Судьба резидента

Два первых десятка фирм публично вошли в “Сколково”

10.07.2011 в 19:58, просмотров: 5304

Ответственным за технологический прорыв в нашей стране назначен частный бизнес. Недостроенная российская “Силиконовая долина” вовсю обрастает компаниями, которым предстоит выполнить эту миссию.

Судьба резидента

Страсть к “особому пути” редко заканчивалась для нашей страны чем-нибудь путным. Взять хотя бы “особый путь” отечественной науки. О его основных вехах известно всем: Гениальная идея российского ученого — Непреодолимые препятствия для ее разработки и внедрения на родине — Внедрение за рубежом — Дорогостоящий импорт полученного там продукта — Похвальба первородством идеи. И все более заметное Технологическое отставание.

Чтобы окончательно не скатиться на мировую обочину, с этим надо срочно что-то делать. Но что? Технологический прорыв через военно-промышленный комплекс не выход: экономика надорвалась на этой стезе еще в советские времена и нового захода не выдержит. Государство эту задачу тоже не решит: его механизм слишком неповоротлив, а винтик-чиновник слишком вороват, чтобы вывести страну в век новых технологий. И выход нашли: создание инновационной среды, объединяющей ученых и технологических предпринимателей. То есть силами частного капитала. Так родился проект “Сколково” — российский аналог американской “Силиконовой долины”.

Какими способами власти заставили бизнес вложиться в проект, можно лишь догадываться. Но явно не перспективой верного обогащения: все гранты размером от полумиллиарда до нескольких миллионов рублей частные, а дивиденды от них появятся не скоро. Впрочем, кое-что государство добавило от себя. А именно: освобождение от НДС участников проекта с прибылью менее 300 млн. руб. ; освобождение от налога на прибыль тех, чья выручка за год не дотянет до 1 млрд. руб. ; льготы при уплате страховых взносов (например единый социальный налог всего в 14% вместо 36%); освобождение от таможенных пошлин. И проект закрутился.

Правда, пока “Сколково” существует главным образом виртуально — строительство его резиденции под Москвой не завершено. Однако отбор будущих резидентов российской “Силиконовой долины” стартовал: поначалу без особого шума, а отныне и впредь — с публичным вручением сертификатов и почестями: тут тебе и разодетые в фирменные сколковские майки девушки с внешностью и повадками моделей, и раздача резидентам стеклянных кирпичей для закладки фундамента будущей коммерциализации инноваций, и всякий прочий креатив. Впрочем, это лишь приятное дополнение к главному: созданию инфраструктуры инновационной среды и того, что обитатели “Силиконовой долины” № 1 называют емким словом “промоушн”.

Проект, разъяснил “МК” представитель резидента-новичка ООО “Спиктуит” Илья Гельфенбейн, “дает налоговые льготы, гранты, доступ к современной дорогостоящей аппаратуре. Но еще важнее проинформировать бизнес и науку о возможностях друг друга и отбирать наиболее перспективные направления. Хотите найти партнеров — они здесь, и на следующий день вы уже встречаетесь. Сжато время на поиски”.

“Сколково” — это бренд, открывающий доступ к сотрудничеству с серьезными предприятиями прикладной и фундаментальной науки, — окончательно раскрыл “МК” все карты директор по научно-исследовательской работе компании “RRT” Олег Парпуц. — Эдакий стандарт качества для инвесторов, партнеров, клиентов на 10 лет. (Именно на этот срок дается статус резидента. — “МК”.) Плюс доступ к современной аппаратуре и установкам: все предприятия-резиденты обязаны разрешать пользоваться своей аппаратурой всем остальным резидентам”. И дополнительный бонус — “возможность не стоять неделями в очередях к налоговикам: “Сколково” берет все это на себя”, — напомнил о наболевшем генеральный директор той же компании Олег Гиязов.

По большому счету, обрисовал “МК” ситуацию профессор МГУ Александр Каплан (компания-резидент “Инновотех”), “в нашей науке сегодня есть идеи, но нет двух важнейших компонентов: денег и инфраструктуры, т. е. возможности интеграции и перетекания информации из одной области в другую. “Сколково” восполняет оба пробела. Причем и выделение грантов, и объединение людей, и финансирование идут здесь по-новому. У нас ведь как: типичные вузовские гранты идут не на проект, а в вуз в целом. И там растворяются. А “Сколково” выделяет средства не вообще в организацию, а под конкретный проект. Сговор при его определении исключен: победителя называют 10 случайно выбранных экспертов, пятеро из которых — обязательно зарубежные. А о результатах надо отчитаться. Если оговоренный результат и его коммерциализация не достигнуты в оговоренные сроки, репутации ученого или компании наносится серьезный удар — и с ними больше никто не будет иметь дела. Так что тут есть и свои риски”.

Все это бесспорные плюсы нового проекта. Однако один вопрос остается открытым: стоило ли начинать его на пустом месте? Ведь использование для тех же целей уже существующего наукограда — к примеру Новосибирска или Пущино — могло обойтись намного дешевле, а запущено гораздо быстрее. Правда, тогда проект оказался бы государственным. Со всеми вытекающими последствиями. А это, по мнению резидентов, было бы неправильно: “это должен быть эффективный бренд с маркетинговой точки зрения и не отягощенный минусами прошлого”.