Самоубийство грузинской оппозиции

Обозреватель “МК” передает из Тбилиси

27.05.2009 в 20:36, просмотров: 6953
В День независимости Грузии оппозиция обещала провести “народный парад” с требованием отставки действующей власти. Оппозиции действительно удалось собрать более 100 тысяч человек. Однако что делать дальше, лидеры, похоже, не знали. С места событий — обозреватель “МК” Марина Перевозкина.

В Грузии еще не было такого Дня независимости. Обычно в этот день в центре Тбилиси проходит военный парад, который принимает президент. Однако с 9 апреля центр грузинской столицы блокирован оппозицией. Вдоль проспекта Руставели, на площади Свободы расставлены десятки клеток, символизирующих полицейское государство, в которое, по мнению протестующих, превратилась Грузия. Многие известные люди страны уже посидели в этих клетках.

Поскольку расчистить центр Тбилиси можно было только с применением силы, власти от военного парада решили отказаться. Взамен лидеры оппозиции обещали провести 26 мая свой, народный парад. Накануне этого дня они отправились в регионы для мобилизации населения. Власти попытались блокировать трассы, но люди приехали отовсюду. “Вся Грузия здесь, — сказал мне депутат Георгий Цагареишвили. — Я лично вместе с певцом Уцноби привез колонну из Аджарии, мы проехали через Батуми, Зугдиди, Самтредиа, Кутаиси, Хашури, Боржоми, Гори, Мцхету — всюду к нам присоединялись сторонники”. Шли как на праздник — целыми семьями, с женами, маленькими детьми. Многие были одеты в белые рубахи или блузы, у других были белые шарфы, белые повязки на руках, белые бейсболки или платки на головах у женщин. Белый — цвет чистоты, и лидеры объединенной оппозиции избрали его цветом своей революции.

У центрального входа стадиона я встретила своего знакомого Диму. Дима работал у известного грузинского бизнесмена. Бизнесмен попал в опалу, власти отобрали у него бизнес, и Дима остался без работы. “Вот видишь, сколько людей! — сказал он. — Те, кто считал, что народ устанет и разойдется по домам, ошибались. Мы не отступим, будем стоять до конца и добьемся своего очень скоро! Может быть, даже сегодня! Не сегодня, так завтра!”

Многие, подобно этому человеку, считали, что настал день решительной схватки, который обязательно должен завершиться победой — уходом Саакашвили с поста президента.

Стадион “Динамо” имеет 55 тысяч сидячих мест, но вмещает при необходимости до 110 тысяч человек. Пластиковые сиденья на разных трибунах окрашены в разные цвета. Поэтому легко определить, сколько мест свободно. Я наблюдала, как заполняются трибуны. Около часа дня на самом верху еще оставалось две проплешины — красная и желтая. Но постепенно и они исчезли. А люди все шли и шли. Многим не хватило мест, и они стояли в проходах или на беговых дорожках.

Между тем сыграли грузинский гимн. Минутой молчания почтили память погибших за свободу Грузии. Начались выступления ораторов.

Первым на трибуну вышел один из лидеров республиканцев Давид Бердзенишвили, который сообщил, что автор гимна Грузии тоже находится на трибунах среди манифестантов. “До чего довел Грузию Саакашвили, если протестовать против его режима пришел даже автор грузинского гимна! — воскликнул политик. — Саакашвили хотел продать Грузию, но мы продадим его. Пусть уходит!”

В это время над стадионом низко пролетел самолет. Вокруг засмеялись: “Это Саакашвили, он уже улетел из Грузии!”

Все ораторы начинали с долгих поздравлений. Они поздравляли собравшихся с Днем независимости, благодарили всех за то, что те пришли, и обещали скорое завершение праведной борьбы. “Мы должны пойти до конца! — сказал, например, Давид Гамкрелидзе, лидер “Новых правых”. — Сегодня, завтра, послезавтра — но мы добьемся своего!”

Нино Бурджанадзе сказала, что гордится тем, что является дочерью такого народа: “Нас невозможно напугать, нас невозможно остановить. Сегодня впервые День независимости празднуется без Саакашвили. Это доказывает, что он уже не наш президент”. Особенно радикальной была экс-министр иностранных дел Саломе Зурабишвили. “Мы должны сегодня их выгнать, — говорила она. — Не время праздновать. Мы не должны расходиться, должны стоять до конца!”

