Обнаглевшие захватчики подмосковного СНТ убили соседа тяпкой

«Никто из нас от такого Стародубцева не защищен»

29.05.2019 в 15:42, просмотров: 34512

Несколько лет продолжалась «соседская война» в садовом товариществе в Домодедовском районе Подмосковья. Обитатель дачного поселка вместе с братом «отжимали» у собственников землю, строили в садах загоны для своих свиней, вырубали деревья на общественных землях, а если кто-то пытался отстоять свои права, нападали и били...

Неделю назад многолетний конфликт завершился трагедией — братья Александр и Николай зверски убили 46-летнего Тимура Мустафина. Мужчину забили до смерти огородной тяпкой.

Кто виноват в том, что такое произошло? Ведь дачники неоднократно жаловались на происходящее во все инстанции, но отовсюду их посылали… Как говорится: пусть вас сначала убьют, а потом мы примем меры.

«Я услышала, как мой муж закричал: «Они Тимура затащили на свой участок!» — и с криками «убивать — так убивать» принялись за расправу», — не может прийти в себя соседка Ольга Цивиковская.

Обнаглевшие захватчики подмосковного СНТ убили соседа тяпкой

«Ценой своей жизни Тимур попытался защитить меня, — уверена Татьяна Кожина, гражданская супруга погибшего. — Ведь сначала эти двое напали на меня. Только сейчас я понимаю, что, если бы не он, они они меня бы просто забили арматурой, которой размахивали как саблей».

Видео кровавой расправы, снятое случайным очевидцем на телефон, было позже выложено в Интернет — его длительность меньше четырех минут. Именно столько времени понадобилось братьям, чтобы убить человека. Видеозапись вызвала шквал возмущений и обсуждений в Сети. Видимо, людей сильно задело за живое.

...Железнодорожная станция Барыбино, расположенная в сорока минутах езды от Москвы, в выходные - что твоя Сорочинская ярмарка. Деревенские яички и зеленая рассада продаются по сходной цене прямо с земли, толпы отдыхающего люда спешат на родные «шесть соток».

Мегаполис опустел, все дорвались до природы, до шашлыков, до тишины и покоя. И уж точно не для того, чтобы расстаться с жизнью на своей же земле.

18 мая 2019 года, когда был убит Тимур Мустафин, все было точно так же.

От станции до СНТ на такси всего пять минут, и обойдется это в 150 рублей. «К Татьяне, что ли, едете, у которой мужа убили? — интересуется водитель и, не дожидаясь ответа, продолжает: — Места красивые. Но случись что, полиции не дозовешься. У нас на восемь километров один участковый».

Телефон участкового несколько дней молчит. Поговаривают, что после случившегося его в срочном порядке перевели на другой опорный пункт. Дачники опасаются, что этим все и закончится — никто, кроме прямых виновников, ответственность за смерть Мустафина не понесет. «Стародубцев творил, что хотел, он так и заявлял: государство — это я, и ничего вы со мной не сделаете», — возмущаются садоводы.

фото: кадр из видео

Мужичонка за шестьдесят, постоянно проживающий в соседнем Гальчине, с сединой, крикливый, злой (это видно из любительских съемок соседей) — как же ему столько времени все сходило с рук? «Он никого не боялся, — утверждают соседи. — Это мы с вами опасаемся нарушить УК и понести наказание. А он знал эту систему изнутри, и что с ним никто не будет связываться».

По закону разводить свиней на территории садоводческих товариществ категорически запрещено — это нецелевое использование земли, однако Стародубцевы правилам не следовали: захватили землю Татьяны и Тимура, чтобы построить там свинарник. Завели двенадцать хрюшек. Прибирали к рукам с местных полей кукурузу, чтобы прокормить животину. Понастроили деревянных сараев. Плодили и размножали скотину, чихая на всех остальных. И все об этом знали. Но не хотели связываться: «моя хата с краю» и «мало ли что взбредет самоуправцам в голову».

Под зиму братья валили хряков и разделывали их на глазах у соседей, потом продавали мясо, еще и дешевле, чем в магазине, правда, ни о каких сертификатах на мясо и разрешениях речи не шло.

Другая соседка, Ольга Цивиковская, тоже воюет с Александром Стародубцевым давно. «На месте Тимура могли быть и мы, — считает она. — Дачу купили в 2017 году. Нас предупредили, что есть такой товарищ, который всем «отравляет кровь». Но, если честно, я не собиралась из-за межи ругаться с соседом. Ну полметра он отхватит, ну метр... Я ж не знала, что у него такие безмерные аппетиты».

