Радио, однако

Как олигарх наладил чукчам связь с внешним миром

06.05.2009 в 17:39, просмотров: 4369
Далеко не каждый москвич видел Абрамовича, зато этим может похвастать практически любой чукча. Больше того, они всегда на одной волне. В День радио мы выяснили, как открывалась самая необычная радиоточка в стране.  

— Чукотский народ ощущает себя оторванным от остальной России — их всего 70 тысяч человек, раскиданных по огромной территории. У них сарафанное радио, газеты дотуда идут три месяца, с телевидением нет обратной связи. Так что наша задача была дать чукчам ощущение, что они часть нашей большой страны, — говорит бывший участник “Фабрики звезд” Алексей Семенов, который был продюсером чукотского радио. — Проект радио “Пурга”, который впоследствии получил три премии “Радиомания”, я изложил за 15 минут тогда еще губернатору этого дальнего края Абрамовичу на собеседовании в “Сибнефти” (а он до этого выслушал не один проект). И Абрамович сказал: “Делайте”.  

— И выделил средства?  

— Это был низкобюджетный проект: служащие набирались из местного населения с образованием учителя, психолога, платили им среднестатистическую зарплату по местным меркам. Набрали человек 30, полгода обучали. Чукчи совсем не дураки, как в анекдотах. Но фамилии у них для русского уха правда забавные. Каково объявлять: “А сейчас в эфире ведущая Выглырартыргиркина!” Или: “Диктор Ыыкай!”  

— Сам губернатор участвовал в процессе?  

— Он все контролировал, но никогда не кидал понтов. Приезжал, слушал пилотные эфиры. Когда мы только настроили волну, единственный приемник на Чукотке был у Романа Аркадьевича. Я для проверки запустил в эфир музыку — “Боже, царя храни…”. Абрамович тут же набрал мне: “Это репертуар нашего радио?”  

Сам он не раз выписывал в Анадырь артистов из столицы, те давали концерты. А еще устраивал конкурсы по подледной рыбалке и забеги на ездовых собаках, где сам присутствовал, а мы делали репортажи. Еще однажды мы вместе должны были лететь за несколько тысяч километров в другой город, но что-то случилось с самолетом, и нам предоставили грузовой — с двумя деревянными лавками вдоль корпуса. Никого это не смутило. В пути губернатор попросил подвинуться своих охранников и прилег на лавку, умаявшись.  

— Каким же образом жители Чукотки ощутили себя нужными России?  

— У нас образовалась бесплатная сеть личных корреспондентов по России:. Кроме того, была рубрика “Прогноз погоды” — например, мы звонили в эфире в Краснодар, обменивались любезностями: “Как погода?” — “У нас плюс 25, снег сошел”. — “А у нас минус 30, гололед”. Еще устраивали радиопутешествия по достопримечательностям других городов. А любой житель Чукотки мог бесплатно позвонить в эфире родственнику при условии, что тот не будет об этом знать. Сначала мы прикалывались, например, жена говорила мужу, уехавшему в командировку: “Я занялась дайвингом и слежу за стаей моржей”. Но не всегда родственники были рады таким известиям. А еще умные чукчи пожаловались по радио “крупным начальникам”, что продукты, которые приплывают к ним летом, заканчиваются к зиме, — и выбили себе еще одну баржу, чтобы не голодать.    

— Кстати, анекдоты про чукчей в эфире были запрещены?  

— Ну, во-первых, на Чукотке не только чукчи живут. А сами они анекдотов про себя не воспринимают, говорят: “Это не про нас”.  

Между программами у нас были заставки, где под национальную музыку выступали алеуты, юкагиры… И на своем наречии изрекали мудрость, например: “Всю жизнь храню в себе память о своих предках”. К нам приходили тетки из селений, которые устраивали перед микрофоном свое знаменитое горловое пение. Или шаманы, которые давали прогнозы и советы по самолечению. Честно говоря, жизнь обитателей Чукотки лично для меня оказалась настолько интересной, что я бы лучше теперь знакомил москвичей с их традициями, а не наоборот.