Все понимали, что оппозиция идет ва-банк. После таких речей, после мобилизации такого количества народа должно обязательно случиться что-то очень важное.
А случилось вот что.

В конце митинга слово взял певец Уцноби, брат оппозиционного лидера Левана Гачечиладзе: “У нас нет правительства, нет президента, — сказал он. — У нас есть только патриарх Илия II. Пошли все к нему, пусть он скажет, что нам дальше делать!”

Колонна митингующих от стадиона до собора Святой Троицы растянулась примерно на 5 километров. Многие не понимали, зачем нужно идти к патриарху. Патриарх не должен вмешиваться в политику, он может лишь опять (в который раз!) призвать к миру. Но лидеры оппозиции явно имели на патриарха какие-то свои виды. Возможно, они даже тайно с ним о чем-то договорились. “Патриарх выступит с обращением к народу, — сказал мне депутат Георгий Цагареишвили. — Он скажет Саакашвили, что тот должен сделать. Обязательно скажет”.

Около 18 вечера зазвонили колокола собора. Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй начал свое выступление, но содержание его было совсем не таким, как ожидала оппозиция. Патриарх призвал власти и оппозицию “помнить о грехе гордыни, слушать и слышать друг друга” и назвал отставку Саакашвили “сложным вопросом”. “Не будем брать на себя больше того прав, что дозволено Господом”, — заявил патриарх. Он еще не завершил речь, а люди начали расходиться. Люди не скрывали своего разочарования тем, что грандиозная акция на стадионе не привела ни к каким практическим результатам. “Это был последний митинг, на который мы пришли, — говорили горожане, расходясь по домам. — Эта оппозиция ни на что не способна”.

Позже певец Уцноби заявил, что власти запугали патриарха: “Сегодня наш патриарх был буквально взят в плен. Ему не дали сделать то заявление, которое он планировал сделать. Его запугали, но ничего страшного. Мы будем бороться до конца. Если они не хотят угомониться, они получат свое. Борьба будет длиться до последней капли крови”.

Из собора часть народа и лидеры оппозиции направились на площадь перед парламентом. Здесь возмущенная толпа чуть было не согнала с трибуны Левана Гачечиладзе. Люди не хотели расходиться и требовали решительных действий. Некоторые даже хотели штурмовать парламент или госканцелярию. “Мы здесь стоим уже почти два месяца — и никаких результатов! — глава горийской организации Партии свободы по имени Заза был разозлен не на шутку. — Если собрали такое количество народа, надо было что-то делать! Второй раз столько людей не придет. Надо полностью парализовать жизнь во всей Грузии, надо взять в свои руки общественное телевидение — оно существует на наши деньги!”

Под давлением народа было принято решение перекрыть железную дорогу, а если это не поможет — заблокировать аэропорт. В ночь на среду было заблокировано движение в районе тбилисского вокзала. Несколько десятков человек спустились на рельсы и сели перед поездом Тбилиси—Батуми. Была сорвана отправка еще нескольких пассажирских поездов, остановлены составы, направлявшиеся в Тбилиси. Акция завершилась через несколько часов. Всю ночь на проспекте Руставели группы возбужденных людей эмоционально обсуждали прошедший день. Многие высказывались в том духе, что нынешние лидеры оппозиции себя дискредитировали и некоторые из них явно контролируются властями. “Оппозиция фактически подставила своих сторонников, — сказал мне известный политик Темур Шашиашвили. — Если завтра она объявит об окончании митингов, что будет с людьми, которые ночевали в этих клетках? Ведь все они сфотографированы полицией, их имена и адреса переписаны”. Эка, девушка-врач, дежурящая в медицинской палатке на пощади, убеждена, что в случае проигрыша оппозиции в Грузии начнется 37-й год: “Репрессии обрушатся на всех! Поэтому нам некуда отступать”.

Очевидно, что 26 мая стало днем поражения грузинской оппозиции. Она продемонстрировала, что не знает, куда вести народ, что у нее нет ни четкого плана действий, ни решимости взять власть. Поэтому в Грузии все чаще говорят о необходимости появления некоей “третьей силы”, не связанной ни с властями, ни с нынешними оппозиционерами. Появится ли она, неизвестно, но сегодня в клетках на проспекте Руставели поселилось отчаяние.

Тбилиси.