Медведи на воеводстве: как развивается "московское дело"

Власть добилась права считать себя потерпевшей

18.09.2019 в 20:17, просмотров: 17535

Власть добилась-таки права считать ее потерпевшей по «московскому делу». Правда, совсем не в том смысле, в каком она сама бы этого хотела. Волна общественного негодования, поднявшаяся после приговоров, вынесенных Павлу Устинову и Константину Котову, после обвинений, предъявленных Егору Жукову, после задержаний, избиений и осуждений других москвичей наносит несравнимо более сильный удар по политической системе, нежели «преступления» демонстрантов.

Медведи на воеводстве: как развивается
В среду на пикет к Администрации Президента в поддержку Устинова вышли десятки артистов. В том числе Татьяна Догилева.

В стороне не осталась даже институция — по крайней мере солидная ее часть, считавшаяся до сих пор одним из столпов власти. «Исполняя пастырский долг печалования о заключенных, мы, священники Русской православной церкви, каждый от своего имени, считаем своим долгом выразить убеждение в необходимости пересмотра судебных решений, — говорится в «Открытом письме священников в защиту заключенных по «московскому делу». — Вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых». 

К обращению присоединились уже более 80 служителей РПЦ, и число подписантов продолжает расти.

Особое внимание в письме уделяется делу Константина Котова, осужденному на четыре года колонии по статье 212.1. УК РФ — неоднократное нарушение установленного порядка организации публичного мероприятия. «Вся «преступная» деятельность этого человека заключалась в заступничестве за других заключенных, при этом исключительно мирными средствами, — возмущаются священники. — Нам было горько узнать о том, что одним из вещественных доказательств, изъятых у него, был самодельный плакат со словами протоиерея Александра Меня «Милосердие — то, к чему мы призываем» и призывом к обмену пленными с Украиной».

Одновременно с открытыми письмами в защиту фигурантов «московского дела» выступили школьные учителя (уже около 300 подписей) и кинематографисты (подписались 13 членов правления «КиноСоюза» во главе с его председателем). Российские актеры проводят флешмоб в поддержку Павла Устинова. Известные юристы — 21 подпись — обратились к председателю Конституционного суда: «Уголовное дело К.Котова... обозначило новый печальный рубеж. В нем открыто нарушен ряд правовых позиций Конституционного суда РФ».

До этого были заявления на ту же тему российских ученых и новоизбранных депутатов Мосгордумы, представляющих оппозицию. Всего можно насчитать уже не менее десятка коллективных обращений с требованием пересмотреть приговоры по «московскому делу». Индивидуальные же вообще не поддаются учету.

Но одно из таких сольных выступлений можно все же назвать знаковым, рубежным: к хору голосов возмущения неожиданно присоединился и секретарь генерального совета «Единой России», зампредседателя Совета Федерации Андрей Турчак. «Ситуация, в которой оказался актер Павел Устинов, — вопиющая несправедливость, — пишет он в своем блоге в Instagram. — В сети полно видеороликов с места задержания. Я пересмотрел многие по нескольку раз. На любом из них видно, что парень просто стоял возле метро. Он никого не трогал, не нарушал общественный порядок и, конечно, не ожидал задержания... Мы вместе должны добиваться справедливости».

С трудом верится, чтобы глаза у Турчака открылись сами по себе, без каких-либо внешних импульсов. Похоже, генсек «ЕР» заколебался вместе с линией партии. Похоже, к набалдашнику нашей «вертикали» начинает приходить понимание того, во что она вляпалась. Сила женщины, как известно, в слабости. Слабость же нашей политической системы заключается, напротив, в силе — силе ее охранителей. И совершенно неадекватном, чрезмерном, дурном ее применении. Именно здесь она чаще всего подставляется. Но сейчас «пересолы» перешли в новое качество: от точечных «мер воздействия» — к ковровой бомбежке.

С другой стороны, в новое качество перешло и общество: «крымский консенсус» — уже история. Власть между тем совершенно не учитывает это, действуя привычными методами — времен разгрома Болотной и покорения Крыма. В общем, низы не хотят по-старому, а верхи — уже не могут. Столкновение двух этих тенденций рождает все более взрывоопасную смесь. Пытаясь сохранить стабильность, власть так раскачивает лодку, что она того и гляди опрокинется.

Ситуация чем-то похожа на описанную в бессмертном произведении Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве». От героя сей сказки, как известно, ждали великих свершений. А он начал с того, что съел чижика, решив с похмелья, что это «внутренний супостат». И навсегда потерял авторитет среди лесных жителей: «Покуда не съел его майор, никому и на мысль не приходило сказать, что Топтыгин дурак... И вот благодаря какой-то ничтожнейшей административной ошибке всем сразу открылось. У всех словно само собой с языка слетело: «Дурак! Чижика съел!»

То же самое происходит сегодня и с нашими «медведями» (любые ассоциации с партией власти просьба считать случайными). От них ведь тоже ждали подвигов — побед над Америкой, экономических викторий, достижений в «социалке»... А они знай себе жрут попавшихся под горячую руку чижиков. Чтоб, мол, другим неповадно было бунтовать. Но в качестве ответной реакции вопреки расчетам получают не трепетание и лояльность, а изумление и все возрастающую злость. Переходящую уже местами в тотальное неприятие власти.

Понятно, что сейчас система чуть сдаст назад. Уже сдает. В среду суд вернул в прокуратуру — по инициативе самой прокуратуры — дело Айдара Губайдулина. Одновременно изменена мера пресечения — подсудимый отпущен под подписку о невыезде. Для справки: 27 июля во время разгона несанкционированной акции Губайдулин бросил в сторону полицейских пустую пластиковую бутылку, ни в кого при этом не попав.

Но также очевидно, что на радикальную ревизию «московского дела» власть пойти не готова. Не говоря уже о серьезных политических уступках оппозиции. Власть боится показаться слабой, дать повод для дальнейшего наступления на свои редуты. Дай, мол, им палец — руку откусят. Однако выбор у нее очень небольшой. Тщась сохранить лицо и статус-кво, она рискует потерять страну.