Игорное дело ушло в прошлое

Об откровениях прокурора, разоблачающих подпольные казино, вспомнили только год спустя

17.05.2011 в 17:42, просмотров: 8592

Развязка громкого прокурорского скандала, кажется, близка. Вот и владелец подпольных казино Иван Назаров вместе со своими компаньонами начали сотрудничать со следствием. Вроде они уже «сдали» десяток подмосковных прокуроров, огласили конкретные суммы взяток. Говорят, в задержании всех этих людей немаловажную роль сыграл экс-зампрокурора Подмосковья Станислав Буянский, который начал давать показания на своих коллег. На днях в прессе появились первые откровенные интервью Буянского, который в данный момент находится под госзащитой. Но мало кто знает, что год назад на некоторых сайтах появилось письмо за подписью Станислава Буянского…

Игорное дело ушло в прошлое

Правда, позже прокурор опровергал, что письмо написано им. И компромат быстро удалили из Сети…

Мы разыскали оригинал письма лишь в блоге главы Серпуховского района Александра Шестуна. Датировано оно 12 июня 2010 года.

«…Рапорт об увольнении из органов прокуратуры был подан мной до 28 мая 2010 года (формально — по собственному желанию). Истинной причиной ухода стало мое нежелание участвовать в противоправных коррупционных действиях и оказываемое в этой связи на меня давление. С момента назначения на должность заместителя прокурора Московской области в августе 2009 года я столкнулся с массовыми злоупотреблениями со стороны руководства.

Прежде, работая в должности прокурора Можайского района, мне приходилось регулярного встречаться с фактами превышения полномочий руководителями Генпрокуратуры и прокуратуры области. Так, после возбуждения мной уголовного дела коррупционной направленности в отношении главы Можайского района Насонова В. В. я подвергся массированному давлению. Несмотря на явные признаки состава преступления, дело впоследствии было прекращено.

Однако после моего назначения на вышестоящую должность, когда я оказался в самой гуще событий, мне открылась гораздо более масштабная и страшная картина.

По сути, костяк областной прокуратуры представляет собой единую коррупционную группировку, во главе которой находится начальник Главного организационно-инспекторского управления Генпрокуратуры Синдеев Ю. М. Фактически Синдеев управляет всеми действиями прокуратуры Московской области. Прокурор МО Мохов А. М. и его первый заместитель Игнатенко А. Н. являются личными ставленниками Синдеева, так как ранее они вместе проходили службу в районных прокуратурах. Предыдущий прокурор области Замуруев С. В. в эту команду не вписался и был переведен в Центральный федеральный округ.

Данные должностные лица используют свое служебное положение в корыстных целях. На поток поставлено получение взяток, лоббирование интересов коммерческих структур, почти все прокуроры городов и районов вынуждены «решать вопросы». Любые решения принимаются только после личного разрешения Синдеева Ю. М.

Привычным явлением стало, например, оказание давления на следствие в интересах конкретных коммерческих структур или должностных лиц. На должности прокуроров городов и районов, начальников управлений в аппарате люди назначаются по принципу личной преданности или за взятки.

Одним из наиболее распространенных видов злоупотреблений является организация незаконного преследования глав муниципальных районов. Делается это для того, чтобы вынудить глав предоставить в собственность заинтересованным коммерческим структурам крупные земельные участки по заниженной стоимости.

Подобное незаконное преследование осуществляется в настоящее время в отношении глав Истринского района Щербы А. Н., Серпуховского района Шестуна А. В., Химкинского района Стрельченко В. Н. и других.

Массовым явлением стало «крышевание» полулегальных видов бизнеса. Особое распространение получило «крышевание» подпольных игровых залов, которые свободно работают сейчас практически во всех районах Московской области. За подобные действия по моей инициативе от должности был отстранен прокурор Можайского района Захаров В. И.

Хочу заметить, что с подобными фактами я никогда не мирился и всегда пытался добиваться законности принятия решений. Именно мной была оказана поддержка правоохранительным органам для защиты от необоснованного давления на главу Серпуховского района Шестуна А. В. Последнему не могли простить принципиальной позиции, выразившейся в отказе платить сотрудникам прокуратуры взятки.

В свою очередь многие главы городов и районов, уличенные в должностных преступлениях, зачастую уходят от наказания благодаря помощи прокуратуры. Так, прокурором области были фактически развалены уголовные дела в отношении главы Клинского района Постригань А. Н., главы г. Сергиева Посада Персианова С. А. и ряда других муниципальных чиновников. Десятки расследованных уголовных дел коррупционной направленности возвращаются из прокуратуры без утверждения обвинительного заключения. В результате такой позиции между прокуратурой Московской области и следственным управлением СКП имеет место системный конфликт, перешедший уже в межличностную плоскость.

Я мог бы привести еще множество конкретных примеров, когда руководители прокуратуры Московской области заставляют подчиненных принимать неправомерные решения, покрывают коррупционеров и, наоборот, преследуют честных людей. Сегодня это превратилось здесь в норму жизни.

На протяжении всего периода работы в должности заместителя прокурора области я категорически отказывался принимать участие в подобных противоправных действиях и выполнять незаконные указания руководства. Мной неоднократно заявлялось Мохову А. М., Игнатенко А. Н. о своем принципиальном несогласии с их методами работы.

В результате своей позиции я стал неугоден. В отношении меня предпринимались различного рода провокации. Дошло до того, что я был обвинен в негласном сотрудничестве с органами безопасности. Имелся случай, когда моя супруга была задержана по прилете из зарубежной поездки в аэропорту и подвергнута многочасовому досмотру. Только мое спешное вмешательство не позволило организовать в отношении нее провокации.

Долгое время я пытался сопротивляться и не хотел добровольно увольняться, так как считал, что служу закону, а не конкретным коррумпированным руководителям. Однако в конечном счете я понял, что работать в таких условиях невозможно.

Не скрою, что это решение я принял после советов со своим духовником отцом Владимиром Волгиным. В итоге мы стали жертвой клеветнической кампании, развязанной нашими недоброжелателями. Эта кампания была организована уже после подачи мной рапорта об увольнении. …»На прощание» меня решили дискредитировать как юриста, профессионала и гражданина.

В случае, если моя травля не будет остановлена, я оставляю за собой право защищать свое имя любыми законными способами. В этом случае собранные мной материалы, уличающие должностных лиц органов прокуратуры в коррупции, будут переданы мной огласке».