Последний союзник России в Европе — мы его теряем

Над Сербией и ее руководством стремительно сгущаются тучи

27.03.2018 в 20:19, просмотров: 81684

Балканская весна в этом году может стать не по сезону горячей. Над Сербией и ее руководством стремительно сгущаются тучи — встреча президента Сербии Александра Вучича с лидером непризнанного Косова Хашимом Тачи в Париже и последующий визит в Вашингтон, посвященный поиску компромисса с Западом о статусе Косова, закончились ничем, а на следующий день после его возвращения в Белград косовский спецназ арестовал и жестко выдворил с территории самопровозглашенной республики директора канцелярии по вопросам Косова и Метохии в правительстве Сербии Марко Джурича, который приехал общаться с косовскими сербами в сербонаселенной части Косова.

Последний союзник России в Европе — мы его теряем
фото: pixabay.com

Что характерно, в Вашингтоне президента Сербии принимали на уровне помощника государственного секретаря США Уэса Митчелла, который лишь повторил ультимативную позицию Запада: полное и безоговорочное признание независимости Косова с одобрением Белградом членства своей бывшей провинции во всех международных структурах, включая ООН. Даже такую формальность, как прописанную еще в 2013 году в Брюссельском соглашении возможность создания сообщества сербских муниципалитетов на севере Косова, проигнорированную Приштиной, Вашингтон не считает приоритетом. После подобного обращения Александр Вучич имел бы полное право выйти из Брюссельского соглашения, как ему советует его министр иностранных дел Ивица Дачич, да вот только одна проблема — все прописанные в нем уступки с сербской стороны уже давно сделаны.

В результате применения силы против профильного министра сербской власти на территории Косова там тут же началась эскалация — албанцы перебросили несколько сотен спецназовцев на административную границу края с Сербией, сербы возвели баррикады в главном из оставшихся городе Косовска-Митровице. На фоне этого власти Косова продолжают активно обсуждать вброшенную некоторое время идею «обмена» территориями с Белградом — Косовска-Митровицу на южные мусульманонаселенные регионы Сербии Санджак и Прешево. Никем из сербов не принимаемая идея в то же время находит критиков и с албанской стороны — например, спикер «парламента» Косова, бывший албанский боевик Кадри Весели, заявил о том, что обмениваться ничем не намерен, но «ничего не имеет против» присоединения к Косову двух южных сербских муниципалитетов — Прешево и Медведжи.

На фоне такой наглости косоваров, по сути, поддержанной Западом, Сербия особенно остро нуждается в помощи, без которой евроориентированные элиты страны могут не выдержать оказываемого на них давления. В этой ситуации особо важен голос Москвы, благодаря чьей позиции Косово до сих пор еще не получило членства в ЮНЕСКО и прочих международных организациях. О необходимости вмешательства России уже вслух говорят члены сербского правительства: «Пришел момент, когда мы должны позвать Россию активно включиться в процесс решения вопроса Косова, только включением России в диалог мы можем обеспечить безопасность сербского народа и защиту сербских интересов в Косове», — заявил министр инноваций и технологий Ненад Попович. О чем конкретно идет речь: Москва не может признать независимость Косова ни при каких условиях. Позиция непризнания Косова за это время стала уже гораздо больше, чем просто политикой солидарности с Белградом. Теперь это собственная позиция России, которая неизменна.

Несколько лет назад посол России в Сербии Александр Конузин на одной конференции сказал ставшую впоследствии легендарной фразу: «Есть ли здесь сербы?» Речь шла о молчаливой позиции присутствовавших сербов, которые не возражали против заявлений представителей НАТО. И единственным голосом, защитившим Сербию на том мероприятии, оказался именно голос российского посла.

Потом неоднократно доводилось слышать что-то наподобие «ну мы же не можем быть большими сербами, чем сами сербы» и прочее из подобного ряда оправданий нашей бездеятельности. В то же самое время, когда это было нужно Вашингтону, американцы становились большими албанцами, чем сами албанцы, и большими бошняками, нежели бошняки. Так почему же, спрашивается, русские не могут стать в критический момент большими сербами, чем сербы? И этот момент уже давно настал. Москва должна поддержать Белград в условиях невероятного давления со стороны Запада.

Приблизительно об этом я предупреждал меньше месяца назад, когда читал лекции в Белградском университете, — нынешнее положение Александра Вучича очень похоже на ситуацию Виктора Януковича образца ноября 2013‑го. Правда, с одним отличием: абсолютное большинство граждан Сербии по-прежнему настроено положительно по отношению к России. В то же самое время Украина образца 2013‑го, справедливости ради надо сказать, тоже не была антироссийской.

Другое дело, что у Белграда, в отличие от Киева, нет своей Галиции — территории отложенной мести Москве. В своей европейской политике Вучич дошел до неизбежной черты — официального признания Косова ради возможного членства в Евросоюзе. Собственно, он и сам это признает. Перейти эту черту в сложившейся ситуации — подписать приговор себе в глазах абсолютного большинства сербов. Любой политик на его месте, если он хоть немножечко серб, никогда бы на такое не пошел. Но Запад неумолим и не привык ждать — значит, жди провокаций по киевскому сценарию. Недавнее убийство в Косове сербского политика Оливера Ивановича, арест и выдворение из Косовска-Митровицы министра Марко Джурича — начало операции по принуждению Вучича к признанию Косова и подписанию всех необходимых документов. Далее могут последовать волнения и беспорядки в мусульманских провинциях, граничащих с Косовом, с требованием об автономии. И вот уже на горизонте маячит угроза новой войны на Балканах.

Как помочь Сербии, как удержать последнего союзника России в Европе? Прежде всего необходимо вернуть Балканы в актив внешней политики Москвы, разработать стратегию активного присутствия и взаимодействия со странами региона. Обеспечить работу российских неправительственных организаций, экспертов и политиков в Сербии. Сделать Белград площадкой для восстановления российско-европейских контактов. Вернуться к реализации заветной цели — балканского газопровода, связывающего Сербию напрямую с Россией.

Но самое главное — дать образ будущего сербам в союзе с Москвой, ведь на данный момент, как и в 2013‑м на Украине, образ будущего этой страны связан исключительно и бесповоротно с членством в Европейском союзе. И это главная проблема и главный стратегический враг российского присутствия, который появился не без потворства отдельных представителей России, заявлявших прежде о том, что Москва не видит никаких проблем в евроинтеграции Сербии. Такой подход, бытовавший до недавнего времени в известной степени, развратил сербскую элиту, привыкшую так искренно считать. И теперь, когда в Белграде уже свободно проходят «гей-парады», возглавляемые отдельными членами правительства, повернуть этот маховик обратно будет очень непросто. Но других вариантов у нас нет.

Признание Косова в любом возможном варианте будет означать резкое ослабление влияния Москвы на Балканах, грозящее потерей Сербии. А уход России из Сербии будет означать мощнейший удар по нашим позициям в Европе, который открыто прописан в «Балканской концепции‑2025», обнародованной в конце прошлого года ЕС. Весь вопрос, чью стратегию будем исполнять — предложенную Брюсселем или предчувствуемую Москвой?