с судоходством, хорошо знают: теплоход — это не машина, его нельзя просто поставить на стоянку. Из-за своих конструктивных особенностей «Сайме» зимой постоянно нужен обогрев изнутри: в отличие от остальных кораблей «школьного флота» воду из ее многочисленных систем, труб и забортных ящиков невозможно слить. Если она замерзнет, то попросту разорвет «внутренности» теплохода, и весной судно пойдет ко дну. Для зимнего обогрева «Саймы» нужно немало дизельного топлива, покупать которое можно лишь через систему госзакупок. Как и в случае с остальными судами «школьного флота», найти поставщиков для теплохода практически невозможно — и «запасов на зиму» у «Саймы» до сих пор нет, что чревато настоящей экологической катастрофой для Москвы-реки.

фото: Алексей Стейнерт

 — У каждого корабля в самом низу корпуса скапливаются так называемые подсланевые воды, — говорит один из членов экипажа «Саймы», стоя вместе со мной в машинном отделении теплохода, — по сути, это все, что стекает с двигателей и других механизмов (масло, мазут и т.д.), а затем смешивается с водой. Подсланевые воды обязательно сдаются на специальную утилизацию как экологически небезопасные соединения — и если «Сайма» затонет, то они окажутся в Химкинском водохранилище, что обернется настоящей катастрофой для Москвы. А тут у нас еще цистерна с маслом на две тонны, цистерны с остатками топлива — две на 14 тонн и еще одна на тридцать... И все это может оказаться в той воде, которую мы пьем.

Что касается остальных кораблей «школьного флота», то ситуация у них пускай не так опасна, как у «Саймы», но тоже весьма печальна: акваторию бухты Кирпичная они не покидают уже много месяцев, и когда кончится их стоянка, никто не знает. Взять хотя бы «Беляков» — речной пассажирский теплоход, старейший в школьной флотилии: построенный в 1937 году, он успел «засветиться» в финале знаменитого фильма «Волга-Волга» и стать настоящим любимцем московских школьников, которые катались на нем вместе с родителями по Москве-реке в День города и другие праздники. В прошлом году «Беляков» должен был пройти докование, но из-за новых правил госзакупок этого не случилось (в Московском регионе попросту не нашлось места для его проведения), и уже два года легендарное судно стоит на приколе. Похожим образом обстоят дела и у «Ленинграда» — боевого корабля 1950 года постройки: в послевоенное время он, относясь к классу «больших охотников», был настоящей грозой дизельных субмарин. С появлением их атомных аналогов «Ленинград» уже не мог противостоять им на равных из-за нехватки мощности и вскоре был подарен Военно-Морским Флотом СССР учебной флотилии Московского городского клуба юных моряков, речников и полярников (так в советское время назывался нынешний МГДМЦ). А в эту навигацию кораблю, видимо, не суждено покинуть акваторию бухты Кирпичная: положенное докование он, как и «Беляков», не прошел. По той же причине не выходит в рейсы и их «младший товарищ» — 20-метровый учебный катер «УК-5» 1979 года постройки; в свои лучшие годы он выступал в качестве судна снабжения, перевозившего все необходимое к шлюпочным лагерям, которые школьники-практиканты разбивали в том числе на Волге, а также следил за безопасностью учащихся на воде.

фото: Алексей Стейнерт

Что тебе снится, бедная «Сайма»?

 — Не так давно мы обратились насчет ремонта наших кораблей на Московский судостроительный и судоремонтный завод, — говорит один из сотрудников МГДМЦ, пожелавший остаться неизвестным, — там нам отказали: дескать, мы такими кораблями не занимаемся. А потом представители завода написали письмо мэру Москвы Сергею Собянину: мол, давайте мы все учебные корабли скупим на металлолом, а вам вместо этого новые построим. Теперь нами вплотную занимаются вышестоящие инстанции — решают, что делать со «школьным флотом». Но большинство речников хорошо понимают: если пустить «Белякова», «Ленинград», «Сайму» и «УК-5», что называется, под нож — новых судов у нас уже никогда не будет, слишком дорого.

Среди экипажей «школьного флота» распространена любопытная теория, касающаяся многочисленных попыток списания кораблей: поскольку из-за махинаций в 90-е годы центр потерял большую часть крайне дорогостоящей земли на берегу канала имени Москвы, именно пришвартованные там суда, возможно, являются единственной помехой на пути заинтересованных лиц к получению площади учебной базы.

 — Проблема в том, что без кораблей учебная работа не имеет никакого смысла, — сетует мой собеседник, — как готовить моряков без учебной базы, без рейсов и походов? В центре в лучшие годы ежегодно занималось до трех тысяч школьников. Как корабли встали — так и тысяча едва набираться стала... Без практики на судах центр для школьников окончательно теряет привлекательность. Раньше брали на обучение детей от 10 до 18 лет, а теперь и тех, что младше, тоже берут — нет выхода.

Однако руководитель МГДМЦ Анатолий Фатеев не теряет оптимизма относительно будущего кораблей «школьного флота»:

 — Нам нужно разобраться с докованием и ремонтом наших судов; после этого мы хотим на базе нашего центра объединить все клубы юных моряков в Москве. На наших кораблях их ученики смогут проходить практику, устраивать экскурсии, ходить в дальние походы, что фактически подарит МГДМЦ новую жизнь.

Впрочем, в столичном Департаменте образования от кораблей открестились, отправив в мэрию, а на Тверской оперативно прокомментировать «МК» вопрос о будущем МГДМЦ и его кораблей не смогли.