Саакашвили — агент Кремля?

Почему России невыгодно финансировать грузинскую оппозицию

06.06.2011 в 18:47, просмотров: 14643

Недавние выступления грузинской оппозиции породили новую волну разговоров о том, что Москва пытается организовать переворот в Грузии. Сторонников Нино Бурджанадзе клеймят на родине как “пятую колонну” российского империализма. Но на самом деле России сегодня невыгодна смена власти в Грузии.

Саакашвили — агент Кремля?
фото: Александр Астафьев

Вы не поверите, но в 2001 году российская либеральная пресса называла Саакашвили “агентом Кремля”. После рейда чеченского полевого командира Руслана Гелаева из Панкисского ущелья в Абхазию в Грузии разразился серьезный политический кризис. Всплыла информация, что гелаевский рейд был организован грузинскими силовиками. “Молодые реформаторы” во главе с Зурабом Жвания и Михаилом Саакашвили предприняли тогда первую попытку смещения Эдуарда Шеварднадзе с поста президента. На улицы вышли толпы радикальной молодежи, которые требовали отставки Шеварднадзе и жгли его портреты. А российские патентованные либералы вещали о “кремлевском заговоре” против “демократа Шеварднадзе”. Основания? Железные. Ведь Жвания нанес визит в РФ! И хотя, по этой версии, выходило, что “рука Москвы” одновременно управляла чеченскими боевиками, грузинскими силовиками, телеканалом “Рустави-2” и фондом Сороса, финансирующим “реформаторов”, явная ее нелепость никого не смущала.

Сегодня “агентом Кремля” объявляется уже Нино Бурджанадзе. Основания? Ну как же: Бурджанадзе бывает в Москве. А это верный признак. Стоит человеку побывать на территории противника, и пиши пропало: завербован. Это хорошо понимал и товарищ Сталин, когда отправлял в лагеря всех, кто побывал в плену у немцев.

“Что произошло 26 мая в Грузии? “— вопрошает один российский автор. “Ответ: провалилась попытка переворота на деньги Кремля”. Почему события мая 2011 года называются “переворотом”, а аналогичные, как под копирку, события ноября 2003 года — “революцией роз”, я даже не спрашиваю. Это понятно: “мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе”. Но почему “на деньги Кремля”?

Официально в России проживает около миллиона грузин, которые ежегодно перечисляют родственникам в Грузию 1–2 миллиарда долларов. Для сравнения: около $1 млрд. составлял военный бюджет Грузии в 2008 году, накануне нападения на Южную Осетию. По данным некоторых экспертов, в российском бизнесе доля “грузинского” капитала составляет более $50 млрд. Газета The Georgian Times опубликовала список 80 самых состоятельных грузин мира. В него вошли такие известные оппозиционные лидеры, как экс-премьер Зураб Ногаидели (по оценке газеты, его состояние — 100 миллионов долларов), экс-министр обороны Ираклий Окруашвили (250 миллионов), экс-кандидат в президенты Леван Гачечиладзе, проживающий в Австрии Леван Пирвели. Бурджанадзе тоже далеко не нищенка. Ее отец много лет был “хлебным королем” Грузии. Даже если допустить, что приход этих людей к власти отвечает российским интересам, заявление, что их финансирует Кремль, выглядит довольно странно. Скорее я поверю, что это они финансируют Кремль.

Данных об этом, разумеется, нет. Но очевидно, что грузинская революция — это проект, который вполне может существовать на условиях самофинансирования. При необходимости найдутся и грузинские саввы морозовы. Поскольку свои миллиарды они зарабатывают в России, убедить их отстегнуть на революцию миллион-другой не составит большого труда.

Вопрос — зачем? Ведь с какой стороны ни посмотри, а Саакашвили — наилучший сегодня для России президент Грузии. Конечно, кое-кто из российских силовиков по-прежнему хотел бы видеть в Тбилиси Игоря Гиоргадзе. Но реалисты и прагматики — а таких сегодня большинство среди тех, кто принимает в Москве решения, — понимают, что Гиоргадзе может сегодня приехать в Грузию только на российском танке. И уж если мы упустили возможность привезти его в августе 2008 года, то теперь приходится работать с тем, что есть. И из того, что есть, никто не защитит интересы России в регионе лучше, чем Михаил Николаевич.

