Марш оскорбленных сталинистов-мазохистов

На пути в СССР

28.01.2018 в 18:00, просмотров: 6910

Конечно, скандал с запретом за день до российской премьеры британской комедии «Смерть Сталина» скоро уляжется и забудется. Все в этом мире забывается. Но после него останется такой осадок, такое послевкусие, что, на мой взгляд, власти самой не то что выгодно, а просто необходимо его продолжить.

Марш оскорбленных сталинистов-мазохистов
Кадр из видео.

Лично я могу понять и даже поддержать запрет показа «Последнего искушения Христа» Мартина Скорцезе в пасхальную ночь на одном из федеральных телеканалов. (Для тех, кто не помнит, это случилось в 1997 году.) Несмотря на то что фильм этот, несомненно, является если не шедевром, то значимым произведением искусства, нарочитое время его показа и общедоступность (человек, даже не желая его посмотреть, может случайно наткнуться на него, тупо переключая каналы) для меня тогда стали аргументом за перенос (а не запрет) его трансляции на другое время. Но когда я слышу сейчас, что «Смерть Сталина» «может оскорбить чувства старшего поколения», то недоумеваю: чтобы быть оскорбленным этой британской комедией, желающему придется прийти в кинотеатр и заплатить за билет 400 рублей. За билет именно на этот фильм, в то время как у него есть возможность посмотреть идущие в соседних залах и нашумевший «Движение вверх» о советских баскетболистах и российское фэнтези «Скиф», ради которого отложили «Медвежонка Паддингтона», да и самого «Медвежонка». И это каким упоротым мазохистом нужно быть, чтобы, наслушавшись «отцов нации», пойти удостовериться и выйти с недовольной физиономией рыдая: меня оскорбили.

Не хотите смотреть, считаете, что вам не понравится, что это вас оскорбит — не смотрите. Я, например, не люблю фильмы ужасов (даже самые лучшие), и я их не смотрю. Но даже не подумаю запрещать или не советовать их смотреть своему ребенку. Потому что он свободный человек и волен сам решать, что ему нравится. Потому что он волен видеть полную картину мира, никем предварительно не отредактированную.

А закрытый показ «Смерти Сталина» для депутатов и других деятелей культуры, после которого было отозвано уже выданное Министерством культуры прокатное удостоверение, это вообще за гранью. И слова министра Мединского «многие люди старшего поколения, да и не только, воспримут его как оскорбительную насмешку над всем советским прошлым, над страной, победившей фашизм, над советской армией и над простыми людьми — и, что самое противное, даже над жертвами сталинизма» тоже. Ведь еще три месяца назад, когда против проката «Смерти» выступали только коммунисты, тот же Мединский им отвечал: «Вам бы лишь что-нибудь запретить. А у нас свобода слова». Куда же делась за три месяца эта свобода слова.

Ну выпустите фильм с возрастным ограничением по аналогии с «+18». Раз он оскорбляет ветеранов, напишите «-75». Но не стоит указывать взрослым людям, что им стоит, а что не стоит смотреть. Тем более так демонстративно. При совке хотя бы не писали, что товарищи Черненко, Суслов и Андропов прочитали «Лолиту» Владимира Набокова и настоятельно советуют вам этого не делать. А тут Михалков, Драпеко и Пожигайло (а вы вообще кто, товарищ Пожигайло? Драпеко хоть Лизу Бричкину в «А зори здесь тихие» гениально сыграла) посмотрели фильм и решили, что вам рановато. Тоже мне «совесть нации». Ваш Ленин уже сказал, как следует называть людей, претендующих на это самоназвание. Одним словом, на букву «г». Пять букв.

Ваши действия превращают патриотов, то есть людей, которые вместе с Пушкиным могут с гордостью сказать «клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал» (из письма Чаадаеву 1836 года), в заскорузлую секту тупых запретителей. Дискредитируют саму идею патриотизма.

И это хуже, чем преступление. Это ошибка.