Мир не рухнул

Злоба дня

25.06.2015 в 19:43, просмотров: 41357

Телеканал «Дождь» обещал зрителям свести в студии Навального с Чубайсом. Ждали месяц, наконец это произошло вечером 24 июня. Смотрели все, кто мог. Соперники яркие: у Навального два уголовных приговора, а у Чубайса ни одного — это же чудеса. Особенно если сравнить дровишки кировского леса с ваучерной приватизацией промышленных гигантов.

Предыстория теледебатов такова.

В мае Навальный разнёс в пух и прах «Роснано» (многомиллиардные убытки и пр.). Чубайс приписал это проискам врагов, хотя убытки обнаружила Счётная палата России, и с ней, со Счётной палатой, Чубайс спорить не стал. А Навального упрекнул во лжи.

Чубайс написал: «Как пожилой политик молодому начинающему, скажу вам, Алексей Анатольевич, что в политике прямая ложь не дает серьезного стратегического результата».

Перечитайте эти красивые слова. Вспомните историю России (хотя бы за последние 25 лет). А теперь решите: разве ложь не дала серьёзных стратегических результатов? Серьёзнее некуда.

Или если «Протон» и «Булава» ни разу не упали лично вам на голову, то вам кажется, будто нет стратегических результатов?

Дебаты на «Дожде» начались с того, что ведущая попросила обоих участников не углубляться в историю, говорить только про «Роснано». То есть чтоб ни ваучеров, ни катастрофы с промышленностью, ни залоговых аукционов, ни развала РАО ЕЭС, ни даже такой мелочи, как аванс в 500 тысяч долларов за обещание написать книгу по экономике. (Это как устроить, например, дебаты с воскрешённым Сталиным, но поставить условие: ни слова о ГУЛаге, о раскулачивании, о голодоморе, безумных репрессиях и политических процессах — только вопросы языкознания.)

Навальному такое ограничение было, конечно, совсем невыгодно. Поэтому можно предположить, что рамки установил сам Чубайс: или так, или не приду. Вот ему и обеспечили комфорт, подстелили соломку. Впрочем, когда он говорил не о себе, возразить было нечего, говорил чистую правду. Например:

ЧУБАЙС. За последние годы в стране культура содержательной дискуссии практически уничтожена ведомствами и усилиями всяких карауловых-соловьёвых. Это не дискуссии. Это всё что угодно, только не содержательные дискуссии.

Эта тема — тема прямых политических дебатов в прямом эфире — важнее, чем случившийся спор. Расклад сил он не изменит: сторонники Навального уверены, что победил их кумир; сотрудники «Роснано» будут твердить, что победил их начальник. А для нас важно другое.

Люди увидели схватку политических лидеров, которых не бывает на государственных телеканалах (один из двух уж точно в чёрном списке) — и ничего, мир не перевернулся.

В студии была ведущая, которая не подыгрывала одной из сторон и не затыкала рот другой стороне. И мир не перевернулся.

В студии сидели зрители, которые не аплодировали по команде. А на всех привычных знаменитых «политических ток-шоу» сидят какие-то, извините, олухи обоего пола, которые поминутно и слаженно аплодируют; часто невпопад (потому что стартовый хлопок делает барышня, которой в наушник скомандовали «аплодисменты!», и пока она хлопнет, пока аудитория подхватит, кто-то из участников успевает сказать такую скучную чушь, которой ни один нормальный человек аплодировать не может). Не было глупых аплодисментов, и мир не перевернулся.

Зрители в студии «Дождя» были совсем другие. Каждый пришёл сам, толкаемый жгучим интересом. Граждане, которые хотят, едут сами. Их не свозят автобусами, как на Поклонную и Антимайдан. Граждане сидели, слушали-смотрели, скандалов не устраивали, мир не перевернулся.

Один из участников — человек из чёрного списка, откровенный враг властей, осуждённый уголовник, невыездной, был в прямом эфире, и ничего.

Спорщиков было всего двое, а не дюжина орущих, готовых и подраться, но смотреть и слушать было очень интересно. Рейтинг зашкалил.

…Не раз приходилось слышать, как телеведущие больших каналов с гордостью говорят про свои ток-шоу:

— Мы выходим в прямом эфире!

— Неужели? Но ведь сейчас два часа дня, а ваша передача выходит в 22.00.

— Да! У нас прямой эфир по «Орбите» — на Дальний Восток! Ну а на Москву потом в записи.

Понятно. За эти часы можно, конечно, успеть подстричь самые крамольные моменты. Всё равно придётся сокращать запись ради рекламных вставок. И почему-то никто не предложит: давайте наоборот! давайте на Москву в прямом эфире, а потом малонаселённые окраины посмотрят запись. Нет? А почему?

* * *

Отдельно «Дождь» показал, как съезжаются к студии соперники. Разница впечатляющая, с Чубайсом была целая свита, включая Гозмана, который (в тех самых дискуссиях, которые «всё что угодно, только не дискуссии») неустанно работает мальчиком для битья. Сам Чубайс, хоть и не в чёрном списке, туда не ходит, понимает, что в зрительском голосовании проиграет даже деревенскому пастушку.

А Навального в финале Чубайс сделал как маленького. Откуда-то вдруг достал замечательный чемоданчик, раскрыл и стал показывать всякие распрекрасные гаджеты, которые, как он уверял, сделаны в «Роснано». Всё показал, всё назвал, всё расхвалил (мол, гораздо лучше мировых аналогов). А потом закрыл — подошёл к Навальному и подарил!

Навальный, мило улыбаясь, взял.

Он учит других не брать взятки, откаты, подарки. А тут взял. Зря. Надо было спросить: «Анатолий Борисович, сколько это стоит? Кто платил? По какой графе провели расходы?»

Это, что ли, от чистого сердца был подарок? В такое поверить абсолютно невозможно. Подарок был не с любовью, а с ненавистью. Если от чистого сердца, тогда дарят без пиара, не в студии.

А тут Чубайс использовал Навального, чтобы расхвалить свой товар в прямом эфире и не платить за рекламу. Молодец.