О том, как Голливуд прислуживал нацистам

В США выходит книга о сотрудничестве «фабрики грёз» с Третьим рейхом

20.09.2013 в 10:58, просмотров: 3366

«Не может этого быть!» — воскликнете вы, прочтя заголовок. Ведь Голливуд был активно антифашистским, хотя бы уже потому, что все важнейшие его студии возглавляли евреи — выходцы из Восточной Европы, Так, грешным делом, думал и я, пока не прочел книгу «Коллаборационисты: Голливудский пакт с Гитлером» Бена Арвенда.

О том, как Голливуд прислуживал нацистам
фото: ru.wikipedia.org

Автор нарыл огромный материал, который показывает как лебезили перед нацистами голливудские студии лишь бы не потерять немецкий рынок для своей продукции. Они не только принимали нацистскую цензуру, но и «активно» с энтузиазмом сотрудничали с гитлеровским режимом в его глобальных пропагандистских усилиях», — пишет автор. Это сотрудничество включало связи и лично с Гитлером.

Книга Арбенда выйдет в свет в октябре, но она уже подробно изложена в интернетовском журнале «Таблет». Специалисты высоко оценивают работу автора Эксперт по Холокосту Дебра Липстдт говорит: «То, что нашел этот парень, сущий блокбастер. Его чтение захватывает дыхание. Просто удивляешься смелости автора». Да, ссориться с Голливудом, да еще по такому поводу и впрямь требует смелости. Есть, конечно, и другие эксперты, которые считают «коллаборационизм» слишком сильным словом для определения взаимоотношений Голливуда с гитлеризмом. В их числе историк Томас Догерти, автор недавно вышедшей в свет книги «Голливуд и Гитлер: 1933-1939». Но Догерти скорее придирается к терминологии. Он говорит, что коллаборационистами были Петен и Квислинг, а вот Луис Мэйер, глава «Метро Голдвин Мэйер», таковым не являлся.

Но факт остается фактом — Голливуд в период своего так называемого «золотого века» заигрывал с фашистской Германией и ее фюрером. Американская печать уже тогда писала об этом. (Например, журнал «Ньюсуик» в 1937 году под таким заголовком: «Длинная рука Гитлера добралась до голливудских студий»). Однако исследование Арвенда копает куда глубже. Оно основано на скрупулезном изучении американских и немецких архивов. Оно обнажает корни сотрудничества Голливуда с нацизмом и деятельностью этого сотрудничества как никогда еще в истории «фабрики снов». Страница за страницей автор повествует о том, как студийные боссы кромсали свои фильмы, чтобы подогнать их под стандарты геббельсовского пропагандистского кинематографа. Более того, были случаи, когда Голливуд финансировал немецкую военную промышленность!

Даже Джек Уорнер, которого Гручо Маркс, главный из знаменитой четверки братьев Маркс, называл «единственным смельчаком в Голливуде» за то, что он не побоялся выпустить фильм «Признания немецкого шпиона» — а ведь шел уже 1939 год — оказался не без греха. Именно Уорнер дал личное указание изъять слово «еврей» из всех диалогов в фильме «Жизнь Эмиля Золя» в 1937 году. И именно Уорнер был первым, кто пригласил нацистов в свою штаб-квартиру в Лос-Анджелесе на просмотры кинофильмов с целью их цензурирования. «Существует миф о братьях Уорнер как об антигитлеровских крестоносцах, но они были первыми в Голливуде, кто стал сотрудничать с нацистами в 1933 году», — пишет автор.

Автор, несомненно, лично заинтересован в разоблачении грехов и преступлений Голливуда. Он сам по рождению австралиец. Но его родственники по материнской линии были венгерскими евреями и испытали на себе все ужасы фашизма. Работу над своей книгой Арвенд начал еще в 2004 году, когда заканчивал Калифорнийский университет в Беркли. Поводом к этому послужило попавшееся ему на глаза интервью известного сценариста Бадди Шулберга, в котором содержалось упоминание о том, что Луис Мэйер встречался с немецкими цензорами и консулом в Лос-Анджелесе для обсуждения изъятия из фильмов его студии «неподходящего метража». Арвенд, по его словам, учуял в этом упоминании «тему для диссертации» и начал копать.

В Немецком государственном архиве в Берлине автор наткнулся на письмо, датированное январем 1938 года, в котором немецкий филиал студии «ХХ век Фокс» просит Гитлера высказать свое мнение об американской кинопродукции. Письмо заканчивается словами «Хайль Гитлер». Вот так-то. Затем последовали и другие находки, включая заметки адъютантов Гитлера, в которых содержатся оценки, дававшиеся Фюрером американским фильмам. Оказывается, он любил юмористические ленты Лаурела и Харди и ненавидел «Тарзана». Нашел автор и записную книжку Джека Уорнера и его коллег, путешествовавших по Рейну по приглашению ведомства Геббельса на личной яхте Гитлера. На этой же яхте, но уже в 1945 году после падения Третьего рейха голливудские боссы снова прокатились по Рейну «для изучения послевоенных бизнес возможностей». Автор вспоминает, что именно эта находка заставила его негодующе закричать в тиши архива.

