Кому нужно излишнее нагнетание страстей в дискуссии вокруг ФПУ?

23.04.2019 в 16:13, просмотров: 1716
Кому нужно излишнее нагнетание страстей в дискуссии вокруг ФПУ?
фото: Елизавета Клушина

В интернет-СМИ была опубликована заметка о том, что школьные учителя якобы протестуют против декабрьского решения Министерства просвещения сократить Федеральный список учебников (ФПУ). Прозвучали заявления о желании начать сбор подписей и т.п.

В то же время практика показывает, что подобные кардинальные меры не нужны, зачем противопоставлять педагогическое сообщество государству?

Лаборатория образовательной журналистики НИУ ВШЭ в декабре 2018 года провела очень показательное исследование. Оно тем более ценно, что результаты являются частью дискуссии о том, насколько необходим для развития школьного образования Федеральный перечень учебников.

Итак, российским педагогам предложили поучаствовать в исследовании «Какими учебниками пользуются учителя». Каждый учитель имел возможность зайти на один из сайтов – «Комсомолка», pedsovet.org и «Директория онлайн» – и указать, какие учебники он использует в работе. Поскольку анкета собрала ответы более двух тысяч человек, можно говорить, что исследование дает достаточно объективную картину, какие учебники сегодня востребованы среди российских педагогов. Одновременно исследование показывает, насколько список самых популярных учебников отвечает ФПУ на 2019-2020 учебный год.

При этом учителей не просили оценить качество учебного пособия или выразить свое отношение к содержанию.

Исследование показывает, что по каждому предмету – от литературы до алгебры – есть 3-5 линеек самых популярных учебников, по которым преподает большинство российских педагогов. Причем ситуация, когда есть несколько популярных учебно-методических комплексов (УМК), характерна практически для всех школьных предметов.

На практике учителя не видят трагедии в сокращении линеек учебников. Например, Алла Волкова, учитель физики и информатики липецкой гимназия № 12, победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России – 2015», считает, что когда содержательные компоненты определены, нет смысла делать большой перечень учебников.

«У нас науки точные, есть определенная последовательность, есть законы. Зачем плодить по 15-20 штук учебников только ради разных картинок и разных экспериментов, которые там описаны. Суть физики от этого абсолютно не меняется. И формулировка, скажем, закона Ньютона, все равно не поменяется, от того какой автор ее опишет. Подход к преподаванию, да. Но учитель же тоже для чего-то нужен», – подчеркивает Алла Волкова. Впрочем, сокращение линеек учебников не считают проблемой и учителя-гуманитарии.

Но тогда получается, что сокращение перечня учебников не является такой уж катастрофической проблемой. Тем более что подавляющее большинство самых популярных учебников присутствует в новом федеральном перечне на 2019-2020 учебный год.

С другой стороны, исследование продемонстрировало, что российские педагоги довольно консервативны, потому что привыкли работать по проверенным учебникам. Что касается новых учебных пособий, то им требуется время, чтобы заслужить доверие учителей.

Поэтому многие российские учителя продолжают работать по учебникам, которые были исключены из ФПУ. Цифры говорят сами за себя. Например, 45 % учителей математики указали, что занимаются по учебникам Людмилы Петерсон («Математика. 1 класс», «Математика. Рабочая тетрадь» и т.д.). А ведь учебники Петерсон в свое время были исключены из перечня, их вернули в ФПУ только в конце 2018 года. И это не единичный пример. Например, 42 % учителей продолжают преподавать историю России по линейке учебников авторства А. Данилова и Л. Косулиной (например, «История России, XIX век для 8 класса» и др.).

Получается, что самый популярный учебник по российской истории – это пособие, которое было исключено из перечня еще в 2015 году.

Выходит, что никто никого не душит и не заставляет насильно преподавать только по конкретному учебнику. «Я считаю, что если учителю нужно, то идеальный учебник для себя он может создать сам, как, например, один учитель русского языка в Америке, который собрал себе учебник из тех параграфов в разных учебниках, которые он считал лучшими. Свел эти параграфы в один документ и распечатывал детям, – рассказал Григорий Назаров, учитель истории и обществознания гимназии №9 города Химки Московской области, призер Всероссийского конкурса «Учитель года России – 2018». – Конечно, не у всех учителей есть такие условия, но если для учителя действительно принципиален вопрос учебника, он может этот вопрос решить. Но важнее учителя учебник все равно не станет. Вопрос в том, насколько учебник хороший помощник».

При этом между Министерством просвещения и педагогическим сообществом идет живая дискуссия. Что называется, в режиме онлайн. И, например, история с возвращением учебников Петерсон показывает, что профильное министерство готово идти навстречу пожеланиям российских педагогов.

Наконец, самый главный вывод – исследование показывает, что Министерство просвещения держит руку на пульсе настроений педагогического сообщества. «Сейчас Министерство настолько открыто, что можно высказывать любое мнение. Каждая инициатива обсуждаема. И чем больше будет обсуждения общественности, тем больше учебник, да и любое мероприятие будет отвечать запросам», – отмечает Татьяна Шевцова, директор Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Лицей № 22» Орловской области.

«Не могу сказать, что учебники стали идеальными, потому что идеального не существует. Но работы не прекращаются. И надо сказать, Министерство просвещения в этом направлении с авторами разных издательств работают достаточно активно. И учительская общественность должна просто к этой работе подключиться, – рассказал Григорий Назаров. – Дополнить учебники комментариями, тем более что на сайте Министерства просвещения есть возможность оставлять свои предложения. Я, например, собирал у детей различные мнения, какие нужны учебники по разным классам, и эти мнения туда прикреплял. И я убежден, что сейчас «Русское слово» будет делать новую линейку учебников, «Просвещение» – освежать свою уже новую линейку, и они эти мнения будут учитывать».

И в то же время во всем мире государство стремится регулировать ряд позиций в образовании. И одна из таких позиций – это как раз перечень учебников. Все логично. Конституция закрепляет всеобщее право на образование, и государство обязано гарантировать гражданам данное право. А гарантия в данном случае – это как раз регуляторная политика. Что касается спорных ситуаций, то подобные опросы и исследования как раз и призваны сгладить «острые углы» в дискуссии между педагогами и профильным министерством, регулирующим сферу образования.

Но зачем нужны подобные заметки, создающие ложное впечатление, будто российские учителя массово выступают против ФПУ? Неужели кому-то нужно втянуть педагогическое сообщество в дискуссию, посеять сомнения и противопоставить учителей друг другу? Вместо того чтобы информировать педагогов о возможности поучаствовать в опросе и донести свое мнение до государства, раскачиваются протестные настроения.

Как гласит классическое правило, разделяй и властвуй.