Федерализация Украины по-российски и по-американски: переговоры Лавров — Керри в Париже окончились безрезультатно

Вопрос о российских войсках на границе Украины стал главным камнем преткновения

31.03.2014 в 10:49, просмотров: 25858

В воскресенье, 30 марта, вечером в здании российского посольства в Париже начались переговоры глав внешнеполитических ведомств России и США Лаврова и Керри. Как и предполагалось, в центре переговоров оказалась проблема федерализации Украины.

Федерализация Украины по-российски и по-американски: переговоры Лавров — Керри в Париже окончились безрезультатно
фото: РИА Новости
Министр иностранных дел России Сергей Лавров (слева) и госсекретарь США Джон Керри

Министр Лавров заявил, что первостепенная задача Кремля состоит в дипломатическом разрешении конфликта на основе конституционных реформ в Киеве, то есть федерализация Украины.

Формально американская сторона согласна с этим, включая защиту русскоговорящего населения украинского Востока. Но Москва и Вашингтон, используя один и тот же термин «федерализация», вкладывают в него далеко не одинаковый смысл. По американской версии «федерализация» расшифровывается как предоставление местным властям больше прав в решении местных же проблем и в области налогообложения. В российском понимании «федерализация» означает создание на Востоке полностью автономных регионов, имеющих право вето по таким национальным вопросам, которые включают внешнеполитические проблемы. Западные наблюдатели считают, что именно это «находится в уме мистера Путина».

Сама Украина против федерализации как таковой. Она всегда была централизованной и власть сосредотачивалась в Киеве. Стивен Пайфер, бывший американский посол на Украине в 1998-2000 годах, а ныне главный научный сотрудник Брукингского института, напоминает, что губернаторы на Украине назначаются. Конечно, говорит он, определенная автономия может сделать местное самоуправление более эффективным, но цель России не в этом, а «в попытках вмешиваться во внутренние дела Украины».

Молниеносная встреча Лавров — Керри была результатом телефонного диалога между президентами Путиным и Обамой. В данном случае торопливость была вызвана совсем не ловлей блох. Российские войска у украинской границы особи совсем иного ряда. С другой стороны, во вторник и среду должна состояться встреча министров иностранных дел стран НАТО, повестка дня которой будет отнюдь не дипломатической: усилить военную готовность НАТО, «успокоить» восточноевропейских членов этого блока и помочь Киеву в укреплении его вооруженных сил, «которые не идут ни в какое сравнение с российскими». Но в то же самое время Вашингтон крайне заинтересован даже в малейшем намеке на прогресс на встрече Лавров — Керри. Как пишет обозреватель Майкл Гордон, это даст Вашингтону «время и пространство для поисков политического решения». Заинтересована в таком «намеке» и Москва. Он открывает перспективу сведения на нет экономических санкций и воздержания НАТО от «более решительных шагов».

Дипломатическая активность, предшествовавшая нынешней встрече Лавров — Керри, особого оптимизма не вызывала. Считалось, что их многочисленные переговоры зашли в непролазный тупик, исчерпали себя. Правда, после каждого тура дверь, хотя бы не парадная, оставалась открытой. Так, 8 марта Керри заявил Лаврову, что аннексия Крыма и сосредоточение российских войск на границе Украины «закрывает все имеющееся пространство для дипломатии». Но даже вхождение Крыма в состав РФ не закрыло это пространство. Переговоры продолжались. Обмен предложениями и контрпредложениями был по-прежнему интенсивным. 10 марта президент Путин дал добро на всеобъемлющую конституционную реформу Украины. Помимо уже упомянутых мною выше деталей, реформа предусматривала не назначение, а выборы губернаторов. (Вполне понятно, кого бы избрали русскоязычные автономии). Она давала широкие права автономиям в экономических и культурных связях с Россией. Одновременно новая украинская конституция должна была иметь статью, запрещающую Киеву вступать в НАТО или иные аналогичные блоки.

Американская сторона дала ответ на этот план в прошлый понедельник в Гааге опять-таки на встрече Лавров — Керри. Американский ответ был согласован с временным правительством Украины. В нем содержался призыв к прямым переговорам России с Украиной, к разоружению невоенных групп, поддерживаемых Москвой, к размещению международных наблюдателей, к деэскалации Россией всего конфликта. (Отвод войск с украинской границы). Вашингтон не имел ничего против «некоторой федерализации», но лишь при согласии украинской стороны.

Переговоры Лавров — Керри зашли в тупик, и оба они подтвердили это, признав полную «исчерпанность идей». Но их боссы решили по-иному, и после знаменитого телефонного разговора Путин — Обама их министры вновь встретились. На сей раз в Париже. Керри до встречи с Лавровым вновь консультировался с Киевом. Был составлен план «координированного ответа» на случай, если российская сторона выдвинет новые предложения. Пока что по заявлениям американской делегации, главный камень преткновения — право вето, которым, согласно российскому плану, должны обладать автономии. Киев соглашается на автономию регионов лишь в области налогообложения.

