Выборы в Армении: какое будущее ждет Никола Пашиняна

Потеряет ли Россия своего последнего союзника на Кавказе

06.12.2018 в 15:53, просмотров: 7360

В Армении завершается «бархатная» смена власти. 9 декабря в стране пройдут внеочередные парламентские выборы, которые, как ожидается, окончательно легитимизируют результаты весенней революции, по итогам которой премьер-министром стал «народный вождь» Никол Пашинян. Теперь революционный премьер с приставкой «и.о.» колесит по стране, агитируя за блок своих сторонников «Мой шаг». За подготовкой к выборам наблюдала в Ереване обозреватель «МК» Марина Перевозкина.

Выборы в Армении: какое будущее ждет Никола Пашиняна
фото: Марина Перевозкина
Митинг сторонников Пашиняна в Абовяне.

Сезон политических дождей

Наверно, митинг в Абовяне (это город-спутник Еревана, который находится в 10 км от армянской столицы) мог бы быть более многочисленным, но погода подвела. На Армению обрушились ливни. Два дня без перерыва шел дождь — и не осенний, мелкий, моросящий, а по-летнему проливной. Только холодный. Но люди все же пришли, чтобы послушать Никола Пашиняна.

«Никол — варчапет!» («Никол — премьер-министр») — волнами проносится над промокшей толпой. Эта речевка появилась еще весной, во время так называемой «революции любви», когда митингующие требовали назначить Пашиняна премьером. Она актуальна и сегодня, потому что предстоящие внеочередные выборы в парламент определят, сохранит ли он пост премьера за собой. Для этого блок сторонников Пашиняна «Мой шаг» должен на выборах победить.

— Я вижу, что многие из вас не взяли с собой зонтики! Может быть, закончим наш митинг, чтобы никто не промок? — так шутливо начал свое выступление лидер армянской революции. Но никто не идет домой, все внимательно слушают. Лидер революции выступает на фоне самого себя: позади сцены растянут известный предвыборный плакат, изображающий Пашиняна с поднятыми руками.

Пашинян говорит о роли бизнесменов в новой Армении. Он говорит о том, что теперь в парламенте не будет так много бизнесменов, как раньше. И это хорошо, это движение вперед. Ситуация, когда бизнесмены не входят в парламент, не вовлечены в политические партии, не означает ущемления их прав. Наоборот, это означает свободу бизнеса. Революция принесла бизнесу свободу.

— Мы гарантируем безопасность всех инвестиций вне зависимости от политической принадлежности инвесторов, — говорит и.о. премьера. — Мы гарантируем законность. Мы не просим никого из бизнесменов обеспечить нам голоса на выборах. Мы обещаем вырвать с корнем коррупцию из всего процесса подготовки и проведения выборов.

Пашинян говорит о том, что граждане Армении свободны в своем выборе. Им никто не может указывать, за кого голосовать. В новой Армении никто не будет запугивать граждан. Потому что то, что построено на страхе, будет разрушено (в этом месте толпа буквально взрывается криками и аплодисментами).

В новой Армении, говорит Никол Пашинян, бизнесмен никогда не будет использовать выражение «мой работник». Потому что работник — это не собственность бизнесмена. По мнению лидера революции, директор, собственник или рабочий — все имеют одинаковые политические права. И никто не может заставить человека сделать тот или иной выбор. В апреле 2018 года Армения была освобождена от всего этого.

Толпа уже достаточно взвинчена и отвечает и.о. премьера радостными воплями. И тут он неожиданно переходит к армяно-российским отношениям. Может быть, ему сообщили, что на митинге присутствуют российские журналисты?

— Армения и Россия, как и прежде, должны оставаться стратегическими союзниками, — говорит Пашинян. — Но это понятие — стратегическое союзничество — должно с каждым днем и годом приобретать все более глубокий смысл. Наше правительство готово работать, чтобы армяно-российские отношения вышли на более высокий уровень. Я встречаюсь с президентом России намного чаще, чем с любым другим лидером. Но связи между нашими странами должны быть на всех уровнях: правительство, парламент, гражданское общество, гуманитарная сфера.

Премьер обещал вернуть домой всех граждан Армении, которые живут за ее пределами. Победить бедность и безработицу. Голос его окреп, и под конец митинга он уже кричал: «Сегодня власть принадлежит полностью вам! 9 декабря вы должны проголосовать за революцию».

Толпа отвечала одобрительным гулом. «Никол — варчапет!» — снова раздалось над площадью.

На какое-то мгновение мне показалось, что я в Грузии. Такой же промозглый ноябрь и крики «Миша! Миша!» на площади. Но в Армении проводить подобные параллели не стоит. Здесь на такое очень обижаются. Армяне считают, что их революция — полный эксклюзив. «У нас не цветная революция, у нас революция бархатная», — любят повторять армянские политики. Как сказал «МК» политолог Александр Искандарян, «происходящее в Армении — это явление другого происхождения, чем в Грузии и на Украине. Там новая власть приходила под лозунгом о необходимости стать частью Запада. Мы не делаем выбор такого рода. Мы строим более эффективное государство. Наша революция — это чисто внутренняя история».

