Кому выгодна смерть дипломата?

В Абхазии назревает серьезный политический кризис

16.09.2013 в 18:12, просмотров: 12794

Пять лет назад Россия подписала договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Южной Осетией и Абхазией. Подписи под документами поставили тогдашний Президент РФ Дмитрий Медведев, Эдуард Кокойты и Сергей Багапш. В соответствии с этими договорами в отделившихся от Грузии республиках появились российские военные базы, российские пограничники встали вдоль бывших советских административных границ абхазской и югоосетинской автономий, а вскоре в республики щедрым потоком хлынули российские деньги.

Кому выгодна смерть дипломата?
фото: Марина Перевозкина
Абхазия: кто-то находит здесь рай, а кто-то — ад.

Сегодня геостратегические интересы России в регионе защищены гораздо лучше, чем пять лет назад. Движение Грузии к НАТО если и не остановлено навсегда, то серьезно заторможено. Но вот что странно: количество россиян, уверенных, что Россия, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, поступила правильно, год от года неуклонно снижается. Так, по данным ВЦИОМ, в 2010 году это решение безусловно поддерживали лишь 34% граждан России, в то время как в 2008 году таковых насчитывалось 59%. По данным же «Левада-центра», в 2013 году только 57% жителей Центральной России считали, что этот внешнеполитический шаг пошел стране на пользу, а на Северном Кавказе таковых оказалось всего 35%. Негативно для России признание независимости двух южнокавказских республик оценивает 23% жителей ЦФО и 42% респондентов в СКФО. В то же время большинство россиян (71%) по-прежнему считают, что Россия поступила правильно, поддержав Южную Осетию в августе 2008 года. Хотя пять лет назад и эта цифра была выше — 84%.

На настроения россиян, безусловно, повлияла та негативная информация, которая в последнее время приходит из республик. В Южной Осетии главной проблемой остается коррупция, которая тормозит процесс восстановления республики и мешает ее превращению в «витрину» российских достижений, как было задумано. Тем не менее говорить о каких-то глубоких осетино-российских противоречиях не приходится: в общественных настроениях полупризнанной республики по-прежнему преобладает стремление к воссоединению со своими братьями на севере, живущими в российской Алании. Рано или поздно это произойдет.

фото: Михаил Ковалев
Дмитрий Медведев и Александр Анкваб: встреча союзников.

Не то в Абхазии. Курортная республика — слишком лакомый кусок, чтобы ее так просто выпустили из своих когтей разнообразные внешние силы. В 1810 году Абхазия добровольно вошла в состав Российской империи, но уже в 1866 году происходит знаменитое Лыхненское восстание, во время которого толпа вооруженных абхазов перебила русскую комиссию по проведению крестьянской реформы — 50 укрывшихся в Лыхненском дворце военных и чиновников во главе с начальником Сухумского военного отдела полковником Коньяром. Трупы особо ненавистных чиновников были буквально разорваны на куски. Последствия восстания были для абхазского народа трагичны: итогом его стало махаджирство — массовое вынужденное переселение абхазов в Турцию.

Согласно той версии истории, которую преподают в абхазских школах, вся вина за трагедию махаджирства лежит на России. В 1997 году парламент Абхазии принял постановление «Об акте депортации абхазов (абаза) в XIX веке», в котором сказано: «Признать массовое истребление и изгнание абхазов (абаза) в XIX веке в Османскую империю геноцидом — тягчайшим преступлением против человечества». Это постановление до сих пор не отменено, о чем в Москве как-то позабыли во время скандала, вызванного признанием геноцида черкесов Грузией.

О роли Турции в этих событиях сторонники теории геноцида говорить не любят. Зато о ней помнили очевидцы событий. Один из них, абхазский долгожитель Шулиман Аршба (он умер в 1957 году 127-летним старцем, и во время Лыхненского восстания ему было 36), вспоминал, как турецкие эмиссары подбивали абхазов на переселение в Турцию, обольщая их россказнями, что «там даже ослов кормят рисом и украшают золотом и растут тыквы величиной с буйвола». Многие из тех, кто поверил, погибли по пути в «земной рай» в трюмах турецких кораблей от жажды и болезней.

Разумеется, проводить прямые аналогии между убийством дипломата Вишернева и расправой с русской комиссией в селе Лыхны нельзя. Хотя бы потому, что Вишернев не похож на чиновника Черепова, разрезанного в ХIХ веке на куски за то, что потребовал приготовить ему на ночь абхазских девушек. Однако мечта о «тыквах величиной с буйвола» до сих пор не покидает головы некоторой части абхазского населения. А недавно один абхазский публицист напоминал об участи Черепова российским бизнесменам, «лезущим в Абхазию со своим уставом», что в свете последних событий выглядит довольно зловеще.

Убитый в Абхазии дипломат Дмитрий Вишернев.

Случаи убийств российских дипломатов за последние 200 лет можно пересчитать буквально по пальцам. Самое известное — это убийство русского посла Александра Грибоедова в Персии в 1829 году. Можно вспомнить также убийство советского полпреда Вацлава Воровского в Лозанне в 1923 году, после чего последовал разрыв дипотношений между СССР и Швейцарией. 5 февраля 1926 года в поезде Москва—Рига на перегоне между станциями Икскюль и Куртенгоф погиб дипкурьер Теодор Нетте. Считается, что бандитов наняла какая-то иностранная разведка, но заказчики так и остались неизвестными. В 1927 году в Кантоне (Китай) были зверски убиты сотрудники советской дипломатической миссии. 3 июня 2006 года в Багдаде (Ирак) боевики атаковали автомобиль российского посольства, сотрудник охраны погиб на месте, а четверо дипломатов были захвачены и позже убиты. Как правило, за подобными трагедиями всегда стоят интересы серьезных держав и их борьба за сферы влияния.