фото: Екатерина Сажнева
Ольга Цивиковская показывает «границу раздора»

Один раз Цивиковские проснулись поутру — а их забор... передвинут. Окна смотрят прямо на чужой огород. Словно метастазы расползлись свинарники Стародубцева в разные стороны их дачного товарищества — захапал землю у одних, у вторых, у третьих... Отпора ему не было. «По огородам у нас бегали огромные крысы. А уж какая стояла вонь, и словами не передать, — рассказывает жена убитого Татьяна Кожина. — И еще строения эти деревянные. Мы боялись, что однажды все полыхнет».

«Я вызывала пожарных, чтобы зафиксировали нарушения. Вызывала спасателей. Сигнализировала в ветслужбу — это же противозаконно, устраивать свинарники в садоводстве. В земельный контроль сообщила о захвате участков.

Я подала в суд, чтобы отсудить свою территорию, и даже выиграла процесс. Вот только исполнять решение никто не собирался. Приставы к той же Татьяне и еще одним пострадавшим соседям как приехали, так и уехали, ломать забор, который самовольно поставил Стародубцев, почему-то не стали», — сокрушается Цивиковская.

«Че щеришься, мадам... Здесь все мое. Ты допрыгаешься, я тебя заставлю своими руками свой дом сносить», — заявил полуголый пенсионер на камеру. И тут же предложил соседке Ольге, которая снимала его из своего окна на телефон, убираться куда подальше, иначе пожалеет. «Я ему постоянно предлагала: «Саша, извинись перед людьми. Люди добрые. Тебя простят. Или все закончится плохо», — как в воду глядела Ольга.

Дачники вооружались. У той же Ольги было разрешенное аэрозольное устройство для самозащиты «Удар» — как-то попытались проникнуть к ней в окно среди бела дня. «Оружие» изъяли после жалобы Стародубцева на то, что Ольга в него стрельнула. «Когда надо, запретительный закон у нас работает очень даже хорошо», — делает выводы женщина.

«Сама убирай»

Тяпка, которой убили Тимура, до сих пор валяется во дворе. Ее пока что не изъяли. Как все произошло?

фото: Из личного архива
Погибший Тимур

В день убийства дачники созвали собрание, посвященное безобразному поведению Александра Стародубцева. Был загодя вызван наряд полиции. Стражи порядка наблюдали за происходящим, но никаких открытых действий не предпринимали.

Устраивать разборку со Стародубцевым Тимур и Татьяна не собирались, к ним пришли гости, но так уж получилось — пара оказалась в самой гуще событий. «Татьяна пожаловалась полицейским, что Стародубцев не разбирает свинарник. Тот ответил: «Сама убирай», — вот Таня в присутствии стражей порядка и пошла ломать самострой, она была уверена, что полицейские не дадут ее в обиду», — говорит Ольга.

У самой Татьяны рука до плеча сейчас — сплошная кровавая рана. На ноге металлическим прутом выдран кусок кожи. Ей надо бы в больницу, но похороны, поминки, теперь вот уголовное дело — некогда совсем. Лицо серое, как на автомате она учится произносить про своего гражданского мужа в прошедшем времени.

«Братья увидели, что я хочу сломать их сарай, и принялись меня бить куда ни попадя. Я потеряла сознание, текла кровь... Очевидно, Тимур понял, что все плохо, бросился меня спасать, сначала они лупили его арматурой по рукам через забор, потом граблями, а затем Николай и Александр затащили его на свою территорию и продолжили расправу тяпкой. «Убивать — так убивать», — кричал младший брат Коля. Кстати, он отбывал срок по молодости», — говорит Татьяна.

фото: Екатерина Сажнева
Жена убитого тоже сильно пострадала

«Полиция все это время оставалась неподалеку. Но они успели вмешаться, иначе жертв могло быть гораздо больше, Стародубцевы и на моего мужа замахивались, — продолжает Ольга. — Тимур умер сразу, ему перебили гортань и проломили череп».

Весь процесс был запечатлен на видео — какие еще нужны доказательства вины?

02:00

«Ты убил из-за куска земли! Кто же ты после этого? Ты даже не раскаиваешься?!» — доносится истошный женский крик, лицо женщины в кадр не попало. Это Ольга, или Татьяна, или кто-то еще. Сам убийца спокоен. Пожимает плечами и уходит прочь.

Приехавший усиленный наряд полиции забрал с места происшествия обоих братьев. Татьяна даже не попала в тот день в больницу. «Сказали: сначала похороните мужа, а потом сходите в медпункт за освидетельствованием», — разводит она руками.

В эту субботу все дачники снова съехались на свои фазенды. На повестке дня главный вопрос: как жить дальше, если Александра отпустят и их ад продолжится. «Мы уверены, что он попробует все свалить на младшего Николая и опять выйдет сухим из воды», — опасаются люди.

