Противник Лукашенко раскрыл главный секрет грядущего успеха оппозиции

«Власти пытаются запугать общество»

Подходит к концу шестая неделя протестов в Белоруссии. Сторонники Александра Лукашенко надеялись раздавить противников его шестого переизбрания на президентский пост в первые 2- 3 дня, но у них ничего не вышло. Оппозиция тоже верила в скорую победу, но сотни тысяч митингующих хотя и напугали Лукашенко, не заставили его бежать из страны. Запад отказывается признавать прошедшие в стране политические выборы, а Лукашенко утверждает, что готов воевать с НАТО, если придется. В интервью «МК» экс-кандидат в президенты страны Андрей Дмитриев подвел промежуточные итоги кризиса власти.

«Власти пытаются запугать общество»

- С одной стороны, белорусы осознали, что этот протест будет долгим. Это вопрос не одного дня или недели. В связи с этим начала выстраиваться инфраструктура долгосрочного протеста. Создаются фонды помощи репрессированным, системы коммуникации при помощи различных чатов и так далее. За последние несколько недель белорусы сильно повзрослели в политическом плане.

В свою очередь, власти делают ставку на силу. Причем режим абсолютно игнорирует закон или трактует его исключительно в свою пользу. Власти надеются максимально запугать общество, чтобы люди перестали высказывать собственное мнение.

- Противники Лукашенко говорят о том, что белорусское общество стало самоорганизовываться, а его сторонники наоборот считают, что белорусы массово заменили свои мозги на телеграм- канал Nexta. Кто прав?

- Властям очень удобно списывать причину протестов на иностранное вмешательство. Причем сначала заговор против Белоруссии плела Россия, а теперь это США и Евросоюз. Телеграм-каналы – это важное средство коммуникации. Nexta находится за границей, поэтому властям Белоруссии тяжело его уничтожить. При этом надо понимать, что, если бы не было внутренних причин, люди бы никогда никуда не вышли. Все-таки причины протеста сугубо внутренние, в том числе это и отношение властей к людям как к расходному материалу. Они считают, что белорусов можно бить, пытать, игнорировать то, как они голосуют, врать про коронавирус и так далее. Nexta просто удобный канал коммуникации.

- То есть, если этот телеграм-канал закроется или в Белоруссии вообще отключат телеграм, это никак не повлияет на протесты?

- Нет, появятся другие каналы коммуникации.

- Насколько далеко смогли продвинуться белорусы в плане самоорганизации?

- Надо сказать, что белорусская самоорганизация стала проявлять себя уже во время борьбы с коронавирусом. Власти игнорировали проблему вируса, а люди решили самоорганизовываться, чтобы противостоять болезни самостоятельно и помогать медикам. Кроме того, очень плохо работает система ЖКХ, поэтому белорусы давно создали дворовые чаты, чтобы там обсуждать насущные проблемы. В результате сложилась огромная протестная сеть, у которой нет центра.

Власти из-за этого очень злятся, им бы очень хотелось, чтобы был понятный центр, который можно было бы уничтожить. Нечто похожее сейчас происходит с Координационным советом оппозиции, но что бы с ним ни делали, на протесты это никак не влияет.

- В социальных сетях очень много фотографий с раскрашенными в красно-белые цвета дорогами, домами, лавками и заборами. Это тоже стихийная инициатива или есть какой-то организатор?

- Абсолютно стихийная история. Причем сейчас люди начали создавать альтернативные гербы городов, районов и улиц в цветах БЧБ. Вообще белорусский протест можно смело номинировать на Каннский фестиваль рекламы. Мне кажется, белорусы создали все самое креативное в 2020 году. Есть тысячи совершенно гениальных решений.

- А почему выбрали именно БЧБ, а не нынешний флаг Белоруссии?

- Он стал флагом протеста. Власти пытаются связать БЧБ с какой-то плохой историей, чтобы дискредитировать его, но на самом деле большинство людей никак не связывают бело-красно- белый флаг с БНФ или национализмом. Долгое время БЧБ был флагом альтернативного мнения, и теперь он стал флагом протеста. А нынешний флаг Белоруссии ассоциируется у них с фальсификациями, насилием и пытками.

- Еще до президентских выборов многие отмечали, что у протестующих нет сильного лидера, сейчас ситуация как-то поменялась?