фото: Марина Перевозкина
Улицы Еревана.

«Борьба личностей, а не идей»

Пашинян проводит свою кампанию в очень напряженном ритме. За день он успевает объехать несколько населенных пунктов и в каждом выступить. На сон он тратит не более трех-четырех часов. Маршрут его передвижений постоянно меняется, уследить за ним невозможно.

Мало кто сомневается в его победе, хотя социологи уже фиксируют некоторое падение рейтинга. Директор Института Кавказа Александр Искандарян считает, что исход выборов предсказуем: «Блок Пашиняна «Мой шаг» наберет большинство».

По действующему законодательству ни одна партия не может получить более двух третей (или 66%) мест в парламенте. Минимум одна треть (33%) мандатов должна быть обязательно отдана оппозиции. Искандарян полагает, что второе место будет у «Процветающей Армении», возглавляемой бизнесменом Гагиком Царукяном. В избирательном кодексе Армении есть т.н. «закон третьей партии»: в парламенте должно быть минимум три партии. Поэтому основное соревнование, полагает Искандарян, развернется за третье место. За него будет бороться Республиканская партия, есть шансы у «Светлой Армении».

По мнению политолога, бывшая правящая Республиканская партия себя полностью дискредитировала и не может претендовать даже на второе место. По сути, это уже даже не партия, а профсоюз чиновников и ассоциированного с ними бизнеса. Она не имеет сформированной идеологии. У их оппонентов тоже нет идеологии, а есть только лидер — Никол Пашинян, на котором все и держится. Поэтому нынешняя предвыборная кампания — это борьба личностей, а не идей.

«Но самое интересное, конечно, начнется потом, — говорит Искандарян. — Начнется процесс передачи власти. Власть передается небольшой группе людей — революционеров, у которой институционального ничего нет. Все институты придется создавать на ходу. Надо будет создавать иерархию, управленческую вертикаль, идеологию. И все это предстоит делать в условиях неизбежного спада революционной эйфории и падения популярности Пашиняна».

фото: Марина Перевозкина
Председатель ЦИК Армении Тигран Мукучян.

Глава ЦИК Армении Тигран Мукучян убежден, что выборы пройдут честно. Это гарантирует специально разработанная в республике процедура голосования. По его мнению, она исключает возможность использования «каруселей», голосования «мертвых душ» и других технологий фальсификации выборов.

Избиратель получает 11 бюллетеней — по числу зарегистрированных партий. Каждая партия имеет свой бюллетень. Кроме того, есть 13 избирательных округов, и в каждом округе партия выдвигает своих территориальных кандидатов.

В кабине для голосования избиратель выбирает только один бюллетень — той партии, за которую он хочет проголосовать. После чего подходит к членам избирательной комиссии. Бюллетень кладется в конверт с оторванным краешком, на уголок бюллетеня, который высовывается из конверта, наклеивается специальный стикер. После чего конверт с бюллетенем опускается в урну. Считаются только бюллетени со стикерами.

Для каждой избирательной комиссии существует свой вид стикера. На нем стоит номер участка. Потеря даже одного стикера грозит тюремным заключением на срок от 3 до 8 лет. По мнению Мукучяна, стикеры исключают вброс бюллетеней. Кроме того, после выборов в Интернете будут опубликованы списки проголосовавших — с их подписями, датами рождения и домашними адресами. Каждый избиратель сможет убедиться, что никто не проголосовал вместо него.

Все было бы замечательно, если бы не одно обстоятельство: так же проходили и парламентские выборы 2017 года. А на них, как известно, победила Республиканская партия. Выходит, те выборы были честными и народ искренне проголосовал за тех, кого вскоре сверг при помощи революции?

И еще одно «но»: в голосовании не смогут принять участие граждане Армении, находящиеся за ее пределами. За рубежом избирательных участков не будет. Проголосовать смогут только армянские дипломаты и военнослужащие, принимающие участие в международных миссиях. Им будет предоставлена возможность дистанционного голосования по Интернету.

фото: Марина Перевозкина
Ереван, столица Армении.

«Армения не сделает ничего в ущерб своим партнерам»

С террасы министерства иностранных дел Армении открывается вид на культовую для всех армян гору Арарат, которая находится на территории Турции. Арарат можно увидеть не во всякую погоду, но нам повезло: хорошо был виден снег, покрывающий его вершину.

Для нас, граждан России, безусловно, самым главным и тревожным является вопрос: как повлияют происходящие в Армении процессы на ее внешнеполитическую ориентацию, не изменит ли она курсу на стратегическое партнерство с РФ?