«Никто из нас от Стародубцева не защищен»

Председатель садового товарищества что есть сил лупит в рынду, созывая всех на собрание. Ждут районное начальство, может быть, хоть оно объяснит, почему не предпринимались никакие меры воздействия для наведения порядка по отношению к Александру Стародубцеву. И решит наконец, чтобы восстановить всем соседям их участки в положенных границах.

Толпа бурлит. У людей накопились вопросы.

«Я боюсь, что Стародубцева отпустят. А ведь он меня тоже чуть не убил несколько лет назад, — рассказывает еще одна дачница Людмила. — Напал с такой же тяпкой. Она у него заточена как лезвие бритвы. Если бы мать меня не оттолкнула в сторону, я бы сейчас здесь не стояла».

— Из-за чего возник спор?

— Тоже из-за участка, который был захвачен. Я и в милицию обращалась, но они говорили, что состава преступления нет — это наши соседские дела. Отлежала я в больнице 14 дней, если бы это был 21 день, то признали бы «средний вред здоровью», а так уголовное дело возбуждать не стали», — восклицает потерпевшая.

«Никто из нас от такого Стародубцева не защищен», — ругается симпатичный мужчина-садовод. «Куда мы только не обращались, все бесполезно. Пока Тимура не убили, наше дело никому не было интересно», — говорит другая дачница.

Защищать братьев пришел только один их здешний друг. Пожилой мужчина с палочкой казался очень расстроенным. Но к толпе не подходил. «Я не снимаю с Александра вины, конечно, убивать людей нехорошо, но те и сами виноваты, не надо было его провоцировать», — осторожно, чтобы другие не услышали, говорит тот.

«Вы, что ли, вместе пили?» — предполагаю я. «Да он совсем не пил, все работал, зарабатывал. Тогда как эти, — кивок в сторону соседей, — только балаболили и с ним судились, мешали жить человеку, вот он и не выдержал».

«Произошло несчастье. От всего отдела полиции приношу вам свои соболезнования. В том числе и за участкового, который обслуживал территорию, я не знаю, почему он так реагировал. Сейчас началось следствие, и вы все будете вызваны на допрос, даже те, кто ничего не видел, но имеет желание высказать свою точку зрения», — инструктирует дачников приехавший «от всего начальства» заместитель начальника отдела полиции Барыбина подполковник Тарас Воробьев.

«У вас ко мне какие-нибудь вопросы есть?»

Татьяна Кожина трясется мелкой дрожью. Ей бы полежать в больнице. Она вся на адреналине и поэтому сразу не находит нужных слов. «Как мне жить дальше, скажите?» — возмущается она.

«Только давайте не будем оперировать неподтвержденными фактами, подождем окончания расследования», — продолжает офицер полиции. Он обещает, что от наказания виновный не уйдет. Он сам все силы приложит для этого. Так обычно и говорят. Особенно когда непоправимое уже случилось...

фото: Екатерина Сажнева
В субботу на собрание дачников приехала с объяснениями местная полиция.

Ольга Цивиковская трясет передо мной кипой бумаг. Это отписки из разных инстанций по пенсионеру-оккупанту.

Получается, бездействовала полиция. Бездействовал суд. Бездействовали пожарные. Бездействовали ветслужба и приставы. Никто не пытался вникнуть в проблему. Предупредить преступление, не доводить дело до беды. «Если бы хоть раз этого человека соответствующие органы заставили жить в рамках закона, как они это умеют делать, то трагедии бы не случилось», — уверена Ольга Цивиковская.

«Стародубцев просто оборзел, он понял, как можно удобно жить в нашем государстве. Когда все службы начинают работать только после того, как произошло страшное. А ведь до этого никто и пальцем не пошевелил», — пессимистично настроены граждане. В то, что справедливость восторжествует и виновные получат по заслугам, они не верят до сих пор.

Хорошие люди — москвичи. Только дачный вопрос их испортил. Пресловутые «шесть соток», за которые то здесь, то там идут бои местного значения. Борьба не на жизнь, а на смерть за несколько метров спорной территории — как границы двух независимых государств. Кто прав, кто виноват? Ведь смертоубийство в Северке-2 далеко не единственное, на словосочетание «соседские войны» в Интернете выпадают сотни ссылок из разных уголков нашей страны.

Братья Стародубцевы пока находятся в СИЗО. Правоохранительные органы считают, что никто до суда их на свободу не отпустит.

А на папином участке уже вовсю орудует дочка Стародубцева. Общаться с соседями или хотя бы попросить у них прощения за то, что натворил отец, она, судя по всему, не собирается. Неужели война продолжится? Вот только будут ли в ней победители...