Комбат Семенченко предлагает захватывать россиян, чтобы менять на украинских преступников

Чем в результате этот обмен может обернуться

Депутат Верховной Рады, бывший командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко предложил брать в заложники россиян, чтобы затем обменивать их на арестованных в РФ или взятых в плен ополченцами Донбасса украинских граждан. Для этого он посоветовал губернаторам приграничных украинских областей задействовать некие «не совсем официальные» группы. То есть бандитов. Правда, Семенченко говорил о «российских офицерах и наемниках». Однако «наемник» — понятие весьма неопределенное. Как показывает случай с Евгением Мефёдовым в Одессе, с точки зрения нынешних украинских властей любой обладатель российского паспорта — уже априори сотрудник ФСБ или наемник.

Чем в результате этот обмен может обернуться

Слова Семенченко, за которыми вскоре могут последовать и дела, это прямое следствие блестящей «многоходовочки» с обменом Савченко. Того, кто дал себя «нагнуть», будут нагибать и дальше. Из этой же истории — срыв обмена Мефёдова: его в последний момент заменили на двух украинских журналистов, для которых освобождение стало полной неожиданностью. Говорят, что Мефёдов сам отказался от обмена. Но я думаю, что его желание здесь сыграло последнюю роль. Просто «цена» россиянина Мефёдова как заложника выше, чем Глищинской и Диденко. Поэтому за него решили еще поторговаться.

Сколько же граждан РФ собирается наловить украинская сторона? Ранее она передала ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе в Минске списки из 684 пропавших без вести и 114 находящихся в плену у ополченцев ДНР и ЛНР граждан Украины. В свою очередь, представители республик Донбасса передали Киеву в прошлом году списки из 1200 человек. Пока достичь договоренности об обмене пленными не удается. Об этом 15 июня заявил представитель ОБСЕ Мартин Сайдик. Как сообщил советник главы Службы безопасности Украины Юрий Тандит, обсуждается несколько формул обмена. «Одна формула — 2 на 2 — это те ребята, которые незаконно удерживаются в Российской Федерации, вторая — 25 на 50. То есть 25 пленных с украинской стороны и 50 — со стороны ополченцев. Есть и какие-то загадочные «малые формы».

В формулу «2 на 2» вполне вписываются арестованные в Одессе граждане РФ Мефёдов и Сакауов. Уже прошел слух, что они вскоре будут обменяны на «лиц, отбывающих наказание на территории Российской Федерации». Есть, правда, небольшой нюанс: Мефёдов и Сакауов не осуждены. Прокуратура не смогла добыть никаких объективных доказательств их вины. Они свою вину отрицают. Соответственно, просить о помиловании не собираются. Как российская сторона собирается выйти из этой щекотливой ситуации?

Какой урок вынесет из истории с Глищинской СБУ и прокуратура Украины? Дойдет ли до них, что беременных женщин нельзя держать в СИЗО, что преступно не пускать мать к больному младенцу? Нет. Наоборот. Они сделают выводы, что надо причинять «заложникам» как можно больше страданий — это повышает их ценность как «обменного материала». И отныне ни один россиянин не может чувствовать себя на территории Украины в безопасности. Его в любой момент могут захватить «не совсем официальные группы», чтобы потом менять на своих побратимов.

Все это мы уже проходили в Чечне. Российскими солдатами и журналистами торговали, за них брали огромные деньги. Различные вооруженные отряды и обычные граждане покупали солдат друг у друга, чтобы потом менять на своих. За солдат пытались выкупать своих родственников, осужденных в РФ за обычные уголовные преступления. Появились целые группировки, специализировавшиеся на захвате и продаже заложников. И явно прослеживалась такая закономерность: чем больше платили за заложников, тем шире разрастался этот бизнес.

Сюжет:

Украинский кризис

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27127 от 17 июня 2016

Заголовок в газете: Чем обмены с Украиной угрожают гражданам РФ?