Нашел Арвенд и детальные записи посещения голливудских студий немецкими чиновниками, включая некоего Георга Гисслинга, специального консула, которому Берлин поручил следить за Голливудом. Гисслинг просматривал его продукцию — фильм за фильмом, эпизод за эпизодом и после этого требовал делать «необходимые цензурные поправки и изъятия». Иногда между ним и студийными боссами проходили умопомрачительные дебаты. Например, Гисслинг считал что фильм «Кинг Конг» об огромной обезьяне, привезенной из джунглей в Нью-Йорк, представляет «атаку на психику немецкого народа». Обнаглевшие гитлеровцы требовали от голливудских боссов, чтобы цензурные купюры делались не только в лентах, предназначенных для показа в Германии, но и в фильмах для других стран, даже внутри самих Соединенных Штатов!

Иногда фильмы клались на полку целиком или ликвидировались в самом зародыше. Так произошло с кинокартиной «Бешеная собака Европы», съемки которой планировались в 1933 году. «Бешеной собакой» был, разумеется, немецкий фашизм. Против издания этого фильма выступили не немецкие цензоры, а сами голливудские боссы. Формальной причиной запрета считалось, что фильм вызовет волну… антисемитизма. Однако документы, найденные автором, говорят совсем о другом. Голливуд просто боялся потерять немецкий рынок. Автор цитирует следующие слова Луиса Мэйера: «Мы получаем потрясающие доходы от проката наших фильмов в Германии. Вот почему этот фильм («о «Бешеной собаке» — М.С.) не будет никогда снят». Яснее не скажешь. Фильм снят не был.

Арванд считает, что «коллаборационизм» Голливуда начался в 1930 году, когда Карл Ленминг-младший из «Юниверсал студиоуз» согласился на существенные купюры в знаменитом кинофильме «На Западном фронте без перемен». Его показ вызвал возмущение нацистов, еще не находившихся тогда у власти в Германии. были даже уличные беспорядки. Леммингу пришлось дать задний ход. (В дальнейшем он искупил свою вину, обеспечив выездные визы в США для многих еврейских беженцев из фашистской Германии).

Даже после фашистского антисемитского шабаша ноября 1938 года, вошедшего в историю под названием «Кристаллнахт», Голливуд продолжал свои шашни с нацизмом. В июне 1939 года «Метро-Голдвин-Мэйер» (МГМ) принимала десять немецких газетных редакторов в рамках «визита доброй воли». А несколько раньше — в декабре 1939 года, то есть сразу после оргии «Кристаллнахта», американский торговый атташе предлагал МГМ финансировать немецкую военную промышленность в качестве условия соглашения о репатриации из Германии доходов от проката американских фильмов.

Арвенд пишет, что он нашел 20 американских кинокартин, рассчитанных на американскую аудиторию, на которые немецкие цензоры наложили свое вето или которые они «отредактировали». Почти все еврейские персонажи из этих фильмов были изъяты. По мнению других экспертов, например того же Догерти, многие фильмы той эпохи «заключали в себе замаскированные антинацистские пощечины». Но, спрашивается, зачем надо было Голливуду маскировать свое отношение к нацизму? Профессор Стивен Росс из Университета Южной Калифорнии, пытаясь обелить Голливуд, рассказывает о том, что его заправилы создали антинацистскую шпионскую сеть в 1934 году, которая действовала в… Лос-Анджелесе. Он пишет, что «киномагулы, которых критиковали за связь с фашистами, одновременно за кулисами помогали своим братьям — евреям»).

Но Арвенд считает, что несмотря на это голливудские студийные боссы были именно коллаборационистами или по-немецки «Zusammenarbeiter». Недаром именно эти два термина чаще всего мелькают в документах. Адвокаты Голливуда говорят, что деятельность «фабрики снов» тех лет мало чем отличалась от деятельности госдепартамента США, который ставил препоны на пути получения американских виз еврейскими беженцами. На это автор отвечает: «Деятельность Госдепартамента была действительно возмутительной. Но по крайней мере он не финансировал гитлеровскую военную машину и не распространял пронацистскую кинохронику в Германии. Он не встречался с нацистскими лидерами и не заключал с ними тайных соглашений. Студии занимались коллаборационизмом и сами так и называли свою деятельность».

Здесь наш автор и прав, и неправ. В действительности имело место разделение труда. Голливуд обеспечивал идеологическую подкладку, монополии — военную, а вашингтонская дипломатия держала курс на соглашательство, пытаясь натравить Гитлера на Советский Союз. Его слоган «Дранг нах Остен» был по вкусу и Госдепартаменту, и «Дженерал моторс», и Голливуду.