Но убийство в Абхазии не имеет прецедентов, потому что это единственный случай, когда дипломата ликвидировали вместе с женой. Скорее всего Ольга стала случайной жертвой. Однако ее смерть только подчеркивает демонстративный характер преступления.

В связи с этим вспоминается другое знаковое убийство, произошедшее в регионе в 1993 году. Тогда в Грузии был убит резидент ЦРУ Фред Вудрафф, работавший под дипломатическим прикрытием в политическом отделе американского посольства. Историю списали на несчастный случай. За убийство был осужден солдат, который якобы голосовал на дороге, когда мимо промчалась машина дипломата, и от досады, что она не остановилась, выстрелил ей вслед. Вашингтон предпочел спустить все на тормозах, и грузино-американские отношения смерть резидента не ухудшила. Хотя были версии, что Вудрафф добыл очень серьезную информацию о связи людей из окружения Шеварднадзе с проходящим через Грузию наркотрафиком.

Фоторобот предполагаемого преступника.

Реакция на убийство российского дипломата меня лично удивила. Нет ничего странного в том, что версию о «грузинском следе» стали опровергать грузинские авторы. Куда интереснее, что им вторили некоторые их абхазские коллеги. Например, близкий к президенту Анквабу политолог Спартак Жидков, который валит все на некие «теневые структуры», за которыми легко угадываются давние оппоненты нынешнего главы Абхазии. Эту же версию, но уже называя всех своими именами, развивает известный «сливной» сайт, прямо намекая на причастность к убийству абхазской оппозиции.

Но что могла выиграть оппозиция от убийства дипломата? Давайте посмотрим, на фоне каких событий оно произошло. В Абхазии бушует скандал, связанный с массовой паспортизацией грузин — жителей Гальского района. Вскрылось, что за два последних года абхазские паспорта получили 26 тысяч гальских грузин, причем в обход существующих правил. Абхазские законы запрещают двойное гражданство со всеми странами, кроме РФ. Не секрет, что практически все жители Гальского района имеют грузинские паспорта. Для получения абхазского паспорта они должны отказаться от грузинского гражданства. Однако этого не делалось, и паспорта выдавались гражданам Грузии. При этом они не проходили комиссию по гражданству, не было и указов президента на этот счет, все делалось тайно. На очереди были еще 25 тысяч человек.

Оппозиция подняла шум, заявляя, что массовая выдача паспортов гражданам Грузии представляет угрозу безопасности страны. В мае этого года была создана депутатская комиссия, которая провела свое расследование и подготовила доклад. «Комиссия выявила массу нарушений, — рассказал мне на условиях анонимности источник в Сухуме. — Доклад готов, и он очень неприятный для Анкваба. Есть показания свидетелей, сотрудников паспортных столов, что их заставляли совершать нарушения, что документы о выходе из гражданства Грузии не представлялись, проверка на предмет участия в боевых действиях тоже не проводилась. Даже, говорят, выдали гражданство представителям «абхазского правительства в изгнании»! 11 сентября должно было состояться заседание парламента, которому комиссия собиралась представить доклад. Затем оппозиция могла потребовать созыва всенародного схода, а сход — отставки Анкваба. После убийства Вишернева заседание было отменено. Теперь спикер отказывается проводить его до празднования Дня Победы».

фото: Марина Перевозкина

Не очень удачно для действующей власти складывались и отношения с Москвой. 25 августа, накануне годовщины признания независимости Абхазии, Владимир Путин прибыл в Пицунду, где встретился с Анквабом. Однако беседа продлилась всего два часа. И на празднование Дня независимости Президент РФ не остался. Некоторые эксперты расценили это как признак охлаждения отношений.

Есть серьезные сигналы, что Москва недовольна Сухумом. Главные вопросы, которые ставятся во время встреч на высоком уровне: расходование российской финансовой помощи, церковный раскол, возврат жилья русскоязычным жителям. Очень остро стоит вопрос и о снятии законодательного запрета иностранным гражданам на приобретение жилья. Этот запрет действует с 1995 года, и сначала президент Багапш, а потом и Анкваб неоднократно обещали его отменить. Но обещание не выполняли из-за опасений, что это приведет к массовым акциям протеста: абхазы опасаются, что иностранцы скупят всю недвижимость, а под видом российских граждан в республику вернутся грузины.

Вероятно, этот вопрос поднимался и на недавней встрече Анкваба с Путиным, потому что 6 сентября абхазский президент заявил о том, что намерен инициировать отмену запрета. Через три дня после этого был убит российский дипломат. Вряд ли его убил гражданин, возмущенный заявлением Анкваба: киллера видели около дома Вишернева за неделю до преступления. Тем не менее реакция общественности была предсказуемой: в сухумской «Нужной» газете под заголовком «Предел абсурда» публикуются отклики возмущенных граждан такого типа: «А что, слабо, что ли, жителям Сочи скупить квартиры у нас? Потом купят паспорт гражданина, потом оформят земли, вот и конец нашей государственности»; «Что случилось?! Кто-то мечтает о новой волне демографической экспансии со всеми известными вытекающими?!». Словом, накануне убийства дипломата абхазская власть находилась в крайне щекотливой ситуации: с одной стороны давит Москва, с другой — подпирает оппозиция.

Символично, что 11 сентября в Абхазии отмечали другую скорбную дату: 18 лет со дня убийства известного политика, лидера местной русской общины Юрия Воронова. В его смерти обвинили грузинские спецслужбы, даже кого-то посадили, но вся Абхазия знает, что настоящие убийцы живы и на свободе.

Надеюсь, что к убийцам Вишернева судьба не будет столь благосклонна.