Не изменит, уверяли нас в Ереване. После выборов ничего не поменяется. Потому что российско-армянские отношения не зависят от личности, которая находится у власти. Для Армении, у которой есть карабахский конфликт, закрытая граница с Турцией, которая зажата между враждебным Азербайджаном, Ираном, у которого конфликт с США, и Грузией, стремящейся в НАТО, партнерство с Россией — это вопрос выживания.

- Мы находимся в регионе, где есть достаточно много вызовов, — сказал «МК» и.о. министра иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян, который считает себя членом команды Никола Пашиняна. — Где есть нерешенный конфликт в Нагорном Карабахе, есть Турция, с которой сложные отношения. Армения имеет прочно выстроенную архитектуру отношений с Россией. Участие в ОДКБ и ЕврАзЭс остается нашим приоритетом.

Но у Армении есть и взаимоотношения с Европейским союзом, с США. Они очень важны для нашего развития. У нас большая диаспора на Ближнем Востоке. Поэтому происходящие там политические процессы для нас очень чувствительны.

И.о. министра иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян.

Я против того, чтобы делить все на черное и белое, определять нашу политику как пророссийскую либо прозападную. Мы будем проводить проармянскую внешнюю политику. Мы не будем строить отношения с кем-либо за счет кого-то другого.

Интересно, что в то время как после прихода к власти Пашиняна во все министерства и ведомства пришли новые люди, кадровые «чистки», как нас уверяли, практически не коснулись министерства иностранных дел и министерства обороны. Там работают те же люди, что и при прежних властях. Сменилось лишь руководство.

— Те события, которые происходили у нас в апреле-мае, были сугубо внутриполитическим процессом, — уверяет Мнацаканян. — Взаимоотношения с Россией имеют для нас очень важное значение, критическое значение. Они имеют достаточно глубокую повестку. Но в то же время мы против того, чтобы ставить вопрос так: «Вы с Россией или с Евросоюзом?» Нет такого, забудьте! Не будет взаимоотношений с Евросоюзом за счет России, и наоборот.

Такая политика балансирования между Россией и Западом проводится Арменией давно и получила название «комплементарной». Как пошутил один из моих собеседников, «они называют это комплементаризмом, я бы назвал это кошмаром».

фото: Марина Перевозкина
И.о. министра обороны Армении Давид Тоноян.

Я задала и.о. министра вопрос на актуальную сегодня в России тему. По поводу биологической лаборатории, которая работает сегодня на территории Армении. Как и в Грузии, и в Казахстане, и на Украине, эта лаборатория была создана при содействии США. Недавно об этих биолабораториях снова заговорили. Москва видит в них угрозу своей безопасности и сделала ряд жестких заявлений. Она требует, чтобы подобных лабораторий не было на территориях стран-союзниц. Намерена ли Армения учесть эту обеспокоенность своего стратегического союзника?

— После развала СССР биологическая безопасность Армении была на очень низком уровне, — ответил Мнацаканян. — Наши врачи боялись любого ветра, который мог создать условия для распространения эпидемий. Эти лаборатории принадлежат Армении. Они служат исключительно интересам биологической безопасности Армении, и никаких других целей у них нет. Мы сотрудничаем с российскими коллегами, они посещали эти лаборатории и могли убедиться, что там не ведется никаких опасных разработок.

— А если Москва поставит вопрос жестко и потребует закрыть биолабораторию в Армении — что сделает Ереван?

— Этот вопрос касается только и только биологической безопасности Армении, — в голосе и.о. министра зазвучал металл. — В лаборатории работают только армянские специалисты, других нет и не будет. И в этом вопросе, и во всех других вопросах: не ждите, что Армения сделает что-либо, что будет противоречить интересам ее других партнеров. Не было так и не будет. Армения никогда не предпримет какие-то действия, которые будут в ущерб другим партнерам.

И.о. министра обороны Армении Давид Тоноян также заверил «МК», что американская лаборатория в Армении не служит военным целям. По его словам, там работают только армянские специалисты и нет иностранного финансирования.

фото: Марина Перевозкина

Сезон политических дождей, похоже, в Армении надолго. Дворники сметают опавшую осеннюю листву, впереди зима, время холодов и разочарований.

Армения сейчас поляризовалась, разделилась на «новую» и «старую». «Новая Армения» сегодня живет в университетах, Центре креативных технологий «Тумо», в котором совсем юных ребят обучают работе в сфере IT, она сидит с ноутбуками на бульварах, в кофейнях и кафешках, которые выглядят совсем как в Европе.

Кажется, что «старая Армения», с ее коррупцией и чиновничьим беспределом, навсегда уходит в прошлое. Но так ли сильно отличаются друг от друга эти две Армении? Узнаем, когда кончится дождь.

Марина Перевозкина,

Ереван–Москва