Вот свежий пример. В Москве уже давно ломали голову, как прекратить военное сотрудничество Грузии с Израилем. Накануне войны в Южной Осетии Израиль поставлял Грузии некоторые виды вооружений и техники, в том числе беспилотные летательные аппараты, а грузинский спецназ готовили израильские инструкторы. В частности, для этого были заключены соглашения с холдингом Global CST, созданным Исраэлем Зивом — бывшим главой оперативного управления генштаба ЦАХАЛа. Российская дипломатия и разведка не сумели ничего предпринять, чтобы сорвать эти сделки.

К счастью, не подвел Михаила Николаевича и его лучший министр МВД Вано Мерабишвили. В октябре прошлого года в одном из батумских ресторанов его спецслужбы арестовали израильских бизнесменов Рони Фукса и Зеэва Френкеля, которые мирно обедали с замминистра финансов Грузии Автандилом Хараидзе. Весной израильтяне были приговорены к длительному тюремному заключению за “попытку дачи взятки должностному лицу” — все тому же Хараидзе. Однако в Израиле убеждены, что власти Грузии сфабриковали дело, чтобы не выплачивать Фуксу $100 млн., которые его компания отсудила у грузинского государства в Международном арбитраже. В Батуми Фукс и Френкель прибыли по официальному приглашению премьер-министра Грузии Ники Гилаури, который в письме предложил им решить вопрос “полюбовно”. Но встреча бизнесменов с Хараидзе была заснята на скрытую камеру, спрятанную в цветочный горшок. Эта съемка и стала единственным “вещдоком” обвинения, хотя она допускает разные трактовки.

Израиль, разумеется, “горячо приветствовал” очередной крупный успех грузинских спецслужб в борьбе с коррупцией. Израильская сторона отменила визиты спикера грузинского парламента Давида Бакрадзе и министра экономики Грузии Вероники Кобалия. Президент Ассоциации промышленников Израиля выступил против экономического сотрудничества с Грузией, назвав ее “опасной и враждебной страной”. А в арбитражный суд Великобритании неожиданно обратился израильский оборонный концерн Elbit Systems с иском к правительству Грузии на 100 млн. долларов — за 40 самолетов-беспилотников Hermes-450, которые Тбилиси приобрел еще в 2007 году, но забыл оплатить.

И тут руководители холдинга Global CST, того самого, который готовил грузинский спецназ, неожиданно приезжают в Сухум и проводят с правительством Абхазии переговоры о поставках “оборудования в сфере безопасности и военных технологий”. Это уже удар в спину, особенно в свете того, что военное сотрудничество Израиля с Грузией практически свернуто. Теперь наступает очередь Тбилиси скрежетать зубами.

Или возьмем последние события. Есть стереотипы восприятия. Когда западные политики узнают о неких “прослушках” оппозиции, они первым делом вспоминают Уотергейт. Это когда президент США Никсон досрочно ушел в отставку, потому что его людей поймали на тайном подслушивании оппозиции. Грузинские власти и не думают скрывать, что ведут скрытые видео- и аудиозаписи политических оппонентов. Они гордо демонстрируют их по телевизору. А если им кто-то скажет, что уже одно это в нормальной стране — серьезный повод для импичмента, они рассмеются такому человеку в лицо. И когда европеец видит все это, у него возникают серьезные сомнения в том, что Грузия идет по пути демократии.

Был бы возможен такой результат, если бы во главе Грузии стояла Нино Бурджанадзе или опытный дипломат Ираклий Аласания? Нет, нет и еще раз нет. Поэтому, если в Москве еще кто-то втихаря финансирует грузинскую оппозицию, этим агентам ЦРУ надо просто поотрывать руки. При другом президенте Грузия — не исключено — уже давно была бы в НАТО — вместе с Южной Осетией и Абхазией.

Если бы Москва хотела аннексировать Грузию, она легко сделала бы это в августе 2008 года. Нам не нужно там, как американцам в Бенгази, создавать пятую колонну, которая пригласит наши войска. Наши задачи гораздо скромнее: не допустить восстановления военного потенциала Грузии и ее вступления в НАТО, сохранить в сфере своего влияния Абхазию и Южную Осетию. Со всеми этими задачами великолепно справляется Михаил Саакашвили. Так зачем нам его менять?