Дайверша-докторша из Свиненок

Жительница подмосковной деревушки в 88 лет до сих пор погружается в глубину и охотится с ружьем на рыбу

14.10.2015 в 21:12, просмотров: 2797

Имя Ольги Трофимовны Жуковой сегодня известно всей подводной братии. Впрочем, широкой медицинской общественности тоже. Но об этом несколько позднее. Подводный стаж Жуковой превысил 60 лет!

Ольга Жукова принимала участие в испытаниях первого советского акваланга! Вообще, куда ни кинь, при упоминании ее имени приходится употреблять слово «первая». Автор первой советской книги о подводной охоте, одна из первых в стране подводных фотографов...

Дайверша-докторша  из Свиненок

«Все дети как дети, а моя — водолаз»

Мы сидим на террасе довольно скромного дома в деревне Свиненки, что в Серпуховском районе. Ольга Трофимовна с удовольствием предается воспоминаниям. И поверить непросто, что она только что вернулась из леса, где собирала грибы. («Меня здесь все считают главной охотницей за белыми. Никто столько не приносит», — довольно констатирует она.) Другая бы после долгих хождений свалилась без сил, в конце концов не восемнадцать за плечами. С позволения собеседницы раскрываю секрет: ей 3 октября исполнилось 88. Грибы — мелочь. Норма для нее по сей день — погружения на глубину и подводная охота.

— Ольга Трофимовна, как же вы... дошли до жизни такой?

— Как-то в 55-м мы с мамой отдыхали в Крыму. Пришли на пляж, а там из воды человек выходит в маске и с подводным ружьем. Я сначала застыла. Потом кинулась умолять: дайте попробовать. Ныряльщиком оказался иностранец, югослав, но меня понял. Не отказал. Я надела маску — и в воду. С той поры кончилась моя сухопутная жизнь. Знаете, как говорила моя мама? Все дети как дети, а моя — водолаз. Кстати, удостоверение «Водолаз 3-го класса» я получила в 1957 году, сразу после испытаний первого отечественного акваланга.

Где-то в это же время Жукова пошла на рекорд: погружение на глубину 40 метров. Страховал ее легендарный подводник Нил Васильевич Зыков.

— Дело было на Черном море. Вроде погоду хорошую дождались и вода была теплой. Но там, на глубине, я жутко замерзла. Даже соображала плохо. Это теперь у подводников акваланги хорошо технически подготовлены, а в пятидесятые о таком оборудовании и не мечтали. Более того, о погружениях, да еще на такую глубину, сообщать строго запрещалось.

Меня подобные тонкости мало интересовали. Главное, без подводного мира, совсем не похожего на земной, я уже жить не могла. Нас таких целая группа организовалась: Суетин Виктор, Капица Сергей, Понтекорво Бруно. Мы видели первые фильмы Кусто, читали замечательные книжки о подводном мире, готовились к летним сезонам. Сделали в отечественных мастерских первые акваланги по типу тех, что были у Кусто, свой компрессор.

фото: Из личного архива

Знаете, я даже книгу для детей о подводной охоте написала. Что у нас в пятидесятые знали о ней? Да ничего! А там, под водой, совсем другая жизнь. Чувство невесомости, красота неописуемая. И везде разная — в Индийском океане, Баренцевом, Японском, Средиземном, Белом морях… Особенно в ночное время, когда жители морские успокаиваются и их можно разглядывать детально. И фотографировать.

...Про фотографии — не случайный поворот в разговоре. Жукова в этом деле тоже абсолютный первопроходец. Снимки начинала делать самодельным устройством на основе фотоаппарата ФЭД-2. И дело было так. В шестидесятые журнал «Огонек» готовил к публикации статью про ценность водорослей Белого моря под заголовком «Неподнятая целина». Тогда-то и понадобились иллюстрации. Аппаратуры для подводных съемок тогда в стране не существовало вовсе! Но Жукова взялась выполнить задание. Теперь с улыбкой рассказывает о тогдашнем ноу-хау. Фотоаппарат помещался в резиновую грелку, в которой было вырезано окошечко, закрытое плексигласом от подводной маски. Плюс кусок велосипедной камеры и два пальца, отрезанных от медицинской перчатки. Все, устройство вполне функционально.

Когда издание увидело свет, оно почти сразу же стало бестселлером. А тут и гонорар за книгу подоспел, которого автор совсем не ожидала. Ольга Трофимовна смеется, вспоминая, как удивлялась полученным деньгам, рассказывает, что их хватило на банкет по случаю успешной защиты кандидатской диссертации. К этому времени она уже работала врачом.

В медицину — с головой!

Училась Оля Жукова во Львовском медицинском, где заболела изысканиями доктора Сергея Сергеевича Юдина, которым восхищается по сей день. Начинающего врача-практика поражало, как он едва ли не в одиночку разрабатывал методики желудочной хирургии, как брался за трепанации черепа, вел операции на сердце…

— Решила я, что обязательно должна попасть к Юдину и работать с ним. Не сразу поняла, где искать Сергея Сергеевича. Информации о нем не хватало. Ведь в 1948 году Юдин был арестован НКВД по ложному обвинению, как «враг советского государства, снабжавший английскую разведку шпионскими сведениями о нашей стране». Пережил и тюрьму на Лубянке, и одиночку в «Лефортово». В застенках родилась его книга, которой зачитывались потом многие поколения начинающих медиков, я в том числе, — «Размышления хирурга». С 1952 года до освобождения в сентябре 1953 года Юдин был в ссылке — работал хирургом в Бердске, что в Новосибирской области.

Именно в Бердск Ольга Трофимовна и планировала перебраться после учебы. Но судьба сделала неожиданный поворот. После смерти Сталина, в 1953-м, Юдину вернули все звания, позволили вернуться в Склиф. Чтобы попасть к Юдину, ей пришлось дойти... до министра!

— Так случилось, что Сергей Сергеевич только-только начинал там работать после ссылки, ему понадобились ординаторы. И я горжусь, что попала на эту вакансию первой.

...Тома можно написать о достижениях Жуковой на медицинском поприще. Но...

— Интересно то, что еще не открыто, не изучено, — говорит Ольга Трофимовна. — Как только тайна перестает существовать, все, пора идти дальше.

Чтобы снова стать первой?

…Уже в наши дни после юбилейных торжеств на подмосковном предприятии, производящем снаряжение и оборудование для подводных работ, первый испытатель отечественного дыхательного аппарата АВМ-1 Ольга Жукова уехала с завода с ценнейшим подарком — аквалангом новейшего образца отечественного производства АВМ15. Он оказался очень кстати: Жукова опять собралась покорять морские глубины.

...Сегодня ее подводный ареал — речка Лопасня, которая протекает возле Свиненок, деревеньки, которую Ольга Трофимовна выбрала для души и сердца. Река сама по себе не глубокая. Но Жукова спокойно констатирует, что бочагов на этом притоке Оки предостаточно. Есть где поохотиться на щуку, голавля, карася.

— Как-нибудь на уху приглашу, приедете?

...Я и не заметила, как Ольга Трофимовна начала меня агитировать заняться погружениями. Мои отмазки про неумение плавать назвала смешными, привела кучу примеров, что, как правило, дайвингистами становились люди, боявшиеся воды... Но пока не уговорила. Пока…

Справка "МК"

С 1957 по 1971 год Ольга Жукова возглавляла (первая!) сначала секцию подводной охоты при Центральном морском клубе ДОСААФ, а затем комиссию по спортивной подводной стрельбе. До настоящего времени Ольга Трофимовна — член Федерации подводного рыболовства России.