Андрей Исаев, человек и термометр

Какую услугу оказал депутат-сквернослов российской политике

18.03.2013 в 18:50, просмотров: 40486

Кто такой Андрей Исаев? Галантный кавалер, заслуживающий медали «за помощь женщинам в беде», как считают некоторые деятели партии «Единая Россия»? Или, как считает абсолютное большинство моих коллег, Исаев — запутавшийся политик, чей тон общения с журналистами совершенно недопустим в цивилизованном обществе? Думаю, что я найду для Исаева определение, с которым согласятся сторонники обеих полярных точек зрения. Прежде всего «народный избранник» Исаев — человек-прецедент.

Андрей Исаев, человек и термометр
Рисунок Алексея Меринова

У каждого политика есть свой звездный час. Звездным часом британского полководца герцога Веллингтона была победа над армией Наполеона в битве при Ватерлоо. Звездным часом Владимира Ленина была революция 1917 года. А вот депутат Государственной думы РФ нескольких созывов Андрей Константинович Исаев скорее всего останется в истории благодаря нескольким своим строчкам в «Твиттере» про «мелких тварей».

Вам кажется, что я иронизирую? Ничуть. Я на полном серьезе считаю, что Андрей Исаев оказал большую услугу обществу. Не каждый депутат Федерального собрания способен добровольно сделать себя объектом грандиозного политического эксперимента. А Исаев, возможно, сам того не осознавая, именно так и поступил.

Теперь Исаев — не просто один из 450 членов Государственной думы. Теперь он — человек-термометр. Политик, чьи дальнейшие приключения станут самым точным мерилом степени цивилизованности российского политического процесса: несется ли он назад, ко временам пещер, когда исход любого конфликта зависел от быстроты рук и тяжести камня, или все-таки наш прошлый горький исторический опыт чему-то нас научил?

«История повторяется дважды: первый раз — в виде трагедии, второй раз — в виде фарса», — заметил некогда великий философ Гегель. В случае с депутатом Исаевым, чтобы повториться в виде фарса, истории пришлось ждать целых 157 лет.

В 1856 году самой острой политической проблемой в Америке была тема рабства. На юге страны такую «систему хозяйствования» считали единственно возможной и справедливой. На севере — чудовищным извращением. И вот в мае того года сторонник второй точки зрения сенатор Чарльз Самнер выступил с пламенной речью.

Среди прочего он обрушился на своих политических оппонентов сенаторов Стивена Дугласа и Эндрю Батлера, заявив, что они — «Дон Кихот и Санчо Панса, которые выступают не в защиту прекрасной дамы, а шлюхи, называемой рабством».

Племянник сенатора Батлера член конгресса Престон Брукс решил, что его дядю жестоко оскорбили. И прямо в зале заседаний сената он так избил Самнера тростью, что тому пришлось лечиться около трех лет.

После этого Брукс стал героем в глазах южан, а Самнер — северян. А весь этот эпизод воспринимается сегодня как прелюдия к американской гражданской войне. Войне, которая разразилась пять лет спустя и стоила жизни более чем полумиллиону американцев.

Современная Россия, слава богу, к гражданской войне не близка. Но политические страсти накалены до точки кипения. И можно быть уверенными: сторонники различных политических взглядов еще не раз обменяются упреками на грани или за гранью фола.

А раз так, то обществу и особенно политической элите пора выработать некие стандарты: как себя должен вести человек, который с основанием или без считает, что его несправедливо оскорбили. На какие действия он имеет право, а что не является позволительным ни при каких обстоятельствах.

К ставшей причиной гнева депутата Исаева статье Георгия Янса можно относиться очень по-разному. Мне, например, эта статья не понравилась. Но это дело вкуса каждого отдельного читателя. А вот что поводом для дебатов точно не является, так это непозволительность поведения депутата Исаева. Выражения, которые еще понятны в контексте пьяной драки у винного магазина, абсолютно недопустимы в устах члена парламента и крупного деятеля правящей партии.

Я не пытаюсь защищать честь мундира. Журналист — такой же гражданин, как и все остальные. Если он что-то нарушил, то должен отвечать по закону. Но именно по закону, а не по понятиям.

Во многих странах Запада обвинение в неправовом давлении на СМИ губительно для карьеры даже самого высокопоставленного политика. Например, в 2012 году именно из-за подобных действий ушел в отставку президент Германии Кристиан Вульф. А вот в Киргизии один экстравагантный депутат недавно пригласил журналиста в свой кабинет на «мужской разговор», повалил его на диван и ударил кулаком. И что после этого? Да ничего. Народный избранник по-прежнему депутатствует.

Так вот, мне очень интересно мнение даже не депутата Исаева, а его коллег по партии власти: на политический опыт какой страны — Киргизии или Германии — мы должны ориентироваться? Благодаря поступку «человека-термометра» Андрея Исаева ответ на этот вопрос мы обязательно получим. Тогда и станет ясно, кто есть ху, как говаривал некогда Горбачев.