Мы с украинцами не братья-славяне

Мы – единый русский народ

01.05.2014 в 14:12, просмотров: 22472
Мы с украинцами не братья-славяне
фото: Марина Перевозкина

Возвращение Севастополя и Крыма, необходимость защиты миллионов русских на Востоке Украины пробуждает русское национальное самосознание и обновляет историческую память. Самое время разоблачить мифы, которые злонамеренно внедрены в общественное сознание за последние десятилетия.

Для оправдания Беловежского государственного переворота в декабре 1991 года был запущен миф о «единстве славянских народов». С тех пор нам внушают, что Российская Федерация, Украина и Белоруссия населены «славянскими народами». Авторы этого мифа сознавали мощные центростремительные силы раздираемых частей русского народа, поэтому прикрывали разрушение страны демагогией о «славянском единстве». С нелегкой руки «реформаторов» призрак «мы – славяне» и сегодня бродит по России и оторванным от неё территориям. Утопия, порождённая политической конъюнктурой, может привиться в истории, что неизбежно отзовётся новыми катастрофами.

Вспомним, что до 1917 года русские, украинцы и белорусы были народностями русского народа, говорящими на великорусском, малорусском и белорусском наречиях русского языка: «Русский язык – это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, то есть известные племена и народности, объединённые общностью нравов, верований, преданий и самого языка» (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона). В русском этносе, состоящем из множества народностей, основными народностями являются: великоросская (среднерусская), малоросская (украинская), белорусская.

Когда Малороссию и Белую Россию захватывали другие государства, они неизменно возвращались в лоно единой России. Поэтому истории не известны ни великоросская, ни украинская, ни белорусская нации, ни «суверенные» великоросское, украинское (краткий период в годы Гражданской войны не в счёт – в революционной стихии каких только «государств» не создавали) и белорусское государства. Из чего следует историческая предопределённость русских жить в едином государстве.

Очевидно, что и в советский период, при глобальных социальных и экономических потрясениях, не произошло ничего, что превращало бы великоросскую, малорусскую и белорусскую народности в отдельные самостоятельные народы. Хотя идеологизированный политический язык содержал такие понятия, как «белорусский народ», «украинский народ». Иначе говоря, до 1991 года в истории нет свидетельств распада русского народа. Земли Западной Руси завоевывались или отъединялись насильственно, и при появлении исторических возможностей возвращались в лоно русской государственности.

Помимо этнически русских к русскому народу относятся множество национальностей России. Ибо русские – это суперэтнос, многонациональный народ, включающий множество этносов – народов и народностей. Русские – все, кто говорит и думает по-русски, считает себя русским, независимо от этнического происхождения. Поэтому русский татарин, русский башкир, русский еврей, русский немец, русский туркмен… – органичная форма национальной самоидентификации еще в предреволюционной России. За пределами России до сих пор всех нас так и величают – русские. Славянами русские являются вместе с поляками, чехами, словаками, болгарами, сербами, хорватами, боснийцами, македонцами, словенцами, черногорцами. Когда мы обращаемся к братским народам, мы можем говорить: мы с вами славяне. Но когда мы говорим о себе, идентифицируем себя – выделяемся как народ из других, то должно говорить: мы русские, а не славяне или россияне, а тем более русскоязычные.

Если не власть, то патриотическая общественность призвана открыто формулировать основные жизненные интересы русского государствообразующего народа. Мы должны бороться за признание статуса разъединённого русского народа. Из чего следует признание дальнейших попыток развала российского государства – преступлением против великого народа. Территории дореволюционной России или бывшего СССР, населённые русским большинством, объективно тяготеют к восстановлению государственного единства, ибо государство есть форма самосохранения русского народа. От политиков и общественной активности зависит только раньше или позже, с меньшими или большими жертвами, в тех или иных формах произойдёт государственное воссоединение территорий, большинством населения которых являются русским.

Территории с русским большинством – Российская Федерация, Белоруссия, Украина (за исключением Галиции – нескольких западных областей, исторически, культурно, религиозно давно ориентированных на Запад), Южная Сибирь (ныне называемая Северным Казахстаном) – и до сего дня тяготеют к тем или иным формам воссоединения. Задача национальных лидеров – создать условия для исторического волеизъявления народа, разорванного на части. Политики должны учитывать современные сложные реалии, но в свете стратегической цели – национального воссоединения.

Эта установка открывает долгий, многотрудный, но реальный путь: финансирование русских общественных организаций и СМИ за пределами Российской Федерации, информационная и дипломатическая поддержка десятков миллионов соотечественников, лишённых родины, переселение русских из территорий, окончательно ушедших из России, экономическое сближение, размывание таможенных и иных барьеров, соединение интересов безопасности и обороны, конфедеративные союзы, а то и референдумы спорных территорий. А если потребуется, то встать на защиту жизни и свободы русских людей. Ко всему этому следует относиться не как к обременительной помощи кому-то, а как к программе национального самоспасения. Важно не поддаться сладкоголосому пению политических сирен о том, что свершившееся исторически необратимо, что «народы – независимые», а «государства – суверенные». Если же отдадимся антинациональному гипнозу, то в недалёком будущем услышим от тех же аналитиков, что Московское, Сибирское, а может быть, и Тверское государства тоже «суверенные» и должны жить в дружбе, поскольку населены «славянскими народами».

Уже очевидно, что упущенные два десятилетия для работы с миллионами русских на Украине ныне придётся компенсировать срочными мерами. Об этом вопиет множество фактов. Так, например, читаем на официальном сайте украинской национальной ассамблеи УНА-УНСО обращение политического совета «Правого сектора»: «К российским и русскоговорящим Украины. Украинский революционный национализм не есть идеология ненависти к российскому народу. Мы считаем, что дерусификация Украины – целиком справедливое и необходимое явление. Понятие дерусификаия» означает, что этнические украинцы вернутся к собственному языку, истории и идентичности». То есть, они говорят великороссам и малороссам: вы не русские, а украинцы, вы просто забыли, что вы украинцы, поэтому мы заставим вас это вспомнить.

В этот поистине грозный час осознаем своё национальное патриотическое призвание, сформулированное великими русскими:

«Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа» (М.В. Ломоносов).

«Мы – русские и потому победим» (А.В. Суворов).

«Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить» (Д.И. Менделеев).

«Мы призваны творить своё и по своему, русское и по-русски» (И.А. Ильин).

«Народ, не имеющий национального самосознания, – есть навоз, на котором произрастают другие народы» (П.А. Столыпин).

«Русский народ является самым большим разъединённым народом» (В.В. Путин).

03:10