Сотрудник СБУ рассказал, как в зоне АТО «потрошат» людей на органы

По его словам, на Юго-Востоке действует специальная медбригада, получающая заказы от Запада

11.11.2015 в 14:35, просмотров: 48296

Тема незаконной торговли человеческими органами, изымаемыми «черными трансплатологами» в зоне АТО на Украине всплывает в СМИ периодически. Еще 29 сентября прошлого года специальный представитель ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми Мадина Джарбусынова заявила, что обнаруженные в массовых захоронениях в Донбассе тела без внутренних органов, скорее всего, стали жертвами трансплантологов. Этот вопрос был вынесен на ежегодное совещание ОБСЕ по вопросам имплементации обязательств в области прав человека. Там и было сообщено, что на востоке Украины обнаружены тела без внутренних органов, то есть, поставлен вопрос о том, что существует такая торговля. И вот новое подтверждение. В сети появилось видео, как говорится «из первых рук». Некий сотрудник СБУ, прикрывающий группу трансплантологов, чтобы спасти свою жизнь вынужден был обратиться к международной сети WikiLeaks с рассказом о том, что творилось и творится на Юго-Востоке Украины.

Сотрудник СБУ рассказал, как в зоне АТО «потрошат» людей на органы

Вот дословная расшифровка его заявления, выложенного в сеть:

«Я сотрудник безпеки (безопасности- авт.) Украины и хотел бы рассказать свою историю. С ноября прошлого года был отправлен в зону АТО. В декабре меня и еще двоих сотрудников прикрепили к специальной медицинской группе. Она называлась группой по неотложной помощи и реанимации. У нас обеспечение было очень хорошее. Мы прошли специальную подготовку на базе в Краматорске по защите и обеспечению медиков, которые спасают раненых. У концу двухнедельного обучения нас соединили с медиками и обеспечили машинами, оружием и оборудованием. У врачей были спецамбуланции, реанимобили и новейшая аппаратура. Полковник Мищенко нас проинструктировал, что мы должны оказывать помощь медикам и защищать их. Многие бойцы желают отдать свой орган перед смертью, а их близкие получат солидное финансовое вознаграждение. Он сказал, что это мировая практика, и почему не помочь своей семье, если солдат умирает. Я получал шифровки от полковника, направления, места, где шли бои и были жертвы и раненые. С медиками мы ехали на точки, местным командирам говорили шифр, и у нас был полный доступ для получения «двухсотых» и «трехсотых». Наш сотрудник Геннадий отвечал за получение согласия от раненых, которых спасти было невозможно. От таких людей изымались органы медиками, которые работали по своим инструкциям. Я им обеспечивал охрану и сопровождение. За каждого раненого или свежего трупа, из которого изымались органы, мне платили надбавку в 170 долларов. Вначале мы раненых отправляли в стационарные спеццентры, которые были созданы в Краматорске и Северодонецке. Там от умирающих изымались все органы, даже глаза, кожа и кости. Все направлялось за кордон. Я не знаю, сколько платили семьям этих жертв или платили ли вообще. С января с нами начал работать профессиональный трансплантолог Елизабет Дебрю. Она себя называла Элиз, но я, как знающий свое дело, смог посмотреть ее документы. Она полностью поменяла стиль нашей работы и невзирая ни на что, медиков нашей группы заставляла изымать органы без всякого согласия раненых. Часто она все дела сама — эта голландка за 7-10 минут могла вырезать пару почек у раненного или обожженного бойца, упаковать в спецконтейнер, который мы отправляли в Краматорск вместе с другими раненными, которые были пригодны для глубокого расчленения. В Дебальцево у нас была очень тяжелая работа в секторе Ц (С?) , в день извлекалось много органов, даже не хватало контейнеров. Помню в начале февраля только за один день отправили на базу 23 пары почек, селезенки и печени. Трупы без органов мы упаковывали в черные пакеты, вызывали прикрепленную к нам группу бойцов и вывозили на грузовиках в сторону Артемовска, где нами была подготовлена и выкопана земля для захоронения. Реальный учет никто не вел. Большинство погибших было из 128 горно-пехотной бригады. С Дебальцево мы отступали вместе с украинской армией, по ходу выполняя свою работу. Мне трудно говорить об этом, но с Дебальцевского котла направили много органов и раненых. Мы все хорошо заработали, думаю наши генералы в том числе. Мы в Краматорск вернулись 23 февраля. Эльзе часто звонили на мобильный, у нее был так же спутниковый телефон и роутер. Ей звонил руководитель из-за границы, я английский знаю хорошо, и поэтому слышал все, что она говорила. Элиз хвалили и просили улучшить качество извлечения органов. «Постараемся, Сандра!» - отвечала она. Как я установил, это была жена Михаила Сааакашвили Сандра Руловс. Она являлась реальным заказником и организатором нашей миссии. Она Эльзе говорила, что если будут проблемы, поставить в курс полковника Владимира Мищенко, а при необходимости генерала СБУ Александра. Все поменялось после визита Саакашвили в зону АТО. По поручению Мищенко я сопровождал его в Краматорск и Лисичанск 22 апреля. И после встречи-пиара перед бойцами я организовал встречу с нашей спецмедгруппой. Эта Эльза бегала вместе с Саакашвили на закрытых встречах и в Краматорске, и в Лисичанске. Саакашвили хвалил нашу медгруппу, особенно медработников, пообещал нам всем увеличение зарплаты, если мы увеличим количество и качество товара. Он органы называл товаром. Он говорил, что мы этим помогаем семьям, потерявшим своего близкого, и больным из Европы и США, ожидающих свежие человеческие органы. В итоге все пошло дьявольским путем. Тех ребят, что были захоронены у въезда в Артемовск, записали в «пропавшие без вести». Получилось так, что их просто убили. Никакие согласия не заполнялись, и их родственникам ничего не платили. В процессе перемирия умирающих было меньше, а эта Сандра все звонила и звонила, требуя выполнить заказ. Элиз со Светой и Романом органы изымали и от гражданских лиц. При обстреле города Попасный она почки и селезенку вырезала у потерявших сознание от взрыва мины девочки 12 лет и ее родного отца. Даже помню фамилию — Владимир Ляшевский. У него паспорт был в куртке и я его передал Гене. Мы тела увезли в морг. У мамы девочки ноги были отсечены осколками и она умирала от потери крови. Ей перевязали конечности жгутом и срочно отправили в медцентр для полной разделки на органы. Когда я проверил, все трое были зафиксированы как погибшие на месте бомбежки. Прямо скажу, реально идет беспощадное убийство, и я это не мог выдержать, 4 июня написал рапорт об увольнении. Меня вызвал Мищенко и спросил: «Почему увольняешься?» Я ему рассказал все, он позвонил генералу. Мищенко меня успокоил, сказал, что нужно достать трупы с мест захоронения и мне после собеседования с генералом дадут отпуск и повысят в звании. В Артемовск на изъятие трупов отправили спецбригаду из профессиональных эксгуматоров в белых спецовках. Все раскопали, тела были по четыре в одной могиле. Всего там насчитали где-то 132 трупа. Куда убрали трупы, я не знаю. 11 июня я встретился в Киеве с генералом Александром Радецким. Он меня выслушал сказал, что мне нужно отдохнуть после такой работы и продолжить уже майором. Как только я вышел из его кабинета, на меня набросились и утащили вниз. Мне показали санкцию на мой арест от прокуратуры за подделку документов и предложили подписать согласие на лечение в психиатрической больнице, иначе пригрозили отправить в тюрьму. Я их попросил отпустить на ночь домой, обещал вернуться обратно утром. За это им дал 300 долларов и 1600 гривен — все, что на этот момент имел с собой. Так же пообещал им принести еще по тысяче долларов, меня отвезли домой, деньги пришлось им дать сразу. Ну я профессионал и знаю, как сбежать незаметно и скрыться. Я решил отправить вам эту информацию и некоторые видеозаписи с эксгумации исковырянных тел, операции по изъятию органов из Краматорского центра, комнаты , где сбрасывались использованные тела. Я так же могу показать захоронения у поселка Часовня. Там захоронено примерно 97 распотрошенных тел, там где-то больше 20-ти — гражданские люди, дети и женщины. Так же примерно более 30-ти солдат ВСУ у Углегорска захоронены, но это уже под ополченцами. Я обратился к Викиликс, чтобы рассказать, какой бизнес выстроила наша власть и Саакашвили со своей жинкой. Я понимаю, заслуживаю суровую кару, поэтому не отступлю, буду бороться до конца, так как все продолжается. Моего коллегу Геннадию Гетмана, того, который оформлял фальшивые согласия и документы о пропавших без вести, назначили начальником спецмедгруппы. И каждый солдат или мирный житель линии фронта рискует попасть под скальпель этих убийц и быть расчлененным на органы. Помогите остановить все это. Я не знаю, простит ли меня Бог за такие дела».