- Единого лидера нет, но любой, кто выходит и пытается продвигать те требования, которые озвучивает протест, становится им в этот момент. Например, меня недавно пригласили на государственное телевидение, и я там высказал все то, о чем люди говорят на улицах. Потом мне стали писать, как здорово, что я представил протестующих на телевидении. В этом смысле лидерами являются все участники протеста, и это очень сильная его сторона.

- При этом требования остаются неизменными?

- Да, это честные выборы, прекращение насилия и освобождение политических заключенных, которых в Белоруссии официально 70 человек.

- Так ведь новые выборы при нынешнем ЦИК и Лукашенко во главе государства приведут к такому же результату.

- Нет, будет переходное правительство, новый состав ЦИК и вообще всех избирательных комиссий.

- Вначале протестов многие отмечали, что так называемая «старая оппозиция» оказалась не у дел. Сейчас ситуация как-то изменилась?

- Я бы не сказал, что она была в стороне, так как часть оппозиции все-таки входила в штаб Светланы Тихановской, а сейчас она в Координационном совете. Партийные флаги в каком-то смысле приспущены. Сейчас у всех противников режима один флаг – бело-красно-белый. Оппозиция влилась в протестное движение, которое стало огромным. Каждый на своем месте помогает, чем может. При этом очевидно, что оппозиция в том формате, в котором она существовала до 9 августа, исчезнет. Нас ждет совсем другой формат.

Вообще, люди, которые сегодня выходят на улицу, понимают, что они представляют большинство. В свою очередь власти ведут себя как меньшинство, которое должно во что бы ни стало удержать власть.

- Среди протестующих накапливается разочарование?

- Утром ты смотришь сводки, скольких человек арестовали и думаешь, что все кончено. А потом на протяжении всего дня ты видишь кучу примеров солидарности и понимаешь, что все еще впереди. В целом, люди настроены позитивно и уверены в своей правоте.

- У режима лидер может быть только один – это Лукашенко. Но складывается такое ощущение, что он работает не на разрешение кризиса, а на его усугубление. Так ли это, и с чем это связано?

- У него очень простая стратегия: кто не с нами, тот против нас. Все, что он сегодня делает, это разделение людей на своих и чужих. При этом все, кто не с ним, должны быть наказаны.

- Но ведь это не выход из политического кризиса…

- Почему же. Я думаю, если все несогласные просто заткнутся, Лукашенко будет доволен.

- А на ваш взгляд, чем все закончится?

- Многое будет зависеть от политической ситуации. Но в любом случае, то, что уже произошло, и происходит сейчас… Шампанское обратно в бутылку не загнать. И как бы властям не хотелось все сделать так, как было до выборов, у них ничего не получится. Политический кризис будет разгораться раз за разом.

- Лукашенко предлагает конституционную реформу, есть понимание, в чем она может заключаться?

- Нет, и это одна из причин, по которой участники протеста не доверяют Лукашенко. Он ездит обсуждать конституционную реформу с Путиным, обсуждает ее за закрытыми дверьми со своими чиновниками и так далее, а с белорусским народом об этом поговорить не хочет. Мы ничего не знаем о том, какие поправки обсуждаются, куда нас должна привести новая Конституция, кто и как будет голосовать за поправки…

У нас, например, есть опыт повышения пенсионного возраста. Тогда три раза по телевизору показали какой-то репортаж, а потом заявили, что это оказывается было обсуждением реформы, и все белорусы ее поддерживают. Может быть, и с Конституцией будет что-то похожее. Или же Лукашенко может откладывать поправки до того момента, когда протесты пойдут на спад, и в итоге он от них вовсе откажется.

В конце концов, я не представляю, как в сегодняшних условиях можно провести референдум по изменению Конституции. Для всех очевидно, что голосование обернется новым гражданским противостоянием. Не говоря уже о том, что Лукашенко вряд ли согласится вносить в Конституцию ограничение президентских сроков, выборы мэров, расширение полномочий парламента…Скорее Лукашенко захочет еще больше сократить пространство политики.

- Протестующие чувствуют международную поддержку?

- Ну мы видим всякие резолюции… Россия то ли поддерживает Лукашенко, то ли хочет, чтобы изменения в Белоруссии проходили не в ущерб ее интересам. Запад морально поддерживает протестующих. Но вообще международный фактор в этих протестах невероятно минимальный. Главную поддержку протестующим оказывают сами белорусы. Солидарность – наша главный источник силы.

Сюжет:

Выборы президента Белоруссии 2020