Украинские лидеры встретили российский проект федерализации с огромной долей скептицизма. Так, лидирующий в президентской гонке «шоколадный король» Украины миллиардер Петро Порошенко заявил: «Москва хочет продиктовать нам, какую государственную систему мы должны иметь. Ничего себе «идея».

Но этим отнюдь не исчерпываются трудности, с которыми столкнулись Лавров и Керри в только что задышавшим весной Париже. Достаточно упомянуть хотя бы нежелание Москвы вести прямые переговоры с Киевом — «послемайданным».

Пока что рукопожатие, которым обменялись Лавров и Керри в российском посольстве в Париже, было сделано для пула фото- и телерепортеров. Это еще далеко не «по рукам»…

После четырех часов переговоров госсекретарь США Керри сделал заявление для печати, в котором говорится, что Россия подтвердила свою «приверженность к нахождению дипломатического решения украинской проблемы», но не согласилась отвести свои войска с украинской границы. Кому-кому как не Керри должно быть известно, что в международной практике одно другого не исключает. Называется это политикой, «с позиции силы», о которой я уже писал.

Керри сказал: «Мы оба сделали предложения, как это может быть достигнуто. («Это» — соглашение по Украине — М.С.) Я вернусь в Вашингтон, чтобы проконсультироваться с президентом Обамой о его выборе. Мы пытаемся найти пути для разрядки этого». (Конфликта — М.С.) По словам Керри, Лавров дал ему понять, что Россия «хочет поддерживать» Украину в ее движении навстречу независимости. Однако наращивание российских войск создало «климат страха и угроз». Разве это хорошо в момент наращивания такого количества посылать мессидж, что вы хотите деэскалации?»

Керри сказал далее, что Россия и США согласились сотрудничать с Украиной по нескольким вопросам: о правах национальных меньшинств, о правах на свой язык, о демобилизации и разоружении «провокаторов», о процессе конституционной реформы, о свободных и честных выборах под мониторингом международной общественности. Но, повторил Керри, не будет сделан никакой реальный прогресс без отвода российских войск. Он присовокупил, «что украинская сторона должна быть участницей всех дискуссий. Никаких решений по Украине без участия Украины!» — призвал Керри.

Незадолго до начала переговоров Лавров обратился к западным державам с призывом поддержать российское предложение о федерализации Украины. Лавров сказал, что если Запад готов, то Россия, США и ЕС могут создать группу в поддержку Украины и сформировать обращение к тем, кто «управляет Украиной в данный момент». Это, по словам Лаврова, приведет к переговорам между всеми политическими силами без исключения, естественно, не считаю «вооруженных радикалов». Переговоры завершатся принятием новой Конституции с федеральной системой власти.

Керри сообщил, что эта проблема не обсуждалась им с Лавровым, поскольку решение по ней должны принять «украинские лидеры»…

Тем временем шеф Пентагона Чак Хэгел приказал американскому командующему в Европе генералу Филу Бридлаву, находившемуся в Вашингтоне, «вернуться на континент» в связи с шатким положением в Украине. Об этом сообщил пресс-секретарь министра контр-адмирал Джон Кирби.По словам Кирби, Хэгел счел крайне важным, чтобы генерал Бридлав продолжил консультации с союзниками по НАТО по дальнейшему укреплению позиций восточноевропейских членов этого блока. Кирби сказал, что, «хотя все это не означает неизбежных военных акций в Украине, возвращение генерала даст больше времени для обсуждения сложившейся ситуации со своим штабом и партнерами, чтобы дать максимально лучший совет своим лидерам».

Итак вопрос о российских войсках на границе Украины стал главным камнем преткновения. Керри заявил, что он передал через Лаврова «некоторые идеи» для президента Путина, которые могут привести к сокращению российского контингента. «Но никто не знает, как отреагирует на это Путин и что он потребует взамен», — пишет «Нью-Йорк таймс». Не произошло никаких подвижек и по Крыму. Дата новой встречи не установлена. Украинское правительство в ответ на выступление Лаврова сделало ядовитое заявление, в котором говорится, что оно было в «тональности ультиматума» и «посоветовало» России заботиться о своих собственных нацменьшинствах, «включая украинцев».

Таковы результаты встречи Лавров — Керри в Париже. Поскольку я не дипломат, то могу сказать, что результаты эти неутешительны. Участники встречи скорее толкались вокруг проблем, чем подталкивали их решение. Дальнейшее развитие событий предсказать нетрудно. Оба министра доложат своим президентам о «проделанной работе». Затем последует еще один трансатлантический телефонный диалог Путин — Обама, и их министры вновь полетят куда-нибудь в Европу для очередных переговоров.

Хорошо это или плохо? Переговоры министров иностранных дел всегда лучше, чем опасные игры генералов в «гляделки» — кто первым моргнет. Но время идет. 25 мая в Украине состоятся президентские выборы. Заквашивается новый Майдан. В Харькове неспокойно. Время, отпущенное дипломатам, не безгранично. Оно сокращается как бальзаковская шагреневая кожа.