Конечно, многие факты в изложении бывшего СБУшника выглядят натянуто. В частности, обвинения в организации преступного бизнеса и его супруги. Эти данные, скорее, похожи на организованный слив компромата против губернатора Одесской области. И даже понятно, кто его мог организовать — команда опального олигарха Коломойского, которая сейчас всеми силами борется за оставшийся бизнес с президентом Порошенко и его другом Сааакашвили. Между тем, в откровениях спецслужбиста есть факты и детали, которые довольно точно, а главное в привязке к датам и событиям, описывают деяния трансплантологов. Так что, аноним, вероятно, все же осведомлен о том, как это происходит в зоне АТО. И в этом нет ничего удивительного: ведь именно команда Коломойского курировала все, что происходило в этом регионе еще полгода назад.

Во время просмотра записи иногда создается впечатление, что человек зачитывает свое заявление по бумажке. Причем, это ощущение возникает тогда, когда речь идет о Саакашвили и его супруге. Но, возможно, человек, действительно, сначала все записал, чтобы не сбиться, а потом уже включил камеру. В записи использованы фрагменты реальных операций и эксгумации тел. Так что, аноним, видимо, обладает некоей информацией, которая могла бы заинтересовать международные органы. Если, конечно, у них есть реальное желание эту тему расследовать, а не похоронить, как это было с косовскими трансплантологами.

06:47