Жители столицы борются за сохранение исторической избы

Последняя деревянная дача Петровского парка стала уязвимой для застройщиков

06.10.2019 в 19:46, просмотров: 9411

С начала 2019 года жители сразу нескольких районов в окрестностях метро «Динамо» волнуются за одну из своих достопримечательностей — так называемую «избу на Масловке» (Верхняя Масловка, 18), оказавшуюся фактически бесхозной и потому уязвимой для хищнической застройки. Последнюю деревянную дачу Петровского парка может спасти государственная охрана в качестве объекта культурного наследия. Пока что есть сомнения, достаточно ли она весома для признания избы памятником на городском уровне, но в любом случае дом настолько любим и знаком жителям САО, что его следовало бы охранять за одно это.

Жители столицы борются за сохранение исторической избы
Жители САО опасаются за участь «избы на Масловке».

Дом на Верхней Масловке, 18, знаком всем, кто там ходит или проезжает, — он в этом районе единственная бревенчатая постройка. К тому же размещается здесь достаточно колоритное заведение — Центр ремесел САО, занимающийся продвижением того, что сейчас модно называть хендмейдом. Точнее, размещался до последнего времени: в самом конце 2018 года Центр ремесел пережил (или не пережил, как утверждает старая команда) смену правления, а сейчас проходит через процедуру банкротства. Хозяин «избы» — правительство Москвы — вскоре может расторгнуть с фактически недействующим Центром ремесел договор аренды, и если у дома не будет охранных обременений — никто не может поручиться за его будущее.

Понятно поэтому, что жители не только Савеловского района, но и окрестностей — Бегового, Аэропорта и Сокола — судьбой «избы» весьма озабочены. И заинтересованы, чтобы дом остался на своем месте — в той или иной функции. Летом ряд активистов — как районных, так и градозащитников из движения «Архнадзор» — запустили процедуру признания дома объектом культурного наследия. Первое, что делается в этом случае, — составление заявки, в которой описывается ценность здания.

«Загородная дача в Бутырском проезде (старое название Верхней Масловки) — двухэтажный жилой деревянный особняк, одноэтажные деревянные конюшни и каменный флигель для прислуги — была построена в 1906 году неизвестным архитектором по заказу московского предпринимателя и коннозаводчика, потомственного почетного гражданина Николая Малютина для своей гражданской жены Анны Гильбих), — отмечает краевед Евгений Плисс. По его словам, страстью промышленника (среди активов которого были текстильные, химические заводы и даже золотые прииски) были конные бега, и его возлюбленная Анна Гильбих разделяла это увлечение. Поэтому одной из частей дачи была конюшня на 46 (!) лошадей — ее можно увидеть слева от избы, это одноэтажное невзрачное строение.

Интересно, что после 11 лет фактического брака с Малютиным Анна Гильбих влюбилась и вышла замуж за одного из его лучших наездников — Павла Чернова. Но дома в Петровском парке — подарка промышленника — не лишилась и жила в нем до своей смерти в 1918 году, а дочь Гильбих, Татьяна, обитала там и в 1949 году, в небольшой комнате (дом был при советской власти, конечно же, разбит на коммунальные квартиры). Расселили «избу» в 1971 году, здание передали расположенному в глубине этого же квартала заводу «Художественная гравюра» — продукцией этого завода были сувенирные и художественно оформленные значки, зажигалки, пудреницы.

С 1998 года дом находился в аренде у АНО «Центр ремесел» САО г. Москвы, продолжает Евгений Плисс. 14 декабря 2006 года Центр ремесел торжественно отметил столетие дома, а до 2018 г. в Центре ремесел проводились занятия по гончарному делу, краеведческие лекции и общественные мероприятия, работало кафе «Изба на Масловке». Но в декабре 2018 года, после смены состава учредителей и генерального директора АНО «Центр ремесел», деятельность центра была прекращена. По некоторым данным, планируется снос здания и постройка на его месте коммерческой недвижимости.

«Историческая ценность дома — в идентификации парка как места загородного отдыха состоятельных москвичей в начале XX века», — резюмирует краевед.

До конца 1970‑х годов дом выглядел намного интереснее, чем сейчас: его крыша имела купол на правом крыле во вкусе русского модерна, мансарду; на фасаде имелось куда больше декоративных элементов. Все это было утрачено в пожаре начала 1980‑х годов, после которого крышу восстановили в более простом варианте. И все-таки подлинных частей в доме гораздо больше: недавние ремонтные работы показали, что сохранились подлинные балки 1906 года из лиственницы, уцелела изначальная планировка и интерьеры дачи.

Основная проблема с постановкой дома на госохрану в том, что архитектурная и мемориальная ценность дома не того масштаба, который заставляет официальные органы и экспертов немедленно взять под козырек и признать здание памятником. Это типичный «дом, всем жителям знакомый» — районного масштаба, пользующийся любовью и сочувствием всех местных жителей, весомая часть истории — не Москвы в целом, но Северного округа и нескольких соседних муниципалитетов. И охрана таких домов Федеральным законом №73 «Об объектах культурного наследия…» обеспечивается: статья 4 этого закона предусматривает категорию памятников истории и культуры местного значения.

Вот только в Москве муниципалитеты (в составе которых должен, по идее, быть орган, уполномоченный на охрану памятников) — то есть районы города — полномочий ставить на охрану объекты культурного наследия не имеют: эти полномочия переданы на уровень выше, в региональный — московский — Департамент охраны культурного наследия. Который занимается одновременно всеми тремя категориями памятников: от федеральных до местных. На практике это значит, что все заявленные памятники рассматриваются как претенденты на региональную (как минимум) категорию — с соответствующей строгостью экспертизы. И местные памятники практически не выявляются и не ставятся на охрану как не имеющие уникальной ценности в масштабах всего города.

Но это положение необходимо менять: властями Москвы во всех остальных отраслях уже взят курс на «равноправие» районов, на то, чтобы в каждом муниципалитете столицы было все необходимое для комфортной жизни. Логично, чтобы и за историческими памятниками москвичам не нужно было бы ехать «в центр». Если в Департамент культурного наследия будет подана заявка на включение «избы на Масловке» в список памятников - это будет отличный случай обкатать процедуру экспертизы и постановки на охрану памятников